РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 10707 -  |  
Шрифт


Наступает ли у нас бюджетный кризис? Отвечать на этот вопрос с большой долей уверенности приходится утвердительно: ведь речь идет о сокращении доходной и расходной частей федерального бюджета. В Правительстве уже несколько месяцев говорят об урезании бюджета России, а 1 сентября на встрече с преподавателями и студентами Дальневосточного университета впервые о грядущем сокращении бюджетных расходов заявил Президент Российской Федерации В. В. Путин.

Министр финансов страны А. Г. Силуанов сообщил, что в 2013 г. бюджет может недополучить 1 трлн руб. В связи с этим дефицит бюджета, который должен составить 521 млрд руб., возможно, возрастет. В опубликованной бюджетной стратегии на 2014-2016 гг. впервые намечено сокращение трат на здравоохранение и образование при существенном снижении их доли в валовом внутреннем продукте страны. По последним оценкам, эти недавно составленные показатели перспективных бюджетов предстоит еще урезать на 1,6 трлн руб., что составляет около 5% всего трехлетнего бюджета.

В последние 15 лет, не считая кризисного 2009 г., столь трудное положение с государственным бюджетом страны создалось впервые. Его главная причина - стагнация российской экономики, темпы развития которой на протяжении семи последних кварталов затухают. В связи с этим Минэкономразвития России снизило прогнозный показатель прироста ВВП страны в 2013 г. сначала с 3,5 до 2,4%, а недавно - до 1,8%. Прогнозный показатель роста инвестиций уменьшен почти вдвое, а промышленного производства - почти втрое до 0,7%. Оценочный объем оттока капитала из страны увеличен с 30 до 71 млрд дол. И это при том, что проектируемая цена нефти с 105 дол. увеличена до 106 дол., а размер экспорта - с 506 до 510 млрд дол. Существенно снижены прогнозные оценки по основным показателям на 2014, 2015 и 2016 гг. В 2014 г., например, рост ВВП составит всего 2,8% - по предыдущему прогнозу - 3,7%, промышленности - 2,2, было - 3,4 и т. д.

Впервые в послекризисный период заметно сократилась прибыль предприятий и организаций. По сравнению с предыдущим прогнозом по уточненному в апреле 2013 г. прогнозу ее объем проектируется по итогам года на 12,4% ниже. В связи с этим серьезно сократятся доходы многих региональных бюджетов, где налог с прибыли является их основным источником. Негативные тренды в развитии экономики в конце концов, как мы видим, практически привели к ее стагнации. Если и дальше «плыть по течению», питая иллюзии, что мы уже построили здоровую, продуктивную, эффективную экономическую систему, которая нуждается лишь в небольших поправках, то нас ждут, к сожалению, худшие времена.

Есть коренные факторы и условия, которые тянут российскую экономику вниз. И в основном они находятся в рамках нашей системы, а не в окружающем мире. Продолжающийся уже шестой год отток капитала, который обескровливает нашу экономику, вызывает дефицит финансовых средств. За эти годы из страны ушло более 450 млрд дол. капитала - 14,5 трлн руб., почти четверть всего валового внутреннего продукта страны. Морально и физически устаревшая техническая база большинства отраслей народного хозяйства - почти 50%-ный износ всех основных фондов, 16-летний средний возраст машин и оборудования. Все это обусловливает отсталые технологии, неконкурентоспособность многих отраслей, засилье импорта в ведущих сферах экономики, огромные, быстровозрастающие затраты на ремонт и содержание изношенной техники и основных фондов. Без коренного технологического обновления нормальное развитие страны невозможно.

Устаревшая структура народного хозяйства, где преобладают добыча топлива и сырья, производство полуфабрикатов и материалов. 85% нашего экспорта именно из этого и состоит. По высокотехнологичным производствам, по развитию инноваций, по информационным технологиям, по биотехнологиям, по развитию экономики знаний - наша страна занимает 60-70-е места в мире, отставая не только от 25 развитых стран, но и от трех-четырех десятков развивающихся и постсоциалистических стран, большинство из которых находятся на более низком уровне экономического развития в сравнении с Россией.

