РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 8177 -  |  
Шрифт


Государственные предприятия и компании, связанные с правительством

Большинство восточноазиатских стран проводит приватизацию госпредприятий. Вместе с тем в Китае и странах Юго-Восточной Азии, при том, что общее количество государственных предприятий сокращается, те из них, которые остаются, нередко становятся не только лидерами национальной экономики, но и сильными игроками на мировой арене, единственное исключение Филиппины, где государственные предприятия сосредоточены большей частью в сферах инфраструктуры и коммунальных услуг.

Чтобы нарастить их капитал, правительства зачастую предлагают частным инвесторам, как отечественным, так и зарубежным войти в долю. Вместе с тем, государство сохраняет за собой контрольный пакет акций, это краеугольный камень его политики. Создание или, по меньшей мере, попытки создания группы динамичных, ориентированных на мировой рынок предприятий, контрольный пакет акций которых принадлежит государству, является одной из наиболее заметных экономических тенденций в Восточной Азии начала XXI в. Аналогичные процессы происходят и в Индии.

В Китае такие компании все еще называют госпредприятиями - ГП, а в странах Юго- Восточной Азии обычно используют термин «компании, связанные с правительством» -КСП. Вряд ли было бы уместно определять эти компании как «третий сектор». «Третий сектор» обычно означает относительно равное партнерство между государственными и частными владельцами, в то время как здесь государство является главным действующим лицом. Это скорее «государственные компании с участием частного капитала».

В целом же, участвует частный капитал или нет, в названных странах региона формируется широкий слой государственных компаний, играющих по правилам рынка. Возникает вопрос - не являются ли такие компании вполне типичными и для экономики других регионов, в первую очередь Европы? Например, французскому правительству принадлежит доля акций Рено, а правительству Нижней Саксонии в Германии Фольксвагена. Может быть, азиатские страны просто идут по тому же пути? Отчасти это так. Но есть, как минимум, два важных отличия.

Во-первых, в европейских странах существуют вековые традиции свободного предпринимательства. Даже тогда, когда количество госпредприятий достигало максимума, частный бизнес играл определяющую роль в экономике. В Китае же и государствах Юго- Восточной Азии богатых традиций и сложившейся идеологии свободного предпринимательства нет, как нет и такого сильного, как в Европе, частного сектора.

Напротив, широкомасштабное участие государства в экономической жизни считается нормой. В отличие от многих европейских госкомпаний, восточноазиатские ГП и КСП с самого начала были государственными, а не частными предприятиями, которые потом национализировали. Все это создает основу для того, чтобы они и далее играли ведущую роль во «все более рыночных» экономиках названных стран в гораздо более значительных масштабах и на более длительном временном отрезке.

Во-вторых, в Китае и государствах ЮВА, как и в некоторых других странах с нарождающимися рынками, появился новый тип государственной компании - инвестиционный холдинг, который часто называют «суверенным фондом по управлению активами, богатством». Интересы таких холдингов распространяются на все более широкий круг отраслей во все более глобальном масштабе. В Европе и в целом в «старых развитых экономиках» такой тип компании распространения не получил. Здесь мы рассмотрим основные черты восточноазиатских ГП и КСП и новейшие тенденции их развития.

«Почти» как частные компании
В настоящее время правительства восточноазиатских стран стремятся развивать ГП и КСП как автономные бизнес-организации, которые должны быть конкурентоспособными на внутреннем и мировом рынке. Это означает серьезный сдвиг. Ранее, за исключением Сингапура, миссия госпредприятий заключалась, прежде всего, в том, чтобы вносить вклад в достижение определенных целей государственной политики: таких, как формирование, развитие или поддержка какой-либо отрасли, обеспечение рабочих мест или даже содержание школ, больниц, детских садов и т.д. Рыночная эффективность, т.е. в конечном итоге прибыльность, не рассматривалась как первый приоритет.

Теперь подходы изменились. Правительства требуют от госпредприятий высокой прибыльности, эффективности управления и роста капитализации. На ключевые, включая высшие, руководящие должности назначаются профессиональные менеджеры с опытом работы в частном бизнесе, многие из которых получили образование на Западе. Они работают под сильным давлением как «требовательного» собственника государства, так и рыночной конкуренции. Их реально могут попросить уступить свое место другим, если не будут достигнуты ожидаемые результаты.

Такие госпредприятия все чаще напрямую конкурируют с частными компаниями и, опровергая привычные стереотипы, нередко выходят победителями. Одна из основных причин состоит в том, что у госпредприятий лучше управленческие кадры, которые, что может показаться неожиданным работают под более сильным конкурентным давлением, чем менеджеры частных фирм.

