РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 242 -  |  
Шрифт


Одним из итогов Холодной войны стало безраздельное господство в странах бывшего соцлагеря идеологии "победителей". Её символом стало словосочетание "евроатлантические ценности", указывающее на общие социально-политические ориентиры стран, входящих в Европейский союз и НАТО. Находясь в одном идеологическом пространстве с этими странами, Болгария до середины нулевых годов считала институциональное вхождение в НАТО и Европейский союз главным стратегическим приоритетом своей внешней и внутренней политики.

В НАТО Болгария вошла в 2004 г., в рамках пятой волны расширения; в 2007 г. она стала членом Европейского союза. Решение главной внешнеполитической задачи, с которой ассоциировалось кардинальное изменение обстановки внутри страны, оказало дезориентирующее воздействие на население: исчез общий императив развития, реалии социально-экономической жизни оставались далеки от европейских стандартов. Господствующая идеологическая доктрина диктовала дальнейшее углубление евроатлантической интеграции. Однако отсутствие новых чётких и однозначных ориентиров снижало действенность подобных лозунгов.

События 2014-2016 гг. - обострение отношений между Россией и "коллективным Западом", введение чрезвычайно болезненных для Болгарии в экономическом плане антироссийских санкций и ответных российских контрсанкций; иммиграционный кризис, поставивший под вопрос способность Евросоюза вырабатывать общие и приемлемые для всех членов решения и эффективно бороться с угрозами; референдум Великобритании о выходе из ЕС; наконец, победа Д. Трампа на президентских выборах в США - нанесли ощутимый удар по позициям доктрины "евроатлантизма". В то же время неправомерно переоценивать влияние названых событий на политический климат Болгарии. Двадцать семь лет интенсивного культурного, экономического и политического взаимодействия с Западом в условиях отсутствия в информационном пространстве сколько-нибудь влиятельных концепций альтернативного пути развития оказали глубокое влияние на политическую культуру страны. Кроме того, альтернативная стратегия так и не была сформулирована, что оставляет евроатлантический путь в роли гегемона болгарского информационного пространства.

Все вышесказанное доказывает только то, что отношение болгарского общества и болгарской политической элиты к проблемам и перспективам евроинтеграции нуждается в углублённом анализе. В этом контексте, как представляется, президентская кампания 2016 г. позволяет выделить спектр наиболее влиятельных на сегодняшний день мнений по данному вопросу.

В президентских выборах 2016 г. приняла участие 21 пара кандидатов - на должности президента и вице-президента. Анализировать предвыборную риторику всех 42-х участников президентской гонки не представляется целесообразным, поскольку у многих из них она носит явно маргинальный характер, и их заявления не дают никакого представления о реально происходящих в обществе процессах. Наибольший интерес представляют высказывания семи кандидатов, получивших наиболее высокие результаты в ходе первого тура выборов - больше 3 %. Их позиция имеет значение не только в силу электорального успеха, но также и потому, что именно её в ходе кампании наиболее активно тиражировали национальные СМИ.

Наиболее лояльную в отношении евроатлантической интеграции позицию ожидаемо занял кандидат от Реформаторского блока Трайчо Трайков. Партии, объединившиеся вокруг его кандидатуры, известны как последовательные защитники прозападного курса в болгарской политике, начиная ещё с первой либеральной партии постсоциалистической эпохи - СДС - Союз демократических сил. Характерным для этих партий является акцентирование не геополитической, а идеологической роли евроатлантических структур, которые представляются оплотом демократии, прав человека, законности, экономического благосостояния и пр. Все прочие государства, не входящие в этот "клуб избранных", рассматриваются как потенциальные носители разнообразных "пороков": коррупции, клановости, авторитаризма и пр. Крайняя идеологизированность такого взгляда проявляется в том, что разногласия внутри "демократического лагеря" не предполагаются в принципе, т. к. не может быть двух "правильных путей". Ещё одной чертой этой доктрины является принципиальное приятие глобализации, подразумевающей, в частности, уничтожение любых национальных барьеров с целью полного восприятия опыта ведущих стран.