Экономика знаний - наука, образование, информационные и биотехнологии, здравоохранение - самый главный локомотив социально-экономического развития - в России производит только 15% ВВП, в Западной Европе - 35, а в США - 45%. Отставание катастрофическое! Сокращение доли образования и здравоохранения в ВВП, запланированное на 2013-2016 гг., приостановит и без того невысокие темпы развития экономики знаний.

Крайне низкие, по сравнению с другими странами, норма инвестиций, ее доля в ВВП - около 20% в сравнении с 30-35% в развивающихся экономиках. Инвестиции - это вложение в будущее. И наша страна в связи с необходимостью технологического обновления, перехода к прогрессивной структуре народного хозяйства, создания современной инфраструктуры и комфортного жилья, приоритетного развития экономики знаний особенно нуждается в серьезных инвестициях. А внутренние источники таких инвестиций отсутствуют, так как в финансовой системе страны преобладают «короткие» деньги, а фонды «длинных» денег в банковской сфере, в сфере страхования, накопительные пенсионные фонды, паевые фонды и другие крайне малы. Инвестиционный кредит и рынок капитала не развиты.

С каждым годом все больше приходится занимать средств у иностранных инвесторов. Внешнеэкономический корпоративный долг предприятий и организаций только за первое полугодие 2013 г. вырос еще на 60,5 млрд дол. и к 1 июля достиг 628,4 млрд дол., превысив 30% ВВП, а без учета бюджетной сферы, у которой практически нет долгов, - 50% ВВП внебюджетных предприятий и организаций. Предприятия и организации России ежегодно должны возвращать иностранным инвесторам в счет этого долга более 150 млрд долларов.

Сильная и возрастающая зависимость экономики страны от экспортных цен, прежде всего на нефть, а также на газ и другие виды сырья и материалов. Доля экспорта минеральных ресурсов в общей структуре экспорта увеличилась с 53,8% - в 2000 г. до 64,8% - в 2005 г., 68,6% - в 2010 г. и 71,4% - в 2012 г. Удельный вес нефтегазовых доходов в федеральном бюджете тоже систематически растет: 32,3% - в 2002 г., 40,7% - в 2007 г. и 50,4% - в 2012 году.

При этом в последнее время цены на топливо и сырье понижаются. И поэтому в 2013 г., пожалуй, впервые за последние 15 лет, кроме кризисного 2009 г. ожидается абсолютное сокращение экспортной выручки страны при возрастающем импорте. Разумеется, есть и другие факторы и условия, ухудшающие или осложняющие наше социально-экономическое развитие. Обо всем в журнальной статье не скажешь. Но важно понять: если мы хотим ускорить социально-экономическое развитие страны, то придется пойти на кардинальные меры, чтобы устранить один за одним вышеназванные барьеры на пути прогресса.

Ухудшение общеэкономической и особенно финансовой ситуации в 2013 г. и, по существующим оценкам, в последующие годы вызвало целый поток предложений по снижению запланированных расходов бюджета. Большинство авторов видит выход в одном: сократить расходы. Как пишет один из экспертов, остается лишь понять, что именно будут «резать по живому».

Министерство финансов, естественно, является главным инициатором сокращения бюджетных расходов. Но поток предложений этим не ограничивается. «Резать» предлагают Высшая школа экономики, Минэкономразвития, депутаты, экономисты и политологи, публицисты... На фоне этих массовых хоровых предложений не слышны голоса тех, кто предлагает увеличить доходы, переложить часть расходов с государственного на частный сектор, изменить отдельные принципы формирования бюджета. Не рассматривается и вопрос о последствиях, например, снижения расходов на здравоохранение или образование. Разговор ведется о деньгах, а не о результатах развития.

Думаю, что авторы, предлагающие сократить расходы на здравоохранение, не заметили, что приостановка в первой половине 2013 г. осуществления энергичных мер по выполнению Национальной программы «Здравоохранение» впервые за последние семь лет привела - впервые после 2005 г. к некоторому увеличению смертности населения России, а не к ее уменьшению. А Россия среди стран мира по средней продолжительности жизни занимает место в восьмом десятке стран с показателем, едва превышающим 70 лет. Этого показателя развитые страны достигли почти 50 лет назад, в середине 60-х годов, а в настоящее время перешагнули 80-летний рубеж.

