РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 30208 -  |  
Шрифт


Несмотря на то что количество и интенсивность трансграничных процессов слияний и поглощений, а также осуществления новых проектов с участием ведущих компаний России в последнее время росли, анализ отраслевой структуры зарубежных приобретений свидетельствует о том, что пока большинство сделок происходит только в отдельных сферах, соответствующих лидирующим позициям «национальных чемпионов» российского бизнеса. Это касается прежде всего энергосырьевых отраслей, производства металлургической продукции и полуфабрикатов, т.е. сфер, зависящих от конъюнктуры мировых товарных рынков. 

В целом за минувшее десятилетие отечественные компании реализовали свои конкурентные преимущества в инвестиционной сфере на международном уровне пока только в нефтегазовой отрасли, горнодобыче, металлургии и отчасти в сфере телекоммуникаций, а также в области транспортных морских перевозок и портового хозяйства. Напротив, китайские, индийские и другие инвесторы из развивающихся экономик при покупке активов, особенно в развитых странах целенаправленно диверсифицировали сферы своих интересов, осуществляя капиталовложения в обрабатывающую промышленность, финансовый сектор, а также в область высоких технологий.

Такая отраслевая специализация российских ТНК в мировом движении капиталов во многом исторически обусловлена наследием советской автаркической модели планово-административной экономики, ориентированной на производство средств производства и потребности оборонно-промышленного комплекса. В ходе приватизации 1990-х гг. на основе советских гигантов в нефтедобыче, черной и цветной металлургии, а также в некоторых других отраслях были созданы крупные частные корпорации. Отсутствие реальной альтернативы их отраслевой диверсификации внутри страны укрепило эту специализацию на внешних рынках и в последующие годы.

В 2000-е гг. ведущие российские экспортеры энергосырьевых товаров и продукции первичной переработки стали обладать достаточными финансовыми ресурсами для вывоза ПИИ и зарубежных приобретений в целях оптимизации и расширения своей международной деятельности. В итоге за последние годы ряд крупнейших российских компаний как частного, так и государственного сектора, как указывалось ранее, превратились в ТНК регионального масштаба.

Как исключение, в списке крупнейших корпораций России по размерам зарубежных активов в докризисный период фигурировали промышленные предприятия, например, ОМЗ - атомное машиностроение и «Ситроникс» - электроника. Но это было обусловлено, скорее, низким пороговым уровнем стоимости активов, фактически наличием единственной крупной зарубежной «дочки» для включения в данный рейтинг, нежели последовательной инвестиционной экспансией.

Вместе с тем в истекшем десятилетии вследствие проведенных в 1990-е гг. реформ был реализован ранее не раскрытый потенциал российской экономики в новых секторах, получивших развитие в рыночных условиях. Прежде всего, речь идет о секторе массовых телекоммуникаций и информационно-коммуникационных технологий, в результате чего новые компании - «Вымпелком», «Билайн», АФК «Система» и МТС вошли в число российских лидеров в списке инвесторов за рубежом. Помимо этого, на постсоветском пространстве заметно присутствие отечественных компаний-ритейлеров, девелоперов и даже некоторых финансовых структур.

Однако в двадцатке ведущих российских ТНК по объемам зарубежных активов по-прежнему превалируют энергосырьевые или металлургические компании, в целом определяющие характер инвестиционной экспансии России. Соответственно при заключении сделок M&A или осуществлении проектов greenfi eld за рубежом отечественные корпорации преследуют преимущественно свои узкоотраслевые интересы.

Так, нефтяные концерны стремятся расширить гарантированные источники сырья и рынки сбыта, горнодобывающие компании получить доступ к дефицитным ресурсам, сталелитейные корпорации обойти протекционистские барьеры, а госкомпании ориентированы преимущественно на приобретение инфраструктурных объектов или реализацию стратегических проектов.

