РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 8360 -  |  
Шрифт


«Зеленая» экономика, имеющая целью сохранение природной среды как обязательное условие развития экономики и рассматривающая экономический рост как зависимый компонент природной среды, появилась в качестве нового направления в экономической науке как противовес традиционной «коричневой» экономике, характеризующейся расточительством природных ресурсов, сравнительно недавно - два десятилетия назад. Обычно подчеркивают, что она стоит на стыке экономики, философии и ряда прикладных наук и политико-экономических течений. Согласно общепризнанному мнению функционирование такой экономики должно уменьшать риски для окружающей среды и экологический дефицит.

Как считают, история «зеленой» экономики, которая требует координации действий национальных правительств в мировом масштабе и невозможна без участия государства в регулировании бизнеса, началась с предложения Дж. Тобина, советника правительства Дж. Кеннеди, предложившего в 1972 г. такую меру экономической политики, как специальное изъятие в виде отчислений в объеме 0,1-0,25% доходов, получаемых в результате финансовых транзакций, для помощи развивающимся странам и параллельного ограничения валютных трансграничных спекуляций.

Хотя это предложение вошло в историю экономической науки как налог Тобина, Нобелевскую премию он получил за предложения по решению внутренних экономических проблем - «За анализ состояния финансовых рынков и их влияния на политику принятия решений в области расходов, на положение с безработицей, производством и ценами». Несмотря на то что предложения Тобина были встречены более чем прохладно, в XXI в. они явно пришлись ко двору. В результате европейского долгового кризиса ЕС стал искать дополнительные источники доходов, и в качестве одного из них Францией и Германией предлагался налог Тобина как налог на финансовые транзакции, который и был принят в 2013 г. И если во времена предложения Тобиным налога, от идеи которого он затем отказался, речь шла о 150 млрд долл. США с операций, проводимых в мировом масштабе, то теперь только в ЕС сборы от налога оцениваются в 30-35 млрд евро в год.

Но этот налог, регулирующий мировой финансовый сектор, не имеет прямого отношения к современной «зеленой» экономике, их объединяют лишь глобальный охват мировой экономики и социальная направленность этого проекта, которая становится все более ценимой как антиглобализационными силами, так и рыночной Европой, стремящейся к максимальной эффективности при соблюдении интеграционных интересов.

Теперь крупнейшие фирмы в различных секторах экономики - от косметики до продуктов, от фармацевтики до легкой промышленности стремятся получить право на «Эко-знак» и «зеленую» маркировку хотя бы части своей продукции. Казалось бы, исследования окружающей среды, начавшиеся еще в начале 1970-х гг., и важность ее влияния на развитие человечества и обратного процесса - влияния человеческой деятельности, вмешательства человека в природу как имманентную черту его существования и развития, очень скоро должны привести к появлению такого экономического направления, как экологическая или «зеленая» экономика. Но этого так быстро, как ожидалось, не произошло.

Первая международная конференция по проблемам окружающей среды была проведена ООН в 1972 г. В ней участвовали и представители нашей страны, например Д. И. Валентей, руководитель Центра народонаселения МГУ, где под влиянием этой конференции начались исследования взаимосвязей окружающей среды и демографических процессов. На Стокгольмской конференции впервые на международном уровне рассматривались взаимосвязи экономического развития и состояния окружающей среды. В 1980-е гг. много дискуссий проходило вокруг проблемы защиты озонового слоя; в 1992 г. прошла Конференция ООН по окружающей среде и развитию, и только через 40 лет на конференции «Рио + 20» впервые обсуждались проблемы «зеленой» экономики, соединив их, как теперь принято в большинстве документов всемирных организаций, с задачей искоренения бедности.

