РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 358 -  |  
Шрифт


Опыт разработки проектов федерального бюджета в трехлетнем формате, начиная с 2008 года, основан на использовании сложившейся после принятия Бюджетного кодекса - БК РФ и существенно изменяющейся методологии. Для нее характерны:

- приспособление к системно неблагоприятной экономической ситуации, в условиях которой формой страхования рисков стало использование финансовых резервов, формируемых за счет доходов от экспорта энергоносителей;

- учет при разработке проектов бюджета результатов бюджетного прогнозирования с их постоянной нереалистичностью, явная недооценка значения продуктовой базы бюджетных пропорций, которые были бы направлены на радикальное изменение структуры расходных обязательств бюджета, вытекающих из ст. 7 Конституции РФ о социальной природе государства;

- корректировка правовых норм, регулирующих бюджетный процесс, придание ему все в большей степени «ручного режима». В соответствии с Федеральным законом от 4 октября 2014 г. № 283-ФЗ прекращено действие ст. 170 БК РФ - «Бюджетное послание Президента Российской Федерации». В ней было предусмотрено, что в указанном послании «определяется бюджетная политика Российской Федерации на очередной финансовый год и плановый период». Бюджетное послание президента страны было отменено, когда проект закона о бюджете на 2015 г. был уже подготовлен и внесен на рассмотрение в Государственную думу. Состоявшиеся в декабре 2014 г. и 2015 г. ежегодные президентские послания общего характера Федеральному Собранию, а также аналогичное послание от 1 декабря 2016 года имели бюджетную составляющую. Это стало нормой ежегодных посланий общего характера, в которых актуальные проблемы налоговой и бюджетной политики находят отражение наряду с другими положениями посланий. Касающиеся бюджетной политики положения ежегодного послания диктуют существенную корректировку бюджета в процессе его исполнения, при оперативном внесении изменений в принятый закон о бюджете. В условиях кризиса при отрицательных или символически положительных темпах роста ВВП и доходов бюджета становится крайне затруднительным планирование финансирования новых расходных обязательств и прогнозирование на среднесрочный период. Именно поэтому уже дважды формой реагирования бюджетного процесса на кризисную ситуацию в 2008-2010 гг. и в 2015-2017 гг. стали однолетние бюджеты: сначала на 2009 г., а затем на 2016 г. Бюджет на 2016 г. в однолетнем формате предполагал оперативность реагирования на следующие реалии:

 - снижение темпов роста ВВП и доходной базы бюджета. Бюджет на 2016 г. составлялся с учетом перспективы минусового роста ВВП;

- необходимость покрытия очень крупного - более 3 трлн. руб., дефицита бюджета. Тенденция его возрастания в абсолютном и относительном выражении в 2012-2015 гг. диктовала необходимость реагирования на этот процесс путем снижения расходов бюджета. Принятый в однолетнем формате бюджет на 2016 г. не мог не учитывать:

- затянувшееся действие санкций западных стран и весьма проблематичное импортозамещение, в ряде отраслей сочетающееся с «импорторасширением», на базе выручки от растущего экспорта и притока иностранной валюты;

- санкционный характер ограничений по внешним госзаймам для покрытия дефицита бюджета и обслуживания госдолга;

- влияние на бюджетные расходы страны осложнения международных экономических и политических отношений, политики НАТО по наращиванию наступательного потенциала у границ России;

- покрытие затрат на проведение ресурсоемких антитеррористических операций в Сирии; - непогашение Украиной внешнего долга - 3 млрд. долл., перед Россией, что в условиях дефицита может стать фактором новых внешних заимствований и роста расходов по обслуживанию госдолга в перспективе;

- гуманитарная помощь населению провозглашенных республиками регионов Новороссии Украины; - строительство космодрома Восточный;

- меры по восстановлению энергоснабжения Крыма, строительство уникального, не имеющего аналогов, Керченского моста, связывающего приморский южнороссийский регион с Крымским полуостровом, продолжение растущего финансового обеспечения реализации «Федеральной целевой программы развития экономики и социальной сферы Крыма на период до 2020г.» объемом 708 млрд. руб. и т.д.

При подготовке очередного проекта бюджета учитываются положения ст. 173 БК. В ней предусмотрено «формирование бюджетного прогноза на долгосрочный период». П. 3 названной статьи содержит норму, согласно которой «бюджетный прогноз ... на долгосрочный период разрабатывается каждые шесть лет на двенадцать и более лет». И это при том, что в условиях рецессии затруднительно бюджетное прогнозирование даже на один год. Поскольку ст.173 БК содержит норму, что «прогноз ... разрабатывается на период не менее трех лет», стали реальностью форматы «трехлеток». Многолетний прогноз был сделан в 2015 г., а затем в 2016 г. Правительство РФ 28 октября 2016 г. в дополнение к проекту бюджета внесло в Госдуму проект бюджетного прогноза на ближайшие 18 лет в соответствии с вышеупомянутой нормой «многолетнего периода».