Финансово-экономический кризис отразился не только на динамике трансграничных сделок российских, но и на отраслевой структуре приобретаемых активов. В итоге лидирующие позиции вновь заняли нефтяные компании, зарубежные сделки которых доминировали среди других сфер деятельности. Причем активность проявили здесь новые игроки ТНК-ВР и «Роснефть», которые приобрели в 2010 г. по нескольку зарубежных активов соответственно на 2,1 млрд и 1,6 млрд долл.

Горно-металлургические холдинги в силу финансовых трудностей, связанных с выплатой долгов, и неблагоприятной конъюнктуры профильных мировых рынков, наоборот, в основном реструктурировали или продавали свои зарубежные предприятия, что заметно ослабило их позиции. Вторая волна покупок за границей после кризиса была зафиксирована у телекоммуникационных компаний и фирм, представляющих «прочие отрасли», в том числе высокотехнологичного сектора.

Таким образом, к концу 2010 г., по нашим оценкам, структура отраслевых активов крупнейших российских компаний за рубежом по стоимости была следующей: нефтегазовый сектор - более 40%, горно-металлургическая промышленность - менее 30%, телекоммуникации - около 15%, транспортные перевозки и логистика - 3%, прочие сектора - примерно 12%. В 2010-2011 гг. вновь лидировали капиталовложения за границей российских компаний в сфере нефтепереработки, в горнодобыче, в основном урановые разработки и в металлургии. С учетом приобретений крупных отечественных компаний «второго эшелона», а также среднего и малого бизнеса удельный вес телекоммуникационной индустрии и прочих секторов, включая инвестиции в операции с недвижимостью, несколько увеличился.

По оценке автора, по состоянию на середину 2012 г. в отраслевом разрезе приобретенных зарубежных активов и проектов уверенно продолжали доминировать нефтегазодобыча и нефтепереработка, примерно 45% стоимости совокупных активов за рубежом российских ТНК. На втором месте оставались сделки в области черной и цветной металлургии, хотя на ее состоянии сильно отразился минувший кризис, и доля этого сектора продолжала сокращаться, менее 30%.

На третью позицию за счет массированных приобретений, в том числе частными фондами прямых инвестиций - ЧФПИ, в посткризисный период вышла сфера телекоммуникаций и ИКТ свыше 15%, которая опередила покупки в области транспортно-логистической инфраструктуры 2% и «прочие» сектора примерно 15%, включая производство минеральных удобрений.

Российский финансовый сектор - банки, страхование, фондовый рынок в отличие от практики развитых и некоторых развивающихся стран на зарубежных инвестиционных рынках представлен незначительно в силу слабого уровня развития, низкой капитализации и соответствующего уровня конкурентоспособности. Так, в рекордном 2011 г. экспорт ПИИ банками составил всего 972 млн долл., что почти в 70 раз ниже уровня вывоза прямых инвестиций компаниями нефинансового сектора России 55,3 млрд долл . В итоге по состоянию на начало 2012 г. сопоставимыми с компаниями из Топ-25 активами по стоимости за рубежом среди отечественных банков, по оценкам автора, владел лишь ВТБ, около 10 млрд долл., за ним с большим отрывом следовали Сбербанк примерно 1,5 млрд долл. без учета Denizbank и частная инвестиционная группа «Ренессанс Капитал» менее 1 млрд долл., половиной пакета акций которого владеют нерезиденты. ГПБ как дочерняя структура «Газпрома» приобретала преимущественно непрофильные активы в материальном секторе, очевидно, в интересах материнской компании.

Более того, в посткризисный период наметилась тенденция сокращения инвестиционной активности российских частных финансовых структур за рубежом, в том числе в сфере страхования. Крупные зарубежные приобретения совершил только Сбербанк, что можно рассматривать как исключение, подтверждающее общее правило, реализующий новую стратегию интернационализации своей деятельности и обладающий фактически неограниченными для этого финансовыми ресурсами и политической поддержкой.