Из страны с самой низкой рождаемостью, когда ее суммарный коэффициент недотягивал до 1,3, в последние годы Россия во многом благодаря мерам по стимулированию рождения второго и третьего ребенка с помощью материнского капитала увеличила этот коэффициент до 1,6, превысив его значение в большинстве стран Европы. Но, по-видимому, и здесь начнется деградация, если пройдут предложения по прекращению выплат материнского капитала. Ситуация усугубляется тем, что у нас началось значительное сокращение числа женщин в фертильном возрасте и в связи с этим - в перспективе серьезно снизится рождаемость. Чтобы предотвратить новую крупную депопуляцию населения, нам надо дальше повышать коэффициент суммарной рождаемости и намного снизить смертность.

Образование - это единственная социальная отрасль в России, которая с трудом, но удерживается на достойном уровне, - по его качеству наша страна занимает 20-е месте в мире, хотя последние 50 лет пятится назад, ибо находилась в пятерке лучших стран мира... Известно, что в России пенсионная система не обеспечивает средний размер пенсий даже на уровне 40% величины средней зарплаты -минимальное требование Международной организации труда. Пенсионные условия тоже предлагается ухудшить: снизить процент индексации пенсий в связи с ростом цен, повысить пенсионный возраст, притом многие мужчины, вносящие эти предложения, добавляют, что лучше это сделать только у женщин. Минфин внес также предложение о сокращении и без того небольших субсидий производителям свинины и мяса в связи с удорожанием кормов.

В проекте бюджета на 2014-2016 гг. доля расходов на социальную политику в консолидированном бюджете сокращается с 12,7% в 2013 г. до 12,2% ВВП в 2016 г. Государственные вложения в развитие сельского хозяйства уменьшатся соответственно с 200 до 165 млрд рублей. По всем направлениям, как видно, идет наступление на жизненный уровень населения России. Апогеем предложений «резать по живому» расходную часть бюджета является предложение о всеобщем 5%-ном сокращении всех расходов, т. е. их секвестре. Сбор заявок «нарезания по живому» продолжается. И то, что происходит сейчас, по-видимому, является «цветочками» по сравнению с тем, что может быть в ближайшие несколько лет, когда по многим прогнозам, в том числе и по нашим собственным, цены на нефть продолжат возникшее в 2013 г. снижение.

Если взглянуть на обсуждение федерального бюджета страны с системных позиций, то сразу бросится в глаза, что оно оторвано от мер по ускорению социально-экономического развития. Основные усилия, как видим, здесь направлены на перекраивание статей без рассмотрения экономических и социальных результатов, которые достигаются при тех или иных расходах. И это понятно. Ведь Министерство финансов не занимается отслеживанием результатов от его деятельности. Его сотрудники сосредоточены исключительно на деньгах, например, выделяя деньги на здравоохранение, они не сопрягают их с динамикой показателей смертности, инвалидности, заболеваемости и т. п. В лучшем случае, они отслеживают число вводимых новых больниц, увеличение числа коек и т. д.

При рассмотрении проектов бюджета на 2014-2016 гг. Президент России В. В. Путин призвал сделать бюджет - бюджетом развития. Между тем расходы консолидированного бюджета на национальную экономику сокращаются с 4,6% ВВП в 2013 г. до 4,1% в проекте бюджета на 2016 г. На программу «Экономическое развитие и инновационная экономика» расходы снижаются с 122 до 114 млрд руб., на авиационную промышленность - с 56 до 54 млрд руб., на судостроение - с 22 до 19 млрд руб., на энергоэффективность - с 17 до 10 млрд руб., на информационные технологии - со 130 до 89 млрд рублей.