Дело в том, что в госпредприятиях этого нового типа основным критерием найма менеджеров являются их профессиональные навыки, в то время как высшее руководство «классической» азиатской компании разумеется, это семейный бизнес, все еще состоит в основном из членов семьи основателя, его родственников и близких друзей. Поэтому требования к квалификации и способностям оказываются менее жесткими, и даже если показатели работы компании невысоки, замена менеджеров остается за рамками возможного.

Появление сильных госпредприятий, ориентированных на мировой рынок, привносит новую составляющую в международную конкуренцию. Как только среди глобальных игроков появляется когорта мощных ГП и КСП, «поле равных возможностей» для всех исчезает. Ведь, несмотря на то, что ГП и КСП работают «почти» как частные компании, ряд принципиальных различий сохраняется. В отличие от частных компаний, в ГП и КСП вкладываются государственные средства. Они не могут обанкротиться или быть поглощены, если на этот счет не принято правительственного решения. Кроме того, когда они инвестируют за рубеж и пытаются поглотить крупные компании в ключевых секторах экономики, это может затрагивать интересы безопасности стран-реципиентов.

Таиландская компания РТТ
Таиландская компания РТТ является государственным нефтяным, газовым и нефтехимическим холдингом, принявшим активы Нефтяного управления Таиланда в октябре 2001 г. Она производит 10% ВВП страны и находится среди 300 крупнейших компаний мира по уровню капитализации. Это одна из наиболее прибыльных компаний Азии. В 2007 г. она получала 10% своих поступлений от зарубежных операций и планировала удвоить этот показатель в течение пяти лет.

РТТ занимается разведкой, добычей, переработкой и транспортировкой нефти, а также добычей и переработкой природного газа и газоснабжением. Она владеет перерабатывающими и нефтехимическими заводами и сетью заправочных станций как в Таиланде, так и за рубежом. Разведка и добыча нефти осуществляется в странах Ближнего Востока, Африки и Юго-Восточной Азии. Добыча нефти внутри страны, около 12,5 млн. т в год составляет меньше одной трети ее общего объема. PТТ Exploration and Production - подразделение компании, занимающееся разведкой и добычей нефти, активно работает в Алжире, Египте, Индонезии, Иране, Омане и Вьетнаме.

РТТ целенаправленно использовала свободные денежные средства и существенную часть прибыли для значительного расширения масштабов своей деятельности в сфере нефтехимии и нефтепереработки, а также для строительства заводов по сепарации газа и увеличения мощностей нефтепроводов.

Стратегия РРТ, озвученная ее генеральным директором Прасертом Бунсумпуном, мало чем отличается от стратегии динамичной частной компании. «Наша стратегическая цель, говорит он, заключается в том, чтобы создать первоклассную таиландскую транснациональную компанию, .... ведущую интегрированную энергетическую и нефтехимическую фирму региона, которая имеет прочную базу в Таиланде и расширяет позиции на мировой арене». Он также подчеркнул, что приоритетом для РТТ является эффективность капитала и высокое качество управления.

Работа компании началась с реструктурирования «множества инвестиций в нефтепереработку, нефтехимию, производство электроэнергии и другие предприятия с целью максимизации рыночной стоимости и снижения рисков посредством интеграции и диверсификации, а также обеспечения стабильного притока наличности».

Значимым событием в истории РТТ стало приобретение 50% акций компании Thai Petrochemical Industry 2006 г., имевшей огромные долги. Эффективное госпредприятие поглотило дышавшую на ладан частную компанию.

Государственные инвестиционные компании-холдинги
Еще одна разновидность ГП и КСП - инвестиционные компании-холдинги, имеющие интересы в самых разных отраслях экономики и все более активные на мировой арене. Их часто называют инвестиционными подразделениями, дословно «инвестиционной рукой» правительств. Такое предприятие должно быть прибыльным и действовать на чисто коммерческой основе.

В настоящее время одной из наиболее мощных компаний этого типа является сингапурская Temasek Holdings. Она была создана в 1974 г. для управления государственными инвестициями в КСП. Единственным держателем ее акций остается министерство финансов. Деятельность компании распространилась на чрезвычайно широкий спектр отраслей, в числе которых - телекоммуникации, СМИ, банковские и финансовые услуги, энергетика, инфраструктура, общее машиностроение, производство медикаментов и биотехнология. Один из ключевых элементов стратегии Темасек активная глобализация. Внутренние и зарубежные активы холдинга примерно равны друг другу. К 2005 г. его глобальный портфель ценных бумаг превысил 100 млрд. долл. В самом Сингапуре он владеет акциями ведущих компаний, среди которых Singapore Airlines, одна из крупнейших авиакомпаний в мире по уровню рыночной капитализации, SingTel, Development Bank Of Singapore крупнейший банк Юго-Восточной Азии и Keppel, один из мировых лидеров в сфере тяжелого машиностроения.