Так, в начале 2012 г. Сбербанк купил за 505 млн евро австрийский Volksbank International, находящийся на грани банкротства, что потребовало от покупателя размещения там дополнительно 2,5 млрд евро. В середине этого же года было заключено соглашение с финансовой группой Dexia Bank, испытывающей серьезные трудности, о приобретении ее турецкого филиала Denizbank SA за 3,5 млрд долл. После закрытия этих сделок доля зарубежных активов в общем капитале Сбербанка может достичь 9%, а прибыли до 7%. Однако только время покажет, насколько успешно Сбербанк сможет инкорпорировать новые активы в свою структуру и работать за рубежом в непривычной для себя конкурентной среде.

Приобретение ряда небольших банков в Латвии и Литве российским бизнесом в посткризисный период следует рассматривать не как международную экспансию в банковской сфере, а как форму обеспечения упрощенного выхода отечественных коммерческих структур на финансовый рынок ЕС.

Российские финансовые структуры за рубежом, как правило, фактически следуют за экспансией отечественных ТНК и предоставляют им традиционные услуги, прежде всего в Европе, но не развивают самостоятельный инвестиционный бизнес. Если же они будут работать, как другие иностранные банки, инвесткомпании и страховые институты, в том числе из стран БРИКС, это может дать синергетический эффект для развития на новой основе предпринимательской деятельности отечественного бизнеса за рубежом.

Анализ географического распределения российских активов за рубежом позволяет детально выявить основные мотивы и возможности транснационализации деятельности отечественного бизнеса и перспективы его дальнейшего развития. Как отмечалось ранее, официальные статистические данные об экспорте ПИИ из России дают искаженную картину реального положения в страновом и региональном разрезах, поэтому в данном случае необходимо использовать другие доступные источники информации, а также расчеты и оценки профильных исследовательских структур.

Согласно данным Центрального банка РФ, на начало 2012 г. свыше 81% накопленных инвестиций за рубежом приходилось на 10 стран основных реципиентов. При этом удельный вес первой тройки, Кипр, Нидерланды и Британские Виргинские острова составил 63%, а с учетом Бермудских островов и Люксембурга 70%. Доля 10 ведущих получателей прямых инвестиций банковского сектора и сектора небанковских корпораций - сальдо операций из Российской Федерации в 2011 г. достигла 81%, в том числе первой тройки Кипр, Нидерланды, Сент-Китс и Невис 55,4%. Хотя данные по географическому распределению текущих исходящих потоков ПИИ во многом носят конъюнктурный характер, например, среди ведущих реципиентов впервые появился офшор Сент-Китс и Невис, перечень данных государств и территорий практически на 80% совпадает со страновой структурой накопленных капиталовложений.

Как отмечалось выше, согласно статистике ЦБ РФ и Росстата, традиционно основными направлениями движения российских исходящих инвестиций выступали Кипр, Британские Виргинские острова, Бермуды, а также другие офшорные территории, Гибралтар, Багамы, Белиз и т.д. Указанные юрисдикции, как правило, являются лишь транзитным пунктом движения отечественных капиталов, подавляющая часть которых перетекает оттуда в другие государства.

Также общепризнанно, что ряд государств реципиентов российских ПИИ, Нидерланды, Люксембург, Великобритания, Швейцария, США и пр., на долю которых в посткризисный период приходится до 10-15% экспорта ПИИ, в силу своего либерального законодательства и льготного налогового режима в определенной мере также становятся временным местом размещения отечественных капиталов, часть которых затем инвестируется в третьи страны, сменив национальную принадлежность.

Таким образом, можно предположить, что до 60-70% объемов экспорта российских ПИИ меняют место своего приложения по сравнению с первоначальным пунктом назначения. При этом необходимо принимать во внимание, что потоки исходящих прямых инвестиций из России, зафиксированные официальной статистикой, не обязательно трансформируются в конечном итоге в соответствующие стоимостные объемы зарубежных капиталовложений.

Это обусловлено как спецификой их учета отечественной статистикой, так и вариативностью их конечного использования в процессе кругооборота российского капитала за рубежом, поэтому требуется проведение дополнительных расчетов на основе анализа различных источников информации. В посткризисный период характерной чертой экспансии российского бизнеса в географическом разрезе является увеличение доли дальнего зарубежья, прежде всего развитых стран Европы и Северной Америки, на фоне сокращения удельного веса государств СНГ. Одновременно наблюдалась тенденция к расширению проникновения отечественных компаний на другие региональные рынки, включая отдаленные Латинскую Америку и Юго- Восточную Азию.

