РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 8404 -  |  
Шрифт


Процесс интернационализации российских нефтегазовых компаний - частных и государственных, имеет в значительной степени противоречивую природу. С одной стороны, проникновение российского капитала в экономику других стран является объективной тенденцией и, в принципе, должно приносить нам определенные выгоды. В равной степени объективным является стремление нефтегазовых компаний к расширению и диверсификации за счет приобретения активов внутри страны - т.е. путем слияний и поглощений. Со всем этим трудно поспорить. Но с другой стороны, происходит отток финансовых ресурсов, который усугубляет и без того непростую инвестиционную ситуацию в отечественном нефтегазовом секторе. Негативные последствия вполне очевидны - замедление темпов роста добычи нефти и газа, неспешная модернизация нефтеперерабатывающей отрасли, недостаточное развитие газификации и проч. Как соотносятся названные выше выгоды и издержки для экономии России? Что перевешивает? Объективных оценок на данный предмет не существует.

Возможно, по этой причине государство занимает весьма неопределенную позицию в отношении инвестиционной политики нефтегазовых компаний. С одной стороны, поощряет или, по крайней мере, не сдерживает экспансию и процесс дальнейшего укрупнения ведущих компаний, а с другой стороны, ставит перед нефтегазовым бизнесом внутренние задачи, требующие постоянного, и довольно быстрого, наращивания производственных инвестиций. Т. е. государство подает бизнесу в значительной степени взаимоисключающие сигналы, не создавая при этом действенных стимулов для повышения инвестиционной активности в НГС. А такие стимулы необходимы, если учесть фактор рентабельности инвестиций и связанных с ними рисков. Если бы капитальные вложения в добычу и переработку углеводородов всегда приносили компаниям гарантированную прибыль, превышающую доходы по альтернативным инвестициям, вряд ли бы с такой остротой стоял вопрос о недофинансировании вложений в профильные сферы деятельности внутри страны.

Весьма характерным в этом отношении выглядит пример «паритетной дойки», которую устроили «Роснефть» и «Газпром нефть», на равных владеющие компанией «Томскнефть» - основного производителя углеводородного сырья в Томской области. За период 2004-2011 гг. удельный вес «Томскнефти» в разведанных запасах нефти на территории области снизился с 70 до 60%, а в добыче углеводородов - с 70 до 50%. Величина инвестиций в расчете на 1 т добытой нефти у этой «дочки» двух госкомпаний втрое ниже, чем у независимых производителей, работающих в Томской области, и в 1,6 раза ниже, чем в среднем по нефтяной отрасли Российской Федерации - хотя еще 5-6 лет назад имела место обратная пропорция. Расходы на геологоразведку в расчете на добычу 1 т углеводородов у «Томскнефти» составил всего 30,8 руб., что в 5 раз ниже, чем в среднем по российскому НГС - 153 руб./т н.э. При этом считается, что продукция «Томскнефти» реализуется только на внутреннем рынке, и таким образом средняя цена реализации нефти оказывается в полтора с лишним раза ниже, чем например у «Роснефти». Вполне очевидно, что такая «экономная любовь» материнских компаний к своему «чаду», т. е. откровенное недоинвестирование, лишает «Томскнефть» серьезных перспектив развития в будущем.

В процессе интернационализации российских нефтегазовых компаний есть немало настораживающих моментов. Пример ведущих энергетических корпораций мира, изначально позиционировавшихся как нефтяные компании, показывает, что их лицо в настоящее время определяют следующие черты: технологическое лидерство в наиболее сложных с технико-технологической точки зрения сегментах деятельности - морская добыча углеводородов, глубокая переработка нефти; наличие мощного нефтехимического крыла в структуре перерабатывающего производства - объемы выпуска продукции сопоставимы с показателями крупнейших химических компаний мира; масштабное проникновение в сектор электроэнергетики на базе газового топлива; формирование и весьма интенсивное развитие научно-технологического и производственного кластеров в сфере альтернативной энергетики; высокая эффективность корпоративного управления, экологическая и социальная ответственность. Любая нефтегазовая компания, претендующая на то, чтобы присоединиться к элите глобальных энергетических лидеров, просто вынуждена следовать заданному «образцу для подражания».