Трайчо Трайков, выдвинутый кандидатом от Реформаторского блока, не является членом ни одной из входящих в него партий. При первом правительстве Борисова Трайков был министром энергетики. Он запомнился, среди прочего, критикой начатых предыдущим болгарским правительством совместных с Россией проектов в сфере энергетики - нефтепровода "Бургас-Александруполис", атомной электростанции "Белене" и газопровода "Южный поток". В некоторой степени отмену этих проектов можно считать "успехом" проводимого им курса.

В качестве кандидата в президенты Трайков был выдвинут партиями Реформаторского блока как компромиссная фигура после затянувшихся дебатов между членами объединения. Трайков является достаточно яркой личностью, чтобы устроить всех игроков и на равных конкурировать с другими кандидатами. Результаты голосования в целом подтвердили правильность расчёта - на фоне общего спада популярности реформаторов Трайков сумел объединить 5,87 % избирателей.

В одном из первых своих интервью, 9 сентября 2016 г., Трайков чётко обозначил своё видение взаимоотношений Европы и Болгарии. Отвечая на вопрос ведущего о роли Болгарии в иммиграционном кризисе, канди- дат от реформаторов заявил: "роль Болгарии - быть внешней границей Евросоюза. Когда мы говорим о Европейском союзе, это не „они" - это „мы". Задача наших управленцев и политиков - обеспечить всю необходимую поддержку... для обеспечения надёжной защиты границ Европейского союза, а не Болгарии".

В ходе официального представления в качестве кандидата от реформаторов Трайков обозначил приоритеты должности президента: "Президент может... усилить и подчеркнуть место Болгарии в ЕС и НАТО - как главнокомандующий. Он должен защищать наше достоинство от бесцеремонного натиска некоторых государств, привыкших навязывать свою волю. Нет никаких эмоций в исполнении этого долга. Не имеет значения, идёт ли речь о союзнике, освободителе или соседе. Болгария превыше всего, когда дело доходит до имиджа или интересов нашей страны". В этом высказывании интереснее всего расхождение между буквальным смыслом сказанного и тем содержанием, которое в политкорректной форме старается донести его автор. Речь идёт о защите национальных интересов именно от "некоторых", весьма конкретных государств, в то время как вопрос о защите болгарских интересов от союзников по ЕС и НАТО даже не подразумевается, несмотря на кажущуюся амбивалентность высказывания.

5 октября 2016 г. Трайков призвал правительство Борисова "остро отреагировать" на заявление Президента России В. В. Путина о расторжении договора с США об утилизации плутония. В этом заявлении российский президент называл условием возобновления договора сокращение военной инфраструктуры и численности контингента войск США, размещён- ных на территории стран НАТО, вступивших в альянс позднее 2000 г. Кандидата от реформаторов возмутило, что "...президент единственного государства в Европе, которое после Второй мировой войны позволило себе оккупировать чужую территорию, позволяет себе указывать, каким вооружением должна располагать Болгария - член НАТО и Европейского союза". Здесь нам важна не оценка внешней политики России, а отношение к членству в ЕС и НАТО как к показателю едва ли не нравственному. Сам факт того, что президент такого государства, как Россия ставит условия "члену НАТО и Европейского союза", в глазах Трайкова является "скандальным".

Как уже говорилось выше, любые претензии на "неевропейский" путь развития для реформаторов являются синонимами беззакония и неэффективности. Так, своё неприятие совместных с Россией энергетических проектов Трайков представляет как "сопротивление запланированной миллиардной краже, реализуемой через „Южный поток", и грабежу, заложенному в проекте АЭС „Белене"". Однако "у мафии есть не только адвокаты - у неё есть также и судьи, и прокуроры. Они довершили начатое, когда я ушёл". Другими словами, несоответствие данных проектов нуждам евроатлантической интеграции автоматически переводит их в разряд неэффективных и грабительских, а их сторонников делает купленными или лично заинтересованными в разворовывании бюджета.

Характерной чертой предвыборной кампании Трайкова являлся акцент на приверженности идее евроатлантической интеграции. Это даёт нам возможность видеть в результатах голосования степень популярности самой идеи в столь резком её выражении. По итогам первого тура выборов за кандидата от реформаторов отдали свои голоса 224 734 избирателей - 5,87 % всех голосов.