Европейская ориентация на протяжении длительного периода времени традиционно определяла развитие внешнеэкономических связей России, поэтому естественно, что на эти государства, прежде всего на страны-члены Евросоюза, по экспертным оценкам, приходится примерно половина накопленных отечественных ПИИ за рубежом.

В течение последних 15 лет взаимоотношения между Россией и ЕС получили институциональное оформление сначала в виде Соглашения о партнерстве и сотрудничестве СПС, которое включает вопросы движения капиталов, а затем и реализации концепции четырех общих пространств, в том числе экономического. В настоящее время Россия и Евросоюз обсуждают параметры концепции Нового базового соглашения НБС, которое должно заменить действующее СПС.

Прежде всего, из-за отраслевой структуры внешней торговли товарами и услугами, экспорт и импорт России преимущественно ориентированы на европейские страны, отечественные компании будут заинтересованы в дополнительном инвестиционном обеспечении сложившихся производственных цепочек и технологических циклов, гарантированных рынков сбыта и необходимых поставок оборудования или компонентов.

Дальнейшее расширение внешней торговли и других форм внешнеэкономических связей между Россией и Евросоюзом будет способствовать увеличению российских капиталовложений. Даже с учетом роста интереса российского бизнеса к развивающимся экономикам его капиталовложения в Европе остаются весьма привлекательными и перспективными.

Отечественные компании активно покупают активы в Европе, несмотря на сохраняющееся предубеждение в отношении капиталов российского происхождения со стороны местных регуляторов и политических кругов. Например, в большинстве развитых государств мира, в том числе Европы, не могут точно подсчитать объемы российских ПИИ, так как признано, что существенная их часть приходит из офшоров или третьих стран.

При этом данный регион включает не только 27 стран членов ЕС, но также Швейцарию и Норвегию, являющиеся частью единого европейского экономического пространства, а также балканские государства и т.д. Каждая из стран данного региона имеет свои преимущества и недостатки как для некоего абстрактного российского инвестора, так и для предпринимателя, имеющего конкретный интерес.

Как показывает практика, в итоге в Европе сложились отдельные субрегиональные направления инвестиционной деятельности отечественного бизнеса с соответствующей приоритетной отраслевой специализацией. В государствах Западной Европы, например, концентрируются их нефтеперерабатывающие и металлургические предприятия. В странах Балтии, прежде всего в Литве на базе существующих мощностей российскими компаниями налаживается производство нишевых товаров, удобрения, бытовая техника, грузовики и т.д., а в государствах Восточной Европы приобретаются предприятия, продукция которых ориентирована на рынки Евросоюза.

В итоге можно выявить наиболее и наименее привлекательные для российских ПИИ страны: например, в Германии или Финляндии зарегистрировано примерно по 1,5 тысячи компаний с участием российского капитала, а во Франции официально действуют всего несколько десятков отечественных инвесторов. Естественно, в странах, где широко представлен российский бизнес, его отраслевая деятельность заметно диверсифицирована.

Причем привлекательность европейских стран для российских капиталов не всегда совпадает с тем, какие перспективы на этих рынках видятся инвесторам из других регионов мира. Это связано с отраслевыми и секторальными приоритетами отечественных компаний, с социально-политическими и историческими факторами ведения бизнеса в тех или иных государствах, а также с общим характером торгово-экономических отношений Российской Федерации с конкретной страной Европы.

Так, в сводной карте-схеме, построенной по результатам опросов респондентов, наглядно представлено отношение к российскому бизнесу в конкретных государствах Европы. Эти оригинальные данные с известной долей условности можно рассматривать как рейтинг привлекательности европейских стран для инвестиций российских компаний. Так, к числу наиболее «дружелюбных» стран в Европе, несмотря на существующие там проблемы функционирования отечественных активов, относятся Болгария, Сербия и Черногория. С формальной точки зрения перечень этих государств можно объяснить фактором панславянизма, но, скорее, это традиционная сфера деятельности отечественного бизнеса.