Подчеркнем: здесь приводятся номинальные расходы, а с учетом роста цен за этот период - более чем на 20% - в реальном выражении эти цифры будут намного ниже. Вот вам и «бюджет развития». Такого «обратного развития» в бюджетах страны даже в кризисные годы не наблюдалось. Результатами экономического и социального развития занимается Минэкономразвития, а денежным обеспечением этих результатов другое ведомство - Министерство финансов. Минэкономразвития пытается подойти с макроэкономических позиций к обеспечению экономического роста, прогрессивных структурных сдвигов, а Министерство финансов на все смотрит с фискальной точки зрения. И не случайно, а глубоко закономерно, что, представляя многотомный бюджет в Государственной Думе, Минфин не информирует ее о том, какие результаты за счет расходования этих средств по каждой из статей будут получены.

Это - коренной порок в разработке государственного бюджета страны. Как другие страны избегают этого порока? Во многих странах министерство финансов не разрабатывает бюджет. Он разрабатывается общеэкономическими органами, а министерство финансов его исполняет. Из стран СНГ такая система последовательно осуществлена в Казахстане, где министерство экономики называется - Министерство экономики и бюджетного планирования. Там, естественно, бюджет составляется вместе с результирующими показателями, на которые он нацелен. Кстати, при стагнации экономики в России ВВП Казахстана в 2013 г. увеличился на 5,5%.

С позиции управления неправильно, когда одна управляющая государственная структура и разрабатывает план, и осуществляет его, и отвечает за него, и контролирует саму себя. Именно таково у нас финансовое ведомство, почему-то занимающее в государстве особое положение. Сложилось это еще при А. Л. Кудрине, который, будучи министром финансов, стал заместителем Председателя Правительства, а министр экономразвития им не был. Если вспомнить опыт СССР, то Председатель Госплана был Первым заместителем Председателя Правительства или просто заместителем, но министр финансов, даже самый знаменитый, каким был, например, мно- голетний министр финансов А. Г. Зверев, никогда не был заместителем Председателя Правительства.

Преобладание фискального начала дошло до абсурда: Налоговый кодекс было поручено составить - Министерству финансов. Ни в одной стране ничего подобного никогда не происходило. Это все равно, что Уголовный кодекс поручить написать милиции. И, естественно, Налоговый кодекс получился фискальным: налоги в России, за редким исключением, не содержат стимулов экономического развития, скорее наоборот - они его придерживают.

Одна из главных задач страны - ускорить экономическое развитие, т. е. увеличить темп роста ВВП - добавленной стоимости. Если мы хотим обеспечить рост добавленной стоимости, то неразумно на эту добавленную стоимость устанавливать слишком высокий налог. А именно это в России сделано. Здесь самый высокий налог среди крупных стран мира. Путем неимоверных усилий, преодолевая сопротивление Минфина, удалось по отдельным группам товаров добиться снижения НДС. Но теперь, воспользовавшись трудностью, Министерство финансов опять вносит предложение и, видимо, добьется своего, сведя к минимуму эти льготы и преференции, и фактически опять повысит НДС.

Применение фискального подхода министерство демонстрирует и по отношению к малому бизнесу, играющему огромную роль в современном мире. Дело не только в том, что этот бизнес производит в развитых странах более 40% всей продукции, является важнейшим источником экономического роста. Не менее важно то, что он дает работу и доходы миллионам людей, повышая благосостояние, формируя наиболее многочисленную прослойку среднего класса. Поэтому все государства крайне заинтересованы в развитии малого бизнеса.

Министерство финансов обложило малый бизнес налогами, которые не позволяли ему развиваться. Малый бизнес организовался, провел съезд, дошел до Президента и добился, казалось бы, особого налогообложения. Но не тут-то было. Был установлен единый налог, даны льготы, но не малому бизнесу, а микробизнесу, ибо Минфин ограничил до минимума размер предприятий, на которые эти льготы могут распространяться. Итог - малый бизнес не является у нас серьезным источником экономического роста, имея вдвое-втрое меньше удельный вес, чем в развитых странах. В 2013 г. по малому бизнесу был нанесен новый удар - 600 тыс. его участников сдали свои патенты и лицензии. Он экономически невыгоден в большинстве отраслей: в промышленности, в строительстве, совсем невыгоден в высокотехнологичных и инновационных отраслях и преобладает лишь в торговле и в сфере мелких бытовых услуг.