Кандидат от правящей на тот момент партии ГЕРБ Цецка Цачева в ходе предвыборной гонки демонстрировала несколько более умеренный вариант евроатлантической ориентации. 20 октября 2016 г. в интервью Агентству "Рейтер" Цачева заявила, что "не существует альтернативы членству Болгарии в Европейском союзе и НАТО", что на посту президента она будет "гарантом этой ориентации" и не допустит "отклонения от пути, который мы выбрали - ЕС и НАТО". Если для Трайкова членство в ЕС является критерием, относительно которого оцениваются политические деятели и целые государства, то для Цачевой членство Болгарии в ЕС - это объективная реальность, которая не ставится под сомнение, однако и однозначным ориентиром всё же не является. Так, в том же интервью Цачева высказывается за вступление Болгарии в Шенген и еврозону "когда она будет полностью готова". Здесь она вступает в проти- воречие даже с лидером своей партии Б. Борисовым, который незадолго до этого заявил, что Болгария уже готова. Опуская вопрос о реальном соответствии Болгарии европейским стандартам, отметим только особенность подхода Цачевой: углубление евроинтеграции рассматривается ею как процедура, к которой необходимо подготовиться, а не как самоцель, достижение которой является вопросом "верности принципам".

В целом Цачева не сомневается в целесообразности выбранного Болгарией евроатланического пути, но она считает возможным аргументировать эту целесообразность внешними факторами - в отличие от Трайкова, для которого дополнительные аргументы не имели смысла. "Для процветания наших городов необходима стабильность и безопасность. Мы должны двигаться и дальше по евроатлантическому пути. В этом сложном мире государства, такие, как наше, не могут обойтись без друзей. У нас есть друзья в лице ЕС и НАТО". "Нет альтернативы членству Болгарии в ЕС и НАТО, потому что наша страна должна и дальше пользоваться европейской солидарностью". Другими словами, Цачева разделяет "мы" и "ЕС", тогда как Трайков настаивал на их полном слиянии.

Хотя зависимость между отношением Цачевой к перспективам евроинтеграции и её результатом на выборах нельзя назвать линейной - в отличие от Трайкова, для Цачевой более значимыми оказались другие темы, тем не менее, стоит отметить, что кандидата с подобной риторикой поддержали в первом туре 21,96 % избирателей - 840 635 чел., во втором - 36,16 % - 1 256 485 чел. Этот результат можно трактовать двояко: с одной стороны, Цачева являлась лидером президентской гонки и проиграла только во втором туре; с другой стороны, сравнение с результатами парламентских выборов 2014 г. показывает, что в первом туре она не смогла мобилизовать даже электорат собственной партии. Тем не менее, представляемая Цачевой позиция относительно евроатлантической ориентации является на данный момент одной из наиболее популярных.

Особую важность имеют предвыборные заявления победившего кандидата Румена Радева. В первом туре за него проголосовали 973 754 чел. - 25,44 %, во втором - 2 063 032 чел. - 59,37 %. Как и в отношении других кандидатов, за исключением, может быть, только Трайкова, его результат на выборах в большей степени связан с внутриполитической проблематикой, нежели с вопросами внешней политики и, в частности, евроинтеграции. Тем не менее, его заявления имели большой резонанс в национальных и не только СМИ, и их влияния на симпатии избирателей полностью исключить нельзя.

Одно из первых и наиболее резонансных заявлений Радева по вопросам отношения с Евросоюзом и НАТО сделано им 1 октября 2016 г.: "Необходимо пересмотреть наше участие в НАТО и ЕС, так, чтобы мы могли проводить активные решения". Это заявление вызвало множество вопросов, так как некоторые увидели в нём заявку на евроскептицизм. Радев был вынужден сделать уточнение, что он выступает за пересмотр не членства, а характера членства в этих союзах. "Мы должны быть активны и с ясной позицией, которая будет работать и в наших интересах, и на пользу этих союзов".

За день до первого тура выборов, 4 ноября 2016 г., Радев ответил на вопрос журналистки о его отношении к евроинтеграции. Приведём его полностью.