Возникает вопрос: почему понадобилось 40 лет для полного осознания синтетической проблемы и универсальности взаимосвязи «экологии-экономики-развития»? Ведь важность сохранения окружающей среды для выживания человечества, минимизации вредных последствий индустриального развития для природы и опасность ее загрязнения была не просто доказана учеными, но и признана большинством государств. Замедленная реакция на эту проблему объясняется, как нам представляется, несколькими причинами. Во-первых, безусловным или абсолютным на тот момент превалированием в мире экономических интересов и, во­вторых, существованием двух общественных систем.

Одна из них вначале считала себя непричастной к загрязнению окружающей среды, считая виновником частнособственнический интерес и с сомнением относясь к важности экологической составляющей как новой модели развития, придуманной для защиты интересов «чуждой» системы. И это несмотря на то что один из крупнейших марксистов К. Каутский еще в 1910-х гг. писал о том, что с ростом господства человека над природой растет и тенденция к нарушению ее равновесия.

Кроме того, инерционность сдвигов в отношении к идее и в формулировании политики, несущей что-то принципиально отличное от простого экономического роста, была свойственна как системе социализма в целом и развивающимся государствам, в частности, решающим задачу простого выживания, при которой не до таких «эмпирий», так и крупному индустриальному бизнесу, сразу определившему, что такой переход связан с огромным, трудно подсчитываемым ростом затрат на производство. Эта инерционность существовала всегда и была особенно свойственна медленно, зигзагообразно развивающимся обществам, в которых благие постулаты всегда расходятся с практикой.

Приведем самый характерный пример. Под влиянием идей Дж. М. Кейнса, теперь уже на значительном историческом расстоянии, признанном величайшим экономистом XX в. с разносторонними научными интересами и провидцем глобальных последствий политических решений, связанных с экономикой, в странах рыночной экономики стали появляться и, главное, успешно развиваться модели социально ориентированной экономики, разные, но одинаково успешные, весьма эффективные по сравнению с централизованно плановой экономикой. Последняя не могла не отреагировать, вначале включив в планы развития народного хозяйства слово «социальный», не изменив ничего, кроме введенного словосочетания «социально-экономический», а затем длительное время спустя попытавшаяся «прописать» социальный блок в этих планах, который все равно оставался вторичным, «остаточным» по признанию советских экономистов.

Такой же путь ждал бы и экологическую составляющую, так как даже в централизованной экономике было возможно поставить интересы отдельно взятого, но грандиозного проекта выше общественных интересов и ценнейшего природного объекта - национального достояния. Но ценообразование в этой системе было вещью в себе, о чем свидетельствовали «ценовые» дискуссии в Совете экономической взаимопомощи. Только в последнем десятилетии XX в. «зеленая» экономика была признана важным направлением экономики, отражающим абсолютно необходимый человечеству или современному обществу вектор развития, без которого оно способно значительно ухудшить качество жизни людей не только в развивающихся странах, по-прежнему страдающих от нехватки питьевой воды, опустынивания в результате деятельности человека, от изменения климата в результате вырубки тропических лесов и т. д.

Дебаты вокруг Киотского протокола - 1997 г., различный или противоположный подход к его идеям разных правительств одной страны или даже государственных функционеров одной страны, относящихся при этом к одной партии или одной политической элите, все последующие международные и всемирные саммиты показывают значительные разногласия, существующие в мировом сообществе, в подходах к решению проблемы «развитие человечества - окружающая среда». Это может быть межстрановое противоречие или противоречие между богатыми и бедными странами, между метрополиями и их бывшими колониями с постоянным возвращением к вопросу: кто кому должен и в чем состоит нанесенный ущерб?

При существовании двух идеологических систем в мире, на которое мы сослались как одну из причин задержки развития концепции «зеленой» экономики, вопрос об ущербе решался просто и однозначно, но в современном глобальном мире он стал, с одной стороны, исследоваться более взвешенно, а с другой, появилось много доказательств о положительных долгосрочных последствиях длительных исторических отношений между метрополией и зависимыми территориями. Например, в Демографической энциклопедии приводятся данные исследований Калифорнийского университета о более низкой детской смертности в современных африканских и наименее развитых странах других континентов, которые дольше были под управлением метрополии.