По качеству прогноз напоминает антикризисный план правительства и во многом формален, далек от объективности в оценке возможностей. Прогноз имеется, как требует закон, но не для того, чтобы им руководствоваться, поскольку он недостаточно обоснован, ориентирован на снижение через 18 лет - в 2034 г., доли расходов федерального бюджета в объеме ВВП до 13,9%. В 2016 г. аналогичное отношение составляло 19,8% ВВП. Подобное «прогнозирование» расходов субъективно, противоречит официальным декларациям Правительства РФ. В такого рода «стратегическом» прогнозе в разные периоды предполагается прирост ВВП в диапазоне лишь 1,5-2,1%. На фоне почти минусового стартового роста в 2016 году, при достигнутом ежегодном трехпроцентном росте мировой экономики в прогнозе прослеживается явное закрепление отставания России на длительный период. Бюджеты в течение 18 лет прогнозируются дефицитными, но дефицит в разные годы различается и постепенно сокращается. И это в ситуации, когда неизвестна предстоящая динамика мировых цен на нефть, от которых дефицит бюджета очень существенно зависим. Аналогично никому не известны результаты политики «импортозамещения» к 2034 г.

По данным прогноза получается, что государственное регулирование экономики посредством бюджета ухудшится. Объяснение этого просчетами и ошибками Правительства, его Минэкономразвития, не дается. Все объясняется кризисом, международной обстановкой, внешними факторами ухудшения конъюнктуры рынка, затратами на исполнение указов президента, ориентированных на закрепление новых расходных обязательств бюджета. Прогноз основан на использовании вариантных субъективных оценок в форме сценариев развития. Создается обманчивая видимость стратегического целеполагания при отсутствии научной методологии прогнозирования и соответствующих кадров. Правительство в своем прогнозе ориентирует на 18 лет стагнации, на отставание от других стран по темпам экономического роста.

Бюджетное планирование игнорирует необходимость капиталоемкого формирования пропорций в экономике на базе инновационно-инвестиционного процесса неоиндустриализации. Значение этого процесса недооценивается, проявляется непонимание сути планирования как результативного целеполагания - с заданным характером исполнения плана.

Ни одна «трехлетка» не была формой исполнения установленных на три года расходных обязательств. Они оказывались динамичными в зависимости от условий. С учетом возможных незначительных позитивных изменений макроэкономических показателей в краткосрочной перспективе было принято решение при составлении бюджета на 2017 г. вернуться к «скользящей трехлетке». Решили, что это соответствует стартовому улучшению экономической ситуации. Но даже символическое улучшение прогнозируется без достаточных для того оснований.

Исполнение очередной «трехлетки» контролировать практически невозможно, ибо перспектива ежегодно отодвигается на год, показатели прогноза на двухлетний «плановый период» обновляются при разработке очередной «трехлетки». «Плановый период» не является периодом выполнения плана. Исполнение бюджета первого года «трехлетки» проблематично в условиях спада производства и доходов бюджета, при значительной доле нефтегазовых в условиях невысоких мировых цен на нефть. В конце октября 2016 г. цена нефти была около 45 долларов за баррель, а бюджет на 2017 г. сформирован из расчета среднегодового уровня цены 40 долларов за баррель. Не исключено, что фактические доходы будут выше расчетных. Позитивные результаты мер по повышению доли ненефтегазовых доходов бюджета остаются связанными в основном с относительным снижением доли нефтегазовых доходов. Оптимизация этой доли возможна на базе развития глубокой переработки нефтегазового сырья, роста вкладов наукоемких высокотехнологичных отраслей в производство ВВП. Но этот процесс сдерживается явно недостаточными инвестициями в развитие материальной базы отрасли.

При составлении бюджета на 2017-2019 гг. принято в расчет снижение зависимости доходов бюджета от цен на нефть. Но при низких темпах роста ненефтегазовых доходов предусматривается повышенное расходование в 2017г. фактически нефтегазовых Резервного фонда - 1152 млрд. руб. и Фонда национального благосостояния - 659,6 млрд. руб., практическое приближение в 2018 г. к символическому значению нефтегазовой «подушки безопасности». Приходится надеяться на положительную для экспортера динамику цен на нефть.