Сейчас под предлогом нехватки средств для бюджета те немногочисленные льготы и привилегии, которые с огромным трудом удалось выбить для малого бизнеса, для инновационных разработок, информационных технологий, хотят еще раз посмотреть и, по-видимому, многие из них отменить. Это одно из самых вредных фискальных требований - всех облагать одинаковым налогом, одинаковой повинностью. Это удобно и фискально выгодно. А то, что это дестимулирует производство, ставит барьеры на пути экономического роста, рассматривается как вынужденные издержки.

В свое время, как известно, была отменена инвестиционная льгота в налоге на прибыль. Темп роста инвестиций сразу сократился, значительная часть прибыли ушла в тень, где до сих пор и пребывает. Зато собирать теперь налог на прибыль проще. Единый налог на добычу нефти, на высокодебитные и низкодебитные скважины, на новые месторождения и старые месторождения привел к закрытию тысяч нефтяных скважин, которые сегодня могли бы давать более 10 млн т нефти и дополнительные налоги с продуктов переработки нефти, с работников, которые обеспечивают добычу нефти, с экспорта этой нефти. Но зато удобно собирать одинаковый доход и со скважины, где течет 90% воды, как в Татарстане, и с высокодебитной скважины на относительно новом месторождении. Подобных примеров немало.

Именно применение фискального подхода, отсутствие стимулов для производства готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, отсутствие льгот для высокотехнологичных, наукоемких отраслей, которые совсем слабо развиваются в частном секторе, и вынуждает государство во многом за счет бюджетных средств содержать эти самые эффективные и самоокупаемые в мире отрасли. Так мы и дошли до уродливой структуры народного хозяйства и пожинаем результаты стагнации.

Приоритет в действиях - увеличение доходов бюджета
Интересно, как ведут семейное хозяйство авторы предложений по урезанию расходов. Ведь наверняка их жены, выражая народную мудрость, повторяют им: нужно не меньше тратить, а больше зарабатывать. Почему бы не использовать этот подход в экономике страны? Неужели у нас нет резервов увеличения доходов и все возможности связаны с сокращением и невыполнением собственных планов? Из бюджетного кризиса нельзя выйти за счет сокращения расходов. Главное направление здесь - увеличение доходов.

Самое простое и, судя по печати, ряд работников Минэкономразвития это предлагает, - «найти топор под лавкой», а именно использовать Резервный фонд для пополнения доходов бюджета. Мы на полную катушку использовали резервный фонд в кризисные 2009 и 2010 гг., израсходовав 4,6 трлн руб. для пополнения доходов федерального бюджета. Это нельзя делать сейчас, когда экономическое положение в развитых странах мира, в том числе в Еврозоне, в Великобритании и Японии улучшается, а США демонстрируют даже более высокие темпы, чем Россия - прирост ВВП во II квартале в США - 1,6%, в России - 1,2%. Развивающиеся страны во главе с Китаем, Индией и Бразилией увеличивают ВВП на 5% и более. В 2013 г. развитие мировой экономики ускорилось и, видимо, превысит 3%.

Если «нельзя», но «надо» - политической воли хватит. И вот в некризисный год при высоких ценах на нефть и газ Правительство взяло 900,1 млн руб. из Резервного фонда - ¼ его часть. Самый простой и проверенный опытом других стран путь увеличения доходов - повышение дефицита бюджета хотя бы до считающегося безопасным уровня 3% ВВП. Это даст дополнительно 1,8 трлн руб. в год. Все передовые страны мира имеют дефицитные бюджеты. И это является не недостатком, а их преимуществом.

Западные страны сознательно формируют дефицитный бюджет, находясь в более трудном положении, чем Россия, так как они имеют высокие внешнеэкономические долги государства и намного меньшие, чем наша страна, золотовалютные резервы. Мы же с упорством которое надо бы проявлять в поиске доходов отказываемся от этого значительного дохода, хотя сильно в нем нуждаемся из-за нехватки финансирования народного хозяйства и особенно социальной сферы.