В качестве примера успешной трансформации из «рядовой» нефтяной компании в глобальную энергетическую корпорацию можно привести историю норвежской Statoil, которая сопоставима с «Роснефтью» по объемам добычи углеводородов. Также как и «Роснефть», Statoil является одним из крупнейших в мире поставщиков сырой нефти, а помимо этого - вторым по значению, после «Газпрома» поставщиком газа на европейский рынок; владельцем крупнейшей в Скандинавии розничной сети по продаже нефтепродуктов и одним из лидеров продаж в странах Балтии. Однако не эти параметры и даже не величина выручки и капитализации позволяют норвежскому нефтяному гиганту позиционироваться в качестве глобальной энергетической компании. Т.е. именно технологическое лидерство в сложных сферах деятельности позволяют Statoil считаться одной из глобальных энергетических компаний, несмотря на то, что по своим масштабам она заметно уступает таким «грандам», как ExxonMobil или British Petroleum. Кстати, формирование в 1990 г. альянса с BP для осуществления международной деятельности можно считать первым крупным шагом Statoil на пути становления как глобальной компании, и как первое серьезное признание обоснованности этих намерений.

Технологическое лидерство в сочетании с эффективностью менеджмента является одним из важнейших факторов, определяющих конкурентоспособность компании. Поэтому современная глобальная компания - это не просто корпорация, оперирующая и владеющая активами в различных регионах и странах мира. Данная формулировка не раскрывает тех оснований, которые позволяют той или иной компании оперировать в различных регионах и странах мира и в различных сегментах энергетики. Таким основанием, по мнению автора, является именно конкурентоспособность. Поэтому глобальные компании - это компании, конкурентоспособные в глобальном масштабе. Для глобальной компании присутствие в той или иной точке мира, в том или ином сегменте деятельности определяется не фактором возможности - доступности сегмента, в том числе на основе политической поддержки «своего» государства, а фактором целесообразности - тем, насколько это выгодно самой компании.

Говоря о конкурентоспособности в контексте глобализации важно отметить, что для глобальных компаний не существует разделения понятий конкурентоспособности на внутреннем рынке и на рынках других стран. Можно даже утверждать, что для глобальных компаний все рынки в известном смысле являются внутренними. В этом отношении выявляется специфическая проблема российских компаний, претендующих на статус глобальных, которая связана с отсутствием полноценной конкуренции на внутреннем рынке. Сказанное относится не только к отечественному энергетическому рынку, а к российской экономике в целом, которая занимает 66-е место в мире по уровню конкурентоспособности - по оценке экспертов Всемирного экономического форума. Низкая конкурентоспособность российской экономики обусловлена множеством факторов и, в том числе, неэффективностью внутреннего рынка и слабым развитием конкуренции внутри страны.

По этой причине довольно сложно говорить, например, о применимости опыта развития ведущих зарубежных компаний в российских условиях и для российских компаний. Становление нынешних глобальных лидеров как таковых, включая приведенную выше в качестве примера норвежскую компанию Statoil происходило и происходит сейчас в совершенно иных экономических условиях и в иных институциональных рамках. Сказанное относится не только к частным компаниям, но и близким аналогам «Роснефти» - бразильской Petrobras или китайским SNPC и PetroChina, да и Statoil тоже принадлежит к числу акционерных компаний со смешанным капиталом, подконтрольных государству.

В равной степени сложно представить мотивации для «Роснефти» как и для любой другой российской компании к технологическому лидерству и повышению эффективности производственной и коммерческой деятельности, если к этому ее не будет подталкивать ежедневная и ежечасная конкуренция. Крайне трудными в плане реализации выглядят и задачи по диверсификации производства - развитию химического и энергетического сегментов, если для этого нет реально действующих экономических стимулов, а также полноценной инфраструктурной основы, создать которую силами одной компании практически невозможно. «Роснефть» вряд ли сумеет составить серьезную конкуренцию на финансовых рынках той же бразильской Petrobras, если государство не будет адекватным образом участвовать в инвестировании осуществляемых и планируемых компанией проектов - при том, что эти проекты зачастую имеют не только корпоративное, но и общегосударственное значение - например, проекты развития «большой» химии и гелиевого производства.

«Газпром» в своей зарубежной деятельности зачастую сталкивается не только с проблемами конкурентного свойства, но и с ожесточенным политическим сопротивлением европейских стран-потребителей российского газа. Уж слишком крепко приклеился к нашей компании ярлык «государственного монополиста», что отпугивает и правительства и коммерческие структуры многих газопотребляющих стран, предпочитающих получать российский газ «оптом» на границе не допуская монопольного поставщика до газораспределительных систем. Поэтому современные успехи «Газпрома» на конечных газовых рынках достигнуты главным образом благодаря государственной политической поддержке, а не вследствие собственной конкурентоспособности и привлекательности для потребителей. Определенную роль сыграла и внутренняя конкуренция между европейскими газовыми компаниями, например в Германии, где «Газпрому» в сфере дистрибуции природного газа удалось создать совместное предприятие WINGAS с компанией Wintershall.