С другой стороны, в список наименее «дружелюбных» стран входят Великобритания, Польша и государства Балтии, хотя в этих странах, кроме Эстонии располагаются десятки российских активов, в том числе крупных. Очевидно, что в данном случае превалируют историческая неприязнь к России на генетическом уровне и сложные межгосударственные отношения политического характера. В итоге данная классификация достаточно парадоксальна и субъективна по своим результатам. Вместе с тем евроцентризм российского бизнеса, по своей сути, носит инерционный характер, что мешает логичной диверсификации инвестиционной деятельности отечественных компаний в условиях глобализации в других регионах мира.

Вместе с тем североамериканские рынки - США и Канада вышли на второе место после европейских стран как получатели прямых российских инвестиций, особенно в металлургической промышленности, потеснив с лидерских позиций государства СНГ. Причем если рынок США представляет особый интерес для отечественных горно-металлургических компаний, то в Канаде зафиксировано наибольшее количество крупных активов стоимостью свыше 1 млрд долл., приобретенных российским бизнесом. В итоге, по оценкам автора, объемы легальных отечественных ПИИ в США даже превышают масштабы американских капиталовложений, одного из крупнейших иностранных инвесторов в Россию, а в случае с Канадой российские прямые инвестиции в несколько раз больше канадских в нашей стране.

Латинская Америка, напротив, традиционно рассматривается отечественным бизнесом как удаленный регион с институциональными и коммерческими рисками, поэтому реальные активы и масштабные проекты там пока практически отсутствуют. Отдельные инвестиционные проекты, инициированные правительством России, как представляется по политическим мотивам, в формате частно-государственного партнерства в ряде латиноамериканских стран пока не показали своей экономической эффективности.

На африканском континенте в посткризисный период с российскими ПИИ складывается неоднозначная ситуация. С одной стороны, действующие предприятия в Южной и Западной Африке, принадлежащие крупным отечественным компаниям «Русал», «Ренова», «Лукойл», испытывают операционные трудности, прежде всего в силу непоследовательных действий местных властей и завышенных ожиданий российских владельцев.

Но, с другой стороны, российский бизнес наращивает свое присутствие в добывающем секторе, в различных государствах континента. Так, в 2011 г. «Северсталь» приобрела в трех странах Западной Африки несколько новых горнодобывающих активов, рассматривая африканское направление своей деятельности как альтернативу ухода с рынка США. Еще одним заметным получателем ПИИ из России после кризиса стала Турция, где крупные компании ММК, Яндекс, Альфа- Групп, Сбербанк и др. реализовали несколько проектов greenfi eld и сделок M&A в различных сферах, в том числе в ИКТ и банковском секторе. Это направление движения российских капиталов представляется логичным, учитывая достаточно высокий уровень развития и степень диверсификации двусторонних торгово-экономических связей, географическое положение Турции и ее ассоциированный статус в Евросоюзе.

Индия и ОАЭ являются относительно новыми рынками для российского предпринимательства. Хотя в данном случае речь пока идет о единичных проектах, о приобретении в 2009 г. АФК «Система» индийского оператора мобильной связи, в настоящее время деятельность компании SSTL фактически приостановлена, а также о строительстве «Металлоинвестом» металлургического завода в ОАЭ.

В последние годы при содействии государства устойчиво растет число различных российских проектов во Вьетнаме, несмотря на сложности деятельности на местном рынке. При этом соседние страны Лаос и Камбоджа рассматриваются отечественным бизнесом как сферы дальнейшей экспансии в регионе Индокитая.

Австралия, несмотря на достаточно крупные инвестиции из России, как самостоятельное географическое направление экспансии российского бизнеса значительного развития не получила. Более того, доля этого континента в совокупных зарубежных капиталовложениях России, в основном это горнодобывающие проекты сокращается под воздействием неблагоприятной конъюнктуры мировых товарных рынков и падения капитализации этих чувствительных активов.