Дефицит в 3% является не инфляционным и покрывается за счет выпуска государственных ценных бумаг. Эти ценные бумаги консолидируют и развивают общий рынок ценных бумаг, недостаточно развитый в России. Другой путь увеличения доходов, требующий по- литической воли, - приватизация части государственной собственности. Намеченная Правительством программа, дающая суммарный доход 1,7 трлн руб., была сорвана. Причина - сопротивление работающих на госпредприятиях высокопоставленных чиновников, которые там обогащаются, получая зарплаты и бонусы, намного превышающие уровень окладов Президента и Премьер-министра страны, что недопустимо в других странах. Минфин, например, заявил, что доходы бюджета от приватизации в текущем году составят всего 52 млрд руб. вместо запланированных 427 млрд руб. И это происходит из-за того, что госкомпании вместо размещения среди частных инвесторов акций государства проводят собственную допэмиссию, самообогащаясь. Так поступил, например, ВТБ в мае 2013 года.

Многие госактивы, которые планировалось приватизировать, остаются под контролем государства. До 2016 г. в проекте федерального бюджета тоже не предусмотрено получить крупные средства от приватизации: на 2016 г., например, Минфин намечает получить всего 100 млрд руб. - ниже, чем, например, в 2011 г. Видимо, при столкновениях с противодействующими чиновниками в госкомпаниях «политическая воля» Правительства улетучивается...

В последнее время во многих публикациях появились яркие сравнения динамики цен у государственных предприятий и организаций и в частных секторах на конкурентных рынках: цены на государственные услуги ЖКХ, на электроэнергию, газ, тепло, воду, жилье растут вдвое быстрее общей инфляции, а цены, например, на услуги телефонной связи, Интернета, предметов длительного пользования в расчете на единицу качества, где преобладает конкурентная среда, не растут. Если цены госмонополий во многих случаях выше цен за соответствующие товары и услуги, чем в других странах, то в конкурентных российских отраслях они ниже.

К тому же госпредприятия и организации требуют и зачастую получают от государства дополнительное финансирование, пользуются льготным кредитованием, получают привилегии в сбыте продукции и услуг и т. д. А их рыночная капитализация, т. е. стоимость бизнеса, как правило, крайне низка в сравнении со стоимостью аналогичных частных структур, не говоря уже о рыночной капитализации сравнимых иностранных компаний. Поэтому приватизация такой коммерческой государственной собственности, обычно плохо управляемой, недостаточно эффективной, способствовала бы улучшению нашей экономики.

Одна серьезная подвижка в деле приватизации при обсуждении бюджета у В. В. Путина недавно появилась - предложение продать в 2016 г. 19,5% акций «Роснефти» и все средства изъять в бюджет. Надеюсь, что это первая «ласточка» предложений на этот счет. Хорошо бы их дополнить полной приватизацией ВАЗа, частичной приватизацией Газпрома, РЖД, Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка и др.

По нашей оценке, в госсобственности находится более 60% всего имущества нашей страны, если считать по создаваемому ВВП на базе этого имущества, в том числе 37% бюджетного имущества, а остальное - имущество предприятий и организаций, контроль над которым осуществляет государство. Думаю, что 20-25% всего имущества страны, или 35-40% госимущества используется в коммерческих целях, притом с низкой эффективностью, и подлежит приватизации, в том числе это касается и части бюджетных организаций. Так что речь идет о получении государством от продажи имущества триллионов рублей, а не десятков и сотен миллиардов, о чем сейчас идет речь.

Экономное ведение хозяйств, безусловно, - огромный резерв увеличения доходов. Но оно не имеет ничего общего с предлагаемым, во многом механическим, сокращением расходов. Настоящая экономия обычно предусматривает переход к новым технологиям, реконструкцию, освоение новых изделий и т. д. На все эти меры надо сначала потратить средства, но, как следствие, получится значительная экономия. Очень легко на 30-40%, например, сократить потребление топлива автобусным паркам страны. Для этого механическую трансмиссию автобусов надо заменить электрической. Несколько опытных образцов таких автобусов произвела компания «Русэлпром». Я познакомился с протоколами испытаний одного из них в г. Владимире, где он проехал 45 тыс. км. Средняя экономия топлива - 43%. В 10 раз в среднем снижен выброс вредных токсичных веществ. Надежность выше, ход более плавный, управляемость лучше. Стоимость автобуса с электротрансмиссией практически та же.