Самостоятельная продажа газа непосредственно конечным потребителям у «Газпрома» не слишком велика. В 2013 г. дочерними газпромовскими компаниями было реализовано 3,7 млрд м3 газа коммерческим и промышленным потребителям Великобритании, Франции и Чехии. Крайне низка доля «Газпрома», а значит и России в целом на высоко мобильном и конкурентном рынке СПГ - в 2013 г. объем реализации составил 2,3 млн т, но это - всего лишь 1% на мировом рынке СПГ по итогам 2013 г. При этом общее производство и отгрузка СПГ в рамках проекта «Сахалин-2» составили 10,6 млн т, из которых 0,96 млн т продано «Газпрому» по долгосрочному контракту.

Как следствие, «Газпром» сегодня хоть и является глобальной компанией, но напоминает, образно говоря, птицу с подрезанными крыльями. Без масштабного выхода на рынки конечного потребления газа и других видов энергии, без овладения технологиями производства и маркетинга СПГ «Газпром», как Россия в целом, оказывается в роли сырьевого придатка стран-импортеров энергоресурсов на Западе и на Востоке. Расширение деятельности без серьезного изменения ее качественных характеристик приведет лишь к тому, что «Газпром» на мировом энергетическом рынке станет еще более крупной «птицей» с еще меньшими шансами «взлететь высоко в небо».

Отсутствие должной «конкурентной выучки» не позволяет чувствовать себя достаточно уверенно на зарубежных рынках и частным российским компаниям, ведущим экспансию «на свой страх и риск». Тот же «ЛУКОЙЛ» в основном оперирует в сфере оптовых продаж нефтепродуктов - соотношение между оптовыми и розничными продажами в 2012-2013 г. составило 11:1 и за последние 6 лет заметно ухудшилось. В рассматриваемый период времени объем оптовых продаж вырос в полтора раза, а розничных сократился на 3%. «ЛУКОЙЛ» является крупным «игроком» на национальных рынках Финляндии, Болгарии, Румынии, Кипра, Турции, балканских стран, которые по европейским меркам не относятся к числу первостепенных. А вот в США, похоже, «ЛУКОЙЛу» живется не особенно уютно - в последние годы компания постепенно сворачивает свою активность на американском рынке, распродав почти ¾ принадлежавших ей автозаправочных станций и отказавшись от планов по приобретению НПЗ.

Почему так происходит? На первый взгляд ответ выглядит просто: компании невыгодно работать на американском рынке. Но по большому счету это означает, что «ЛУКОЙЛ» уступает в конкурентной борьбе другим поставщикам из-за относительно более высокого уровня издержек либо имеет чересчур большой «аппетит» в отношении рентабельности продаж на высококонкурентном рынке. Ведь США - это, к примеру, не Болгария, где российская компания единолично владеет единственным НПЗ и контролирует четверть розничного рынка нефтепродуктов. Но и в Болгарии «ЛУКОЙЛ» чуть было не поплатился за свои монопольные «замашки» и не потерял лицензию на торговлю нефтепродуктами из-за того, что не успел своевременно подготовиться к изменению национальных технических регламентов, - видимо, уповая на свою значимость для болгарского рынка и в надежде получить отсрочку. Расчет «ЛУКОЙЛа» не оправдался: лицензия все-таки была отозвана, даже невзирая на возможные последствия для внутреннего рынка страны, и восстанавливать ее пришлось в судебном порядке.

При участии в зарубежных добычных проектах российским ведущим компаниям в плане технических решений и новшеств зачастую нечего предложить странам-собственникам ресурсов. По данной причине мы вынуждены в основном ориентироваться на второстепенные или «маргинальные» ресурсные рынки Венесуэлы, Вьетнама, Ливии, Экваториальной Гвинеи и т.п. Но кроме того, даже получив права на реализацию какого-либо проекта российские компании во многих случаях де-факто становятся «титулодержателями», а реальные работы выполняются иностранными сервисными фирмами. Например, «ЛУКОЙЛ» выиграл тендер по проекту «Западная Курна - 2» в Ираке, но передал работы по восстановлению и бурению скважин в субподряд известной американской компании Baker Hughes.

Поэтому в контексте интернационализации российских нефтегазовых компаний в настоящее время уместно говорить, пожалуй, только о соответствии наиболее общим формальным признакам, сформулированным выше. Для реального же становления любой компании в качестве одного из глобальных энергетических лидеров требуются серьезные изменения экономических и институциональных рамок деятельности в отечественной экономике, что является прямой прерогативой государства.

Публикуемый материал является фрагментом из книги "Нефтегазовый цугцванг. Очерки экономических проблем российского нефтегазового сектора"; Автор книги Владимир Шмат

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................