Российские ТНК до кризиса были весьма ограниченно представлены в Китае, учитывая высокие издержки входа на местный рынок и жесткие требования регуляторов. Однако деловая среда здесь предсказуема, а перспективы для инвестирования очевидны. Фактически в докризисный период было реализовано только два относительно успешных проекта: крупнейший российский завод в Китае, который принадлежит компании «Хунжи-Акрон», специализирующейся на производстве удобрений, а также «Шанси Русал Катод» изготовление катодных блоков.

На современном этапе, несмотря на существующие проблемы, российские компании выходят более подготовленными на китайский рынок, где уже представлены в той или иной форме все сегменты отечественного бизнеса: крупнейшие ТНК и госкорпорации, частные фонды прямых инвестиций, ведущие компании «второго эшелона», а также средний и малый бизнес. Отраслевой спектр инвестиционной деятельности также достаточно широк, от добычи и переработки сырья до розничной торговли и информационно-коммуникационных технологий.

Однако при осуществлении крупных капиталовложений в Китае российские корпорации должны исходить из жесткой ориентации на местный рынок или в рамках глобальной стратегии своего развития, в целом на страны Азии. Новой тенденцией стал выход отечественного бизнеса на Гонконгскую и Шанхайскую биржи, что свидетельствует о его долгосрочном интересе к этому региону Азии.

Вопреки распространенному мнению, в том числе среди зарубежных экспертов, о том, что бизнес российских корпораций за рубежом сосредоточен преимущественно в странах СНГ, статистические данные указывают на снижение роли СНГ в размещении российских иностранных активов, и эта тенденция сохраняется в посткризисный период.

Ряд стран СНГ - Украина, Казахстан и Белоруссия, обладающие достаточно емкими и платежеспособными внутренними рынками представляют интерес для российских инвесторов, прежде всего для корпораций «второго эшелона», а также малого и среднего бизнеса. В данном случае многие из этих компаний рассматривают постсоветское пространство как удобный плацдарм для начала своей международной деятельности.

Такая стратегия обусловлена традиционными факторами, географической близостью, устойчивыми хозяйственными связями и социокультурной общностью, относительно низкой конкуренцией, а также сохраняющимся политическим влиянием России на постсоветском пространстве.

Первый этап функционирования Таможенного союза и формирования Единого экономического пространства пока привел к неоднозначным результатам в сфере потоков ПИИ из России. Объем отечественных капиталовложений в Казахстане и отчасти в Белоруссии несколько увеличился, но этот прирост обусловлен в какой-то степени перерегистрацией, сменой юрисдикции российских компаний в этих странах с более благоприятным деловым и налоговым климатом.

Вместе с тем, как представляется, перспективы расширения российских капиталовложений на постсоветском пространстве достаточно ограничены. Большинство отечественных ТНК и крупных компаний уже присутствуют на этом рынке инвестиций, а практически все привлекательные активы, которые можно было приобрести, уже куплены. Помимо этого, в регионе в последние годы усилилась конкуренция, в том числе со стороны государств дальнего зарубежья, а также просматривается противодействие принимающих стран экспансии российского капитала, включая принудительную ликвидацию действующих там российских компаний.

Подводя итог проведенного анализа страновой и региональной ориентации экспорта ПИИ из России, следует подчеркнуть, что преобладание определенных географических направлений во внешнеэкономических связях страны, включая экспорт прямых инвестиций, безусловно, оказывает воздействие на характер и ориентацию формирующейся российской модели интеграции в глобальную экономику в посткризисный период.

Однако еще большее значение имеют расширение и углубление отраслевой специализации экономики государства в мировом хозяйстве, диверсификация и укрепление позиций отечественных компаний на определенных сегментах международного рынка за пределами энергосырьевого сектора. Этим тенденциям могут способствовать, хотя и опосредованно, страновая и региональная диверсификации потоков ПИИ за рубежом.