Но чтобы получить многократные выгоды, вначале какие-то средства надо вложить, чтобы начать производить и переоснащать хотя бы новые автобусы с электротрансмиссией. Пока это все проходит на голом энтузиазме за счет средств самого объединения. Экономию даст и ликвидация устаревших котельных, где более половины тепла теряется, замена их на современные тепловые установки, которые монтируются внутри здания, стоит в разы дешевле, а КПД в разы выше.

Тратятся десятки и сотни миллиардов рублей на ремонт и поддержание в рабочем состоянии давно установленного, физически изношенного энергооборудования на старых тепловых электростанциях, где КПД ниже 30%. Этих денег с лихвой хватило бы, чтобы заменить это старье на современные парогазовые электростанции с КПД более 60%, сэкономить 50-60% топлива, прежде всего газа, при производстве того же количества электроэнергии и тепла.

Можно и дальше приводить аналогичные примеры, но этим в массовом государственном масштабе заниматься почему-то не хотят. Куда проще сэкономить, приняв решение о механическом обрезании расходов или попросту недодав деньги здравоохранению. Вместо дискуссии о том, как «урезать» те или иные социальные статьи, целесообразно по отраслям, по крупным предприятиям вначале хотя бы в госсекторе профессионально рассмотреть вопрос, насколько используется потенциал того или иного предприятия, как можно увеличить его доходы, а значит, и налоги.

Наша страна обладает огромными возможностями. Хорошее предприятие отличается от плохого в разы. В каждой отрасли надо выбрать «маяки», как раньше говорили, организовать на их базе школу по распространению этого передового опыта. Надо искать проекты которых тысячи, в рамках которых окупаемость затраченных средств минимальна - 1-3 года, можно увеличить объемы в 3-5 раз, прибыль в 5-10 раз, производить востребованную продукцию, спрос на которую сегодня удовлетворяется, к сожалению, за счет импорта, а мог бы удовлетворяться отечественными предприятиями, если помочь им с выгодным кредитом и за счет этого пополнить бюджет.

Конкретная кропотливая работа по поиску реальных резервов улучшения ситуации с ориентацией на конечные результаты у нас часто подменяется механическим, формальным требованием сократить столько-то людей, сэкономить такие-то средства. Трудности, которые мы переживаем, являются рукотворными, нами же созданными. Даже на простом примере приватизации госсобственности мы видим, что доходы бюджета были бы на триллион больше, если бы выполнялись принятые на государственном уровне решения.

Полумеры не помогут выйти из бюджетного кризиса и экономической стагнации - нужны решительные действия, обеспечивающие прорыв вперед
Именно так я понял предложение В. В. Путина при обсуждении бюджета 12 сентября 2013 г., когда в противовес хоровым предложениям об «урезании» расходов он выдвинул требование, чтобы проектируемые бюджеты были бы бюджетами развития. Он подтвердил также приверженность выполнению социальных установок, выдвинутых в майских указах 2012 г. Президентом России. 

Под этим углом зрения следует, на наш взгляд, рассматривать новые тренды, появившиеся при рассмотрении бюджетов. О первом из них - приватизации госимущества - выше уже говорилось. Второй тренд - решение о замораживании тарифов в 2014 г. и их повышении в размерах, соответствующих средней инфляции в последующие годы. Речь идет, прежде всего, о тарифах железной дороги и ЖКХ - по газу, электроэнергии, теплу и т. п.