За рубежом Темасек приобрела акции Bank of China, Construction Bank of China, индийской ICICI Bank, индонезийского Bank Danamon, Telecom Malaysia и российской телекоммуникационной фирмы Амтел. Компания объявила о своем намерении иметь треть инвестиций в Сингапуре, треть в развитых страны и треть в развивающихся.

В Малайзии аналогичных государственных инвестиционных холдингов семь. Самый крупный из них - Khazanah Nasional, основанный в 1993 г. Его главой является премьер-министр. Наиболее масштабные инвестиции осуществляются в таких сферах, как финансы, телекоммуникации, коммунальные услуги, информационные технологии, транспорт и автомобильная промышленность. Khazanah является держателем акций более 50-ти компании. В их числе как ведущие малазийские фирмы, Malaysia Airlines, Telekom Malaysia, DRB-HICOM и, до последнего времени, национальный производитель автомобилей Proton, так и иностранные компании, японская Miyazu Seisakusho, индонезийский Lippo Bank и индийская Infrastructure Development Finance Corporation. В начале 2012 г., однако, было объявлено, что DRD-HICOM выкупит у Khazanah контрольный пакет акций Proton, любимого детища архитекторов политики господдержки отраслей с тем, чтобы ускорить развитие отношений рынка и конкуренции.

В Китае созданный в 2007 г. суверенный инвестиционный фонд China Investment Corporation стал символом финансовой мощи страны. Он управляет суммой в 200 млрд. долл. из валютных резервов страны и ищет объекты инвестиций по всему миру. В число этих объектов попадают и тяжеловесы такого уровня, как Морган Стэнли.

Заключение

Азиатский кризис заметно ускорил трансформацию роли государства в экономике стран региона. Во-первых, радикальным образом изменились отношения государства и бизнеса. Во времена «восточноазиатского чуда» государство направляло, поддерживало и охраняло национальные частные компании в целом и устанавливало особо тесные связи с отдельными отраслями, компаниями, конгломератами, семьями и кланами. Крупным компаниям и бизнес-группам была фактически гарантирована государственная поддержка и протекция в любой ситуации. В результате структурных реформ, ускоренных азиатским кризисом, такие связи оказались разорванными или, по крайней мере, заметно ослабли.

Во-вторых, распределение ресурсов стало в большей мере определяться рынком. Роль государства как создателя, защитника и стимулятора конкретных отраслей снижается.

В-третьих, ключевым направлением государственной политики по всему региону становится стимулирование инноваций. Здесь, наряду с финансовыми стимулами, все большее значение придается информационным и консультативным услугам, созданию необходимой инфраструктуры, координации деятельности компаний, исследовательских центров и других участников инновационного процесса, формированию кластеров, подготовке кадров.

В-четвертых, в годы «восточноазиатского чуда» правительства стран региона отдавали приоритет индустриализации и развитию городских районов как основной составляющей процесса развития в целом. Это способствовало увеличению разрыва в доходах и уровне жизни городского и сельского населения, породив в развивающихся странах Восточной Азии новые серьезные социальные противоречия. В настоящее время в большинстве восточноазиатских государств модернизация сельского хозяйства и в целом сельских районов стала одним из первых приоритетов экономической политики.

В-пятых, в Китае и государствах Юго-Восточной Азии, за исключением Филиппин, госпредприятия и «компании, связанные с правительством», заняли ключевые позиции в экономике и активно выходят на глобальную арену. В этом отношении экономические системы этих стран существенно отличаются от западных. Правительства отводят таким компаниям ведущую роль в повышении конкурентоспособности национальной экономики. В то же время государство создает экономическую среду, в которой ГП и КСП должны работать как автономные самоокупаемые бизнес-организации, в полной мере участвующие в конкуренции как внутри страны, так и за ее пределами. Во многих из них значительная доля акций принадлежит частным инвесторам. Для менеджеров первым приоритетом является прибыльность компании и максимизация ее рыночной стоимости.

В принципиальном плане трансформацию роли государства в экономике восточноазиатских стран можно охарактеризовать следующим образом. В целом поле государственного вмешательства сужается. Сужается постольку, поскольку сильнее становится частный сектор и быть может, самое главное - появляются и усиливаются мощные группы интересов, стремящиеся к тому, чтобы государства в экономике было «поменьше». К этому добавляется влияние глобализации и складывающихся «глобальных стандартов», требующих следовать принципам рыночной экономики, обеспечивая равные условия для всех производителей и продавцов независимо от отраслевой и национальной принадлежности. Идти по этому пути все более настойчиво требуют международные организации типа ВТО и МВФ. Все чаще это становится условием при заключении соглашений о свободной торговле.

Вместе с тем на этом суженном поле государство вмешивается в экономику, в том числе на уровне отраслей, настолько активно и широко, насколько это возможно или, иными словами, насколько оно в состоянии такое вмешательство «пробить», преодолевая сопротивление как внутри страны, так и вовне. И тут частные компании «не возражают» и не упускают своего шанса в случае, если такое вмешательство сулит им субсидию, дешевый кредит, налоговую льготу или иную форму поддержки.