Журналистка: "Одно из главных опасений у людей, которые симпатизируют Вам, но не хотят Вас поддерживать, вызывает именно поворот в сторону России. Как Вы можете им гарантировать, что не произойдёт изменения в евроатлантической ориентации Болгарии?"

Радев: "Это не опасения, а сознательно распространяемая манипуляция. Я неизменно говорю, что членство в НАТО и ЕС является стратегическим выбором. Но еврофильство не означает русофобию. В настоящий момент отношения с Москвой не удовлетворительны. От этого страдаем мы, не Россия".

Во время теледебатов, состоявшихся в преддверии второго тура выборов, Цачева заявила, что мировая пресса видит в Болгарии двух кандидатов в президенты - прорусского и проевропейского. Цачева спросила Радева, кем из них он считает себя? Реакция Радева показала, что для него этот вопрос оказался весьма неудобным. Он постарался уйти от однозначного ответа, но в итоге дважды произнёс, что считает себя проевропейским кандидатом. Когда же Цачева спросила, как в таком случае его позиция по Крыму вписывается в позицию Евросоюза по данному вопросу, Радев ответил, что вписывается "ровно так, как надо": он разделяет принципиальную оценку событий 2014 г., но считает необходимым искать решение "дипломатически, рационально, не закрывая глаза" на существующую реальность.

Можно сделать следующий вывод. Радев признаёт и даже приветствует евроатлантический курс Болгарии, однако не считает, что общее мнение Евросоюза должно приниматься безоговорочно как руководство к действию - "членство в ЕС и НАТО - не мантра". Возникает вопрос: где, по мнению Радева, проходит та черта, после которой европейская солидарность не действует? На этот вопрос в своей предвыборной кампании Радев не дал чёткого ответа. Возможно, такая неясность отчасти способствовала успеху Радева, поскольку давала избирателям возможность самостоятельно "дорисовать" его портрет в соответствии со своими взглядами.

Не меньше вопросов вызывает позиция другого независимого кандидата, бизнесмена Веселина Марешки. Внешнеполитическая тематика для него не является приоритетной: на официальном сайте, посвящённом его участию в президентской гонке, были представлены его взгляды по таким темам, как: "Болгария", "Люди", "Президент", "Референдум 2016", "Топливо", "Партии". Ни по одной из них не упоминается о проблемах евроинтеграции - если не считать утверждения, что Болгария является центрально-европейским государством, а потому имеет возможность при честном и свободном от коррупции правительстве добиться роста уровня жизни населения.

Тем не менее, в ходе предвыборной кампании Марешки несколько раз высказывал своё видение отношений Болгарии с евроатлантическими структурами. Так, он заявил, что "территориально Болгария находится в Европейском союзе, мы не можем сказать, да и вести себя так, как будто мы находимся в Азии. Кроме того, мы коалиционные партнёры НАТО, мы подписали документы, которые должны соблюдать". И, далее: "НАТО и ЕС - это взятые на себя обязательства. Человек должен соблюдать данное слово, соблюдать то, о чём договаривался, что относится и к подписанным договорам и долгосрочным обязательствам. Мы - часть НАТО и ЕС и нет причины разрывать и эти связи". То есть для Марешки, как и для Цачевой и Радева, интеграция Болгарии в Евросоюз и НАТО является данностью, причём данностью в его глазах настолько очевидной и неизменной, что на неё можно ссылаться как на научный - в данном случае - географический факт. Однако, в отличие от Цачевой, в подходе к внешнеполитическим проблемам Марешки, как и Радев, считает необходимым поставить на первое место не союзнические обязательства, а интересы Болгарии. "Наши политики наперегонки продают или дарят наши интересы налево-направо. Пришло время нам подумать о себе, дальновидно... Конечно, болгарские интересы выше всего - мы должны занимать активную позицию, чтобы защищать их, а не просто быть пятым колесом в телеге и позволять другим нас использовать".

Марешки стал главной неожиданностью первого тура выборов, получив 11,17 % голосов - 427 660 и став четвёртым по популярности кандидатом.