Концепция «зеленой» экономики
Наиболее радикальные выразители концепции «зеленой» экономики настаивают на том, чтобы не связывать будущее развитие человечества с экономическим ростом, но общепринятое определение «зеленой» экономики, как и экологической экономики, содержит атрибут ее направленности на устойчивое развитие без ущерба для окружающей среды.

Программа ООН по окружающей среде в 2011 г. выпустила доклад «Навстречу «зеленой» экономике: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности». Во-первых, заметим, что бедность в современной экономической системе искоренить невозможно: всегда были, есть и будут в любом обществе бедные слои населения, которые находятся в состоянии абсолютной или относительной бедности. Искоренить можно и нужно нищету населения, а также можно ликвидировать бедность в определенных социально-демографических группах населения благодаря соответствующей политике государства и бизнес-сообщества, например среди студентов или пенсионеров.

Трудность российских переводчиков докладов международных организаций состоит в том, что в английском языке большинство выражений - poverty как самое распространенное, poorness, penury, misery означают как бедность и крайнюю бедность, так и нищету. В докладе ЮНЕП употреблен термин «poverty», который переведен как бедность, хотя есть единственное специфическое выражение нищеты - penurity, но оно встречается в исследованиях и докладах очень редко.

Считается, что теория «зеленой» экономики базируется на трех аксиомах, которые носят, по нашему мнению, скорее характер постулатов. К ним относятся следующие аксиомы: - невозможно бесконечно расширять сферу влияния в ограниченном пространстве; - нельзя требовать удовлетворения бесконечно растущих потребностей в условиях ограниченности ресурсов; - все на поверхности Земли является взаимосвязанным. Последний постулат самый очевидный и взвешенный, унаследованный от первых философских построений в истории человечества, а все они в том или ином виде отстаивались Б. Коммонером, но о первоисточнике современные адепты «зеленой» экономики как-то стали забывать. Безусловным достижением «зеленой» экономики является вывод о том, что направлением будущего развития существующего мира должно быть намного более рациональное управление человеческим и природным капиталом.

Определение «зеленой» экономики
Отдельные представители и даже целое направление «зеленых» экономистов считают экономический рост недоразумением, так как он противоречит первой аксиоме; для него даже придуман термин «гроуизм» или «ростизм » - Growthism, и он, как считают эти сторонники «зеленой» экономики, нарушает деятельность экосистемы. К сожалению, во многих определениях «зеленой» экономики присутствует стандартный набор рассуждений о росте благосостояния без ущерба окружающей среде ради будущих поколений; употребляются понятия, не получившие своего адекватного раскрытия: экологические риски, экологический дефицит, природный капитал и т. д.

При этом отдельно от направления «антироста» существует течение о популяционно-демографической или демографической емкости нашей планеты, о совместимости условий земного существования лишь с определенным количеством населяющих ее людей, считая не только возможные объемы производства продовольствия, но и экологическую составляющую «равновесности» существования человечества. Об этом писал еще Д. И. Менделеев в своих «Заветных мыслях», этому посвящены работы А. и П. Эрлихов, которых так остро критиковал Дж. Тобин, считая, что идеи П. Эрлиха во многом повторяют основные положения теории Т. Р. Мальтуса, которые для него были неприемлемыми.

При современном понимании статистиками видов экономической деятельности очень трудно вычленить те из них, которые полностью или хотя бы в большей части соответствуют принципам «зеленой» экономики. В то же время Программа ООН по окружающей среде или ЮНЕП дает лаконичное, но малоприемлемое для включения в реальность определение этих секторов экономики. «Зеленая» экономика - это отрасли, которые создают и увеличивают природный капитал Земли или уменьшают экологические угрозы и риски - UNEP.