Однако необходимо учитывать, что в условиях глобализации значительная часть вновь создаваемой стоимости, особенно высокотехнологичной продукции, формируется отнюдь не на стадии непосредственного производства продукта. Все больший удельный вес приходится на технологические, маркетинговые и управленческие звенья разветвленных трансграничных цепочек, включающих десятки и сотни фирм, как интегрированных в единые сети ТНК, так и связанных с ними долгосрочными контрактами.

Таким образом, в современных условиях ключевую роль в экономическом развитии играет вовлеченность национальных компаний в глобальные кооперационные цепочки создания добавленной стоимости, что предполагает размещение производств по всему миру в зависимости от наличия дефицитных факторов производства. При этом главное, чтобы стратегические активы были расположены на ключевых рынках и возникал синергетический эффект в транспорте и логистике.

Однако, как показывают зарубежные эмпирические исследования, большинство транснациональных корпораций мира, как развитых, так и развивающихся государств, как правило, предпочитают ограничивать инвестиционную деятельность своим макрорегионом. Это объясняется отсутствием значительных социокультурных барьеров, невысокими транспортными издержками, а также высоким уровнем информированности о потенциальных партнерах и клиентах. В сложившейся ситуации отечественным компаниям необходимо встраиваться в глобальные цепочки или создавать собственные производственные сети, что означает наличие активов и проектов в различных странах и регионах мира.

Однако эти процессы связаны для российских компаний с известными рисками и ограничениями в силу их низкой конкурентоспособности и недостаточной привлекательности России для стратегических иностранных инвесторов. Пока отечественные поставщики, как правило, являются субподрядчиками, а не партнерами глобальных ТНК. Формирование собственных производственных цепочек во многих случаях идет в одностороннем направлении: сырье и полуфабрикаты из России поставляются на дочерние предприятия в развитых государствах, где создается добавленная стоимость, а произведенная продукция реализуется на местных рынках или в третьих странах.

Хотя есть позитивные примеры: формирование элементов корпоративных производственных сетей полного цикла структурами Росатома и «Лукойлом» и отчасти горно-металлургическими компаниями «Русалом», НЛМК, «Евразом», «Северсталью» и т.д. На базовые показатели оперативной и международной деятельности российских корпораций положительное влияние оказывают альянсы или соглашения о «стратегическом партнерстве» с ведущими ТНК мира в профильных сферах, в том числе в третьих странах.

Вместе с тем не всегда подобные мегапроекты приводят к положительным результатам. Так, в начале 2011 г. Vimpelcom закрыл сделку по слиянию с египетской Orascom Telecom Holdings, в результате чего была создана бизнес-империя, шестая по численности абонентов в мире в сфере телекоммуникаций с дочерними компаниями в 20 странах Европы, Азии, Африки и Америки. Однако всего за полтора года по политическим и экономическим причинам Vimpelcom прекратил деятельность в пяти государствах, начались корпоративные конфликты ведущих акционеров, а наиболее прибыльным активом остался российский «Вымпелком».

Как показывает практика, движение ПИИ из России в целом следует за потоками товаров традиционного энергосырьевого экспорта, ориентированного преимущественно на развитые страны. Поэтому пока это вторичное, а не самостоятельное направление внешнеэкономической деятельности России. В условиях глобализации необходимо закрепляться на новых быстроразвивающихся рынках, Китай, Индия, страны АСЕАН и т.д., для которых характерен высокий, а главное устойчивый экономический рост, где опережающими темпами увеличивается внутреннее потребление, а конкуренция пока не столь высока.

Однако российский бизнес в целом пока с осторожностью относится к освоению новых рынков, в том числе в сфере капиталовложений из-за имеющихся там политических и коммерческих рисков. Вследствие этого в данном случае требуется целевая поддержка государства в различных формах с учетом специфики конкретных страновых или региональных направлений движения отечественных ПИИ.

Следовательно, дальнейшая диверсификация отраслевой структуры и оптимизация географических потоков экспорта ПИИ будут стимулировать повышение эффективности внешнеэкономического комплекса страны в целом и реализацию приоритетов социально-экономического развития Российской Федерации.

 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................