Иногда приходится слышать, что экономический взлет Восточной Азии, особенно Китая, и, мягко говоря, серьезные трудности, испытываемые в настоящее время Западом, говорят о том, что сегодня экономическая модель, предполагающая активное участие и руководство со стороны государства, доказала свое превосходство перед моделью, где главенствуют рынок, частный сектор и «свободная конкуренция». Иными словами, говоря упрощенно, что «государственный капитализм» одерживает верх над «либеральным».

Это не так. Очевидно, что экономический динамизм Восточной Азии, особенно после азиатского кризиса, обеспечивался как раз благодаря тому, что государство допускало в экономику все больше рынка, все больше частной инициативы и конкуренции и что экономические системы в регионе эволюционировали, вбирая в себя все больше элементов западного, прежде всего англо-саксонского капитализма.

Иными словами, Восточная Азия, включая Китай, добилась своих успехов не потому, что в ее экономике государства «больше», чем на Западе, а потому, что она сумела перестроить свои экономики так, чтобы его стало меньше и чтобы оно все более действовало на рыночных принципах. Экономическая система сегодняшнего Китая, как и «похожих» на него азиатских стран это уже не государственный капитализм, а смешанная экономика, основанная на разных формах собственности, где роль частного сектора растет на глазах, характерно, например, что громадное положительное сальдо торгового баланса Китая создается, прежде всего, домашними частными компаниями; у компаний с участием иностранного капитала профицит меньше, а государственные предприятия являются крупными нетто-импортерами.

Особая тема, на которую выводит разговор о роли государства - это демократизация. В Восточной Азии перемены, происшедшие в этом направлении, огромны. Если до 1990-х годов в регионе преобладали так называемые «диктатуры во имя развития», то в настоящее время большинство его основных стран - это демократии, причем такие, где по результатам выборов правящие партии периодически сменяют друг друга. Там, где главой государства является президент, Южная Корея, Тайвань, Индонезия, Филиппины, на президентском посту также сменяют друг друга лидеры, представляющие разные политические силы.

В Сингапуре и Малайзии при том, что формально система является демократической, сменяемости власти нет и до последнего времени быть не могло. Правящие, соответственно, Партия народного действия и Объединенная малайская национальная организация удерживают монополию на власть равных условий для деятельности разных политических сил нет, и в ход пускаются разнообразные способы зажима оппозиции. Однако и в этих двух странах на последних, на данный момент, парламентских выборах правящие партии потеряли немало голосов. Что касается Малайзии, то здесь открылась реальная возможность перехода от демократии «без сменяемости» к демократии «со сменяемостью» власти.

В Китае и Вьетнаме правящие партии на данном этапе говорить о демократизации отказываются. Но это потому, что еще не пришло время: пока им «удобнее» удерживать власть, сохраняя авторитарную систему. Тем не менее, и здесь стремление общества к демократизации становится все сильнее, а конфликты «народа и власти» обретают подчас весьма острые формы.

В то же время невозможно игнорировать тот факт, что Компартия Китая пошла весьма и весьма далеко по пути самореформирования, сначала отказавшись от идеологических догматов, потом разрешив бизнесменам пополнять ее ряды, а в последнее время, подчеркивая право народа высказывать свои претензии к власти и обязанность власти относиться к этим претензиям, по крайней мере, со вниманием.

Помимо КПК, в стране действует восемь политических партий, признающих и «одобряющих» ее руководящую роль. Наш прогноз: со временем Компартия даст, не сможет не дать им возможность действовать в более широких масштабах, становясь более заметными и постепенно превращаясь в квази-оппозицию: «квази» здесь означает возможность полемизировать и высказывать альтернативную точку зрения по небольшим частным вопросам при «согласии» по крупным стратегическим.

Где-то в начале следующего десятилетия возможно проведение парламентских выборов, на которых будут конкурировать представители разных партий. Сначала КПК будет их выигрывать с подавляющим преимуществом. В долгосрочной перспективе, однако, возможен тот же постепенный переход к демократии «со сменяемостью» власти.

Наконец - тоже немаловажное обстоятельство, начало демократизации в Мьянме означает, что в регионе теперь больше нет ни одной военной диктатуры. С точки зрения политической системы и характера политического режима явной «белой вороной» остается только КНДР.

Очевидно одно: высокие темпы экономического развития и рост богатства в странах Восточной Азии привели к тому, что в определенный момент, по сути, в каждой из них во главу угла встает или встанет вопрос о демократизации и плюрализации общества. Для того, чтобы рост продолжался, власти было и есть необходимо находить на него достаточно убедительные и устраивающие общество ответы.

 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................