Этот тренд следовало бы, на наш взгляд, развить, поставив задачу в трехлетний срок завершить реформирование железных дорог и перевести на конкурирующие коммерческие основы формирование железнодорожных тарифов, как это сделано в отрасли связи, где цены давно перестали повышаться, а с учетом качества и широты распространения связи, оказания новых услуг в расчете на единицу качества тарифы снижаются. На железнодорожном транспорте все наоборот: сроки доставки груза удлиняются, качество обслуживания низкое, потребители не довольны, тарифы завышены. Сказанное вдвойне применимо к жилищно-коммунальному хозяйству.

В энергетике надо также углубить реформу и, наконец, перейти к настоящему рынку энергетики, сняв монополистические пережитки в виде платы за прикрепление к сети, использование монопольного положения, чтобы не допустить альтернативной генерации электроэнергии, в отдельных случаях и тепла, прикрепления новых генерирующих мощностей к электросетям и т. п., свойственные монополиям.

В-третьих, сделана первая крупномасштабная попытка вместо безвозмездного государственного субсидирования для выполнения госзаказа перейти на использование заемных возвратных средств - банковских кредитов. Речь идет о замене части бюджета, направленного на цели оснащения армии оборонной техникой, заемными средствами.

Эту прогрессивную тенденцию надо всемерно приумножить, расширить и развить, ибо заемные средства гарантируют более эффективное их использование, связанное с необходимостью возврата этих средств. Жесткий контроль за расходованием этих средств со стороны банков, помощь со стороны банков в более эффективном использовании этих средств, например, их целевое использование на приобретение нового оборудования при непосредственном перечислении этих средств производителям этого оборудования, а не предприятию, которое это оборудование получает. Тем самым исключаются риски, возможность использования части средств не по назначению и т. п. Сама идея бюджета развития весьма глубока и разностороння. По-видимому, она со временем будет развита и конкретизирована.

Если вспомнить трудную, порой трагическую историю нашей страны, то одна из ярких ее особенностей состоит в том, что в самые трудные периоды развития, будь то Смутное время, или фашистская агрессия, или распад СССР, у страны всегда находились силы преодолеть опаснейшие последствия этих событий, возродить страну и продвинуть вперед ее развитие, повысить благосостояние ее народа.

Из последних событий возьмем кризис 1998 г. с государственным дефолтом. Правительству Е. М. Примакова, а затем В. В. Путина удалось не просто в кратчайший срок восстановить экономику и социальную сферу, возродить обанкротившуюся банковскую систему, но и обеспечить мощное 10-летнее социально-экономическое развитие с увеличением ВВП за это время на 90%, промышленности - на 80%, сельского хозяйства - на 50%, инвестиций - в 2,8 раза, реальных доходов на душу населения - в 2,3 раза, сокращение безработицы - с 11 до 5 млн человек, накопить за это время золотовалютных резервов почти на 600 млрд дол., достичь крупного профицита бюджета, добиться инвестиционного рейтинга и начать привлекать иностранный капитал по 40-80 млрд дол. в год.

Другой пример - преодоление одного из самых глубоких кризисов в мировой истории, финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. Энергичные антикризисные меры Правительства и Банка России в сочетании с использованием резервов позволили пройти этот кризис относительно безболезненно, предотвратив крушение банковской системы, обесценение вкладов населения, заметное сокра- щение реальных доходов и др. В короткий срок к 2011-2012 гг. Россия в основном восстановила докризисный уровень, «разогнала» рост экономики до 4-4,5% в год.

Однако делалось все это за счет кратковременных полумер. Институциональные преобразования прекратились, долговременные факторы экономического роста, связанные с технологическим обновлением производства, коренным изменением структуры хозяйства, резким повышением нормы инвестиций и улучшением инвестиционного климата, - ничего этого сделано не было. Негативные тенденции стали преобладать, темпы социально-экономического развития снижаться вплоть до возникновения стагнации экономики, необходимости сокращения госбюджета.

Так что мы вновь оказались в критическом переломном времени. И наше будущее напрямую зависит от решения, которое будет принято в ближайшее время по социально-экономическому развитию страны на перспективу. Станет ли обсуждение трехлетнего бюджета переломным моментом в нашем развитии, будут ли поставлены здесь основополагающие вопросы, будут ли приняты стратегические решения - покажет ближайшее будущее.

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................