С похожими заявлениями подошёл к выборам и Пламен Орешарский - бывший премьер-министр Болгарии - 2013-2014 гг., получивший на этих выборах 6,63 % голосов - 253 726 чел. Здесь, однако, необходимо оговориться, что данный результат не может быть приписан собственно успеху его кампании. В первом туре выборов Орешарского поддержала партия ДПС - Движение за права и свободы, выражающая интересы турецкого меньшинства в Болгарии. Ввиду своего преимущественно этнического характера партия практически не имеет шансов провести в президенты собственного представителя. Поэтому в ходе кампании 2016 г. она приняла решение поддержать в первом туре независимого кандидата. В отличие от большинства болгарских партий, ДПС имеет возможность контролировать свой электорат, поэтому успех Орешарского объясняется прежде всего тактическим решением ДПС, а не его удачной предвыборной риторикой. Тем не менее, поддержка ДПС дала Орешарскому возможность привлечь к себе общественное внимание, поэтому его взгляды являются для нас значимыми как важная часть информационного пространства.

Свою позицию по отношению к евроатлантическому курсу Орешарский сформулировал достаточно чётко: "Президент отвечает за рационализацию внешней политики и отстаивание национальных интересов, а участие в таких блоках как ЕС и НАТО должно рассматриваться только как инструмент более надёжного обеспечения национальной безопасности и защиты национальных интересов". Исходя из подобного видения приоритетов, Орешарский считает, что в интересах Болгарии на данном этапе "закрепить свои позиции в ЕС и быть готовыми к его возможной будущей реорганизации". Другими словами, Орешарский высказался за ещё более прагматичное отношение к ЕС и НАТО, чем даже Марешки и Радев.

Ещё более сдержанную позицию в отношении евроинтеграции представил на выборах кандидат от "Объединённых патриотов - НФСБ, "Атака" и ВМРО" Красимир Каракачанов. До своего выдвижения в качестве кандидата в президенты от патриотических организаций, Каракачанов заявлял: "Это не нормально, когда какие-то чиновники, которых никто, нигде, никуда не выбирал, имеют такую власть над национальными государствами и определяют судьбу целых государств". По его словам, Европейский союз должен быть прежде всего экономическим союзом суверенных государств.

Президент Болгарии, по его словам, должен заботиться о соблюдении в первую очередь болгарских интересов. "Естественно, он должен быть патриотом, политиком, ... который может говорить „нет", когда что-то не соответствует интересам Болгарии, а не повторять как попугай общие фразы о евроатлантической солидарности".

Отметим, что ни один из вышеназванных кандидатов не позволял себе употреблять прилагательное "евроатлантический" с негативным значением.

Каракачанова возмущает поведение брюссельских чиновников, которые, "приезжая в Болгарию ведут себя, словно некие божества, а наши политики им кланяются до земли". Тем не менее, он полагает: "Болгария от членства в ЕС выигрывает больше, чем теряет. Другой вопрос, что болгарские правительства, которые находятся у власти с 2007 г. и до сих пор, не могут воспользоваться теми возможностями, которыми могли бы воспользоваться".

Во время президентской кампании Каракачанов заявил, что выступает за "Европу де Голля, Европу Отечеств и суверенных держав", а не за "Европу неолиберализма и глобализации". По его мнению, попытки бюрократов в Брюсселе насадить новую мировую идеологию - "глобальное общество" - ослабляют такие важнейшие институты как религия, семья и культура и расчищают дорогу радикальному исламу.

Позиция Каракачанова состоит в том, что выбранный Болгарией курс на евроинтеграцию подлежит оценке с точки зрения национальных интересов. Вопрос о смене курса не ставится ввиду его неактуальности: выгоды евроинтеграции, с точки зрения Каракачанова, превышают её негативные черты, однако недостатки её подлежат критике и исправлению. Главное, что необходимо отметить, так это то, что позицию Каракачанова можно рассматривать как своеобразный антипод позиции Трайкова: евроатлантический курс сам по себе теряет для Каракачанова какую-либо ценность, важны лишь интересы Болгарии. Можно сказать, что все перечисленные кандидаты занимают позицию где-то посередине между Трайковым и Каракачановым.

В результате первого тура президентских выборов за Каракачанова проголосовало 14,97 % избирателей - 573 016 чел., что сделало его третьим по количеству поданных голосов. При этом все три поддержавшие его партии на парламентских выборах 2014 г. набрали всего 11,8 % голосов - 387 363 чел. Это значит, что Каракачанову удалось привлечь голоса за пределами электората своих партий.