Это лишь одно из определений «зеленой» экономики, в котором, по нашему мнению, обращается внимание на основную цель этой экономики, не «примешивая» вопросы борьбы с бедностью, что делает другое определение этой же Организации, считающееся в официальных источниках - организации системы ООН и ассоциированные с ней научные и общественные организации, наиболее авторитетным.

С нашей точки зрения, это просто дань целям развития Тысячелетия ООН, девизу Всемирного банка - «Наша цель - Мир без бедности» и другим подобным, важным для современного мира, но находящимся вне зеленой экономики целям. Еще больший уклон в этом направлении произошел после «Рио + 20», где контекст борьбы с бедностью и устойчивого развития стал основным. Нам же представляется более эффективным разделение целей «зеленой» экономики и соответствующей политики и целей социального развития и борьбы с бедностью стран, характеризующихся экономической отсталостью, где ведутся этнические и клановые войны, отсутствует нормальная институциональная система и др.

Выскажем крамольную идею: реальную возможность перехода к «зеленой» экономике имеют лишь самые богатые страны. Политику уменьшения вредных выбросов и обеспечения экологически безопасной переработки отходов производства и жизнедеятельности человека могут проводить только страны с высокими темпами экономического роста - Китай, Бразилия и т. д.

По нашему мнению, будущее «зеленой» экономики нецелесообразно связывать с заявлением лидеров государств «Группы 20», предложивших «содействовать работе над методами оценки, учитывающими социальные и экологические последствия экономического развития». Это опять позиция вчерашнего дня, когда последствия в социальной и экологической областях, вызываемые экономическим ростом, лишь учитываются, а не являются основополагающими параметрами, на которых строится стратегия экономического роста и выбираются наиболее соответствующие направления макроэкономической политики. Это позиция нейтрализации уже допущенных ошибок, проистекающих из старой экономической парадигмы, смены которой требует переход к «зеленой» экономике.

Многочисленные международные форумы 2010-х гг. по вопросам «зеленого роста» и стратегии устойчивого развития не привели, по существу, к необходимым сдвигам ни в политике стран - участниц этих форумов, ни в приближении к идее главенствующей роли принципа «не навреди природе», включая природу самого человека, который слишком часто забывает, что он «не есть случайное, независимое от окружающего - биосферы или ноосферы, свободно действующее природное явление».

Традиционную - «коричневую» и «зеленую» экономику эксперты Deutche Bank предлагают различать по тому, возвращаются ли отходы обратно в производственный цикл, нанося минимальный вред природе. Нелогичное разделение, ибо и старая экономика в ее лучших предпринимательских традициях уже много десятилетий - более 30 стремится к минимизации отходов в любом производстве и к безопасной переработке для окружающей среды - уже не природной, а городской и сельской, отходов жизнедеятельности населения. Задачи «зеленого роста» в Дании, которая уходит от понятия «зеленая» экономика, четко ограничены, последовательны, а потому эффективны: это охрана окружающей среды и климата, создание условий для развития конкурентоспособного современного сельского хозяйства и пищевой промышленности, что позволит ускорить экономический рост и повысит уровень занятости.

Практическая реализация принципов «зеленой» экономики
Обратимся к данным о развитии ряда стран в последнее десятилетие, чтобы понять быстроту перемен одних и расхождение деклараций и практики у других. В 2000-е гг. Китай вынес на повестку дня самых высоких по представительству национальных форумов вопрос о переходе к новой модели экономического роста, близкой по пониманию к «зеленой», так как был очень озабочен ухудшением экологии густонаселенных районов страны и быстрым ростом энергопотребления на единицу роста промышленной продукции и ВВП.