Позиция кандидата от партии АБВ - "Альтернатива - болгарское Возрождение" Ивайло Калфина в общих чертах совпадает с тем, что заявляют Радев, Марешки, Орешарский и Каракачанов. Он также воспринимает членство Болгарии в ЕС и НАТО как данность, не подлежащую пересмотру, но требующую корректировки роли, которую Болгария играет в этих организациях. "Мы - члены Европейского союза и НАТО, но недостаточно активные члены; мы должны были бы участвовать в формулировании позиций".

Как и Каракачанов, Калфин позволяет себе критику евроатлантических структур: "Внутри ЕС происходят определённые процессы, не до конца понимаемые гражданами стран-членов; люди о них не знают и, соответственно, не поддерживают. Пока ЕС не начнёт меняться и не станет более доступным для своих граждан, не будет ничего удивительного, если и другие страны начнут инициировать подобные референдумы о выходе". "Каждый раз, когда войска НАТО выстраиваются у границ России, Россия реагирует по одному и тому же сценарию. Чем больше НАТО давит на Путина, тем агрессивнее он реагирует".

Важная особенность позиции Калфина состоит в том, что он единственный из кандидатов позволил себе развести интересы Европейского союза и США. "В отношениях между ЕС и Россией есть и третий участник - США". И, далее: "Конфронтация с Россией может быть в интересах государств, которые находятся далеко от Европы, но для нас здесь не приносит никакой пользы".

В то же время, Калфин признаёт примат евроатлантических ценностей. "Для нас очень важно иметь глубокую и постоянную политику. Эта политика, разумеется, основывается на ценностях, которые исповедует и ЕС, и Североатлантический пакт".

В итоге, мы имеем достаточно репрезентативную картину политических настроений болгарского общества и политической элиты по отношению к евроатлантическому курсу Болгарии. Большая часть кандидатов позитивно оценивает членство Болгарии в евроатлантических структурах, воспринимая их как данность, как взятую на себя обязанность, как нечто, соответствующее национальным интересам Болгарии. Только один из ведущих кандидатов, притом, далеко не самый популярный из них - Трайков, высказался за приоритет евроатлантической солидарности над собственно болгарскими интересами. Остальные в большей или меньшей степени заявили о себе как защитниках именно болгарских интересов.

Таким образом, говоря о влиянии событий 2014-2016 гг. на отношение болгарского общества и болгарской политической элиты к евроатлантическому проекту, можно констатировать нарастающую популярность патриотической риторики, концентрирующейся в лозунге приоритета национальных интересов. Каждый из семи главных кандидатов на пост президента счёл необходимым так или иначе высказаться в этом ключе. Для наиболее приверженных идее евроатлантической интеграции национальные интересы полностью совпадают с этим процессом и в нём находят своё наиболее адекватное выражение; для других это совпадение менее очевидно, вплоть до призывов к пересмотру роли Болгарии в ЕС и НАТО.

Можно сказать, что различия в позициях кандидатов сводятся к разной доле идеологизированности: одни поддерживают евроатлантический курс потому, что считают его единственно верным, другие - потому, что видят в нём соответствие интересам Болгарии. Однако все кандидаты согласны с необходимостью не только остаться в составе ЕС и НАТО, но и углубить сотрудничество с этими структурами, наращивать своё присутствие в них. Только один из семи первых кандидатов, притом наименее популярный из них - Калфин, попытался говорить о Евросоюзе и НАТО как о геополитических игроках, выразив от лица европейцев недовольство политикой США, навязываемой Евросоюзу через евроатлантическую солидарность. Эта "антиамериканская" но не "антинатовская" или "антиевропейская" риторика не принесла ему дополнительных очков: по итогам первого тура выборов Калфин получил всего 3,28 % голосов - 125 531 чел.

Что касается движения "евроскептиков" и "антинатовцев", то можно констатировать, что по состоянию на ноябрь 2016 г. подобные лозунги в Болгарии не имеют достаточной поддержки для выхода на общенациональный уровень политики.

Подчасов Николай Алексеевич, - младший научный сотрудник Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................