В 2011 г., по данным ОЭСР, мы имели следующую картину, характеризующую, с одной стороны, влияние китайских решений на динамику энергоемкости национальной экономики, а с другой, картину отставания России в этой области, которое следует исправлять в ближайшем будущем. А это требует решительного перехода на новый вектор развития. По энергопотреблению на единицу ВВП среди высокоразвитых стран и стран БРИКС последнее место с самым высоким показателем занимает Исландия, предпоследнее место у России, показатель которой значительно превосходит показатели следующих за ней Канады, Китая, Индонезии, Финляндии, ЮАР. Самый лучший показатель среди стран БРИКС у Бразилии, который в 2 раза ниже, чем в России.

Лучшие показатели среди этой группы стран имеют Великобритания, Швейцария, Ирландия. В совокупности с показателем выбросов парниковых газов на единицу ВВП, самый низкий уровень которого в Швейцарии, Швеции, Норвегии, Франции и Великобритании, можно сделать вывод, что переход к «зеленой» экономике осуществляется или может быстрее других осуществиться в Швейцарии и Великобритании, имеющих к тому же долговременные традиции бережного отношения к природе. Россия же в этом списке - выбросов занимает непочетное первое место, значительно обгоняя занимающую второе место Эстонию, еще более следующую далее Австралию. Крупнейшая экономика мира, занимая восьмое место «с конца» списка, имеет показатель более чем в 2 раза ниже России.

Экспертами подчеркивается, что Всемирный экономический форум - Давос 2009 г. взял курс на «зеленую» экономику как единственный путь развития. Если посмотреть на рейтинг глобальной конкурентоспособности, составляемый этим же Форумом, который в 2014 г. возглавила Швейцария, то первые 10, а то и 20 стран рейтинга находятся впереди других стран мира и по внедрению политики «зеленого роста». Это не случайно, а взаимосвязано, поэтому России следует уделять значительно больше внимания «зеленой» экономике и, несмотря на экономические трудности конъюнктурного плана, иметь хотя бы концепцию, скажем, приобщения к этой инновации.

Глобальный рынок так называемых «зеленых» товаров и услуг составлял, по данным Worldwatch Institute, 546 млрд долл. США в 2009 г. Но это мало что говорит о самой «зеленой» экономике как новом векторе развития, тем более что расчеты рынка «зеленых» товаров очень субъективны. Значение «зеленой» экономики как глобального явления для будущего человечества заключается не только в переходе к низкоуглеродной экономике, но и в решении проблемы чистой питьевой воды для всех стран, народов и территорий, значительном снижении - приблизительно сравнимом с периодом внедрения антибиотиков, детской и младенческой смертности в странах, где она непомерно высока и уменьшает потенциальный человеческий капитал страны - ее будущее богатство. Мир может опять разделиться на части. Это будет противостояние не Юга и Севера, а чистых и грязных технологий, стран высокого уровня жизни и наименее развитых стран и территорий, стареющих обществ, добившихся высокого качества жизни, и молодых государств, где более половины населения составляют молодые поколения, с трудом находящие свое место в жизни.

У сторонников позиции, что «озеленение» экономики - путь к искоренению бедности, довольно странная логика в доказательстве своей правоты: поскольку бедные слои населения напрямую выигрывают от увеличения природного капитала, «зеленая» экономика - это средство перераспределения? Можно согласиться с тезисом, что экосистемные товары и услуги - важный источник средств существования бедных сельских общин, но создание такого производства требует больших первоначальных инвестиций, которых нет у сельских общин, тем более бедных и в бедных странах. Говоря о будущем развитии мира, некоторые представители, назовем их адептами «зеленой» экономики, утверждают, что «зеленая» экономика обеспечит такие же, если не более высокие, рост и занятость, как «коричневая». Но проблема состоит в том, что высокая занятость нужна сегодня и, следовательно, вопрос ее места в «зеленой» экономике макроэкономисты также должны решать сейчас.

Ткаченко Александр Александрович д-р экон. наук, профессор, ведущий научный сотрудник Центра исследований международных экономических отношений Финансового университета. 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................