Очередная кризисная «трехлетка» с двухлетним «плановым периодом» не содержит плановых целей и роста расходов по их достижению на этот период. Трехлетний формат бюджета на 2017-2019 гг., считающийся более адекватным улучшению ситуации, характеризуется фактическим застоем в динамике ВВП, характерным для кризисной бюджетной «однолетки» 2016 г. По официальным данным, в первом полугодии 2016 г. по отношению к первому полугодию 2015г. инвестиции в основной капитал составили 95,7%, объем строительных работ - 94,3%, строительство жилых домов - 90,8%, индекс промышленного производства - 100,4%, в том числе обрабатывающих производств - 99,1%. Это обусловливает близкий к минусовому рост ВВП, то есть реальный застой, при котором не действует значительная часть факторов роста доходов бюджета.

Спад инвестиций сдерживает рост производительности труда и ВВП. При этом запускается механизм приватизации госимущества, пополнения доходов на основе активизации администрирования налоговых и неналоговых платежей, значительного увеличения акцизов на табачную продукцию при многомиллионной численности ее потребителей. Названые выше источники пополнения доходов относительно невелики, поэтому неизбежно проявление основного порока бюджетной методологии при недостатке доходов в форме «замораживания» в 2017-2019 гг. значительной части расходов бюджета. Это подтверждается динамикой проектных объемов расходов бюджета по 7 разделам из 14.

Практически «заморожены» расходы на финансирование образования. В вузах страны идет массовый перевод работающих на половину ставки и даже на четверть ставки зарплаты - ниже уровня МРОТ. Прежде всего, это касается наиболее опытных кадров - работающих пенсионеров. В проекте бюджета значится также «замораживание» финансирования здравоохранения и спорта.

По ряду разделов подобного «замораживания» не наблюдается. Предусматривается либо рост, либо снижение расходов. Но те и другие изменения в ряде случаев значительны. Планируемые на 2017 г. расходы по обслуживанию госдолга в 9 раз превышают расходы на культуру и в 18 раз - расходы на спорт. Объем внутреннего госдолга в августе 2016 г. был 5,8 трлн. руб., а внешнего - 50,8 млрд. долларов - 16% ВВП. В проекте бюджета на финансирование национальной экономики предложено выделить бюджетных средств на 15,6% меньше, чем в 2015 г. Расходы бюджета на 2017 г. по разделу «Общегосударственные вопросы» возрастают на 72 млрд. руб. По экспертным оценкам, сферу государственного управления в России можно поэтапно сократить с соответствующим снижением расходов на ее содержание.

Предусмотрено снижение расходов на финансирование академического сектора науки с 84 млрд. руб. в 2016 г. до 75 млрд. руб. в 2017 г. Относительно снижаются расходы на оборону. Однако надо иметь в виду, что в истекшем 2016 г. расходы на национальную оборону были увеличены до 3,89 трлн. руб. - 23,7% к расходам бюджета, 4,7% к объему ВВП с учетом растущих потребностей, связанных с выполнением срочных бюджетных обязательств на 2016 год перед этим силовым блоком. Поэтому в проекте бюджета на последующие 2017, 2018 и 2019 г.г. расходы на оборону соответственно снижены - до 2,84, 2,73 и 2,85 трлн. руб. соответственно и практически «заморожены». Речь идет о проектных величинах. При рассмотрении проекта бюджета всегда происходит дальнейшее перераспределение расходов. Оно не исключено и по этому разделу. «Автоматизма» роста расходов бюджета по тому или иному разделу или подразделу не может быть.

Все связано с изменением расходных обязательств. Таковые в оборонном секторе вполне могли быть существенно повышены только на 2016 г. - для создания «задела» в решении проблем национальной обороны. Критика правительства за снижение доли расходов на оборону учитывает то, что исторически сложившаяся доля на уровне 2,33% к ВВП - 2010 г., является относительно низкой по сравнению с США - в 2010 г. она была 3,38% ВВП. Однако подобная доля в Китае в том же году была на уровне 2,02% ВВП. Разные модели национальной обороны предполагают и разные доли расходов на ее финансирование при различных объемах ВВП и «социальной нагрузки» на бюджет. Ежегодное непременное и равномерное повышение расходов на оборону было бы формальным по сути. Расходные обязательства изменяются и могут быть в разные годы и растущими, и снижающимися.

Это возможно во всех секторах бюджетной сферы. В частности, растут некоторые слагаемые расходных обязательств 2017 г. Имеется в виду выплата пенсионерам компенсации в размере по 5 тыс. руб. - всего - около 220 млрд. руб. Данная выплата - не предусмотренная законом индексация пенсий с учетом уровня инфляции, а предвыборный жест правящей партии. Одинаковые выплаты решено адресовать всем пенсионерам, включая работающих. В проекте не оказалось обещанных правительством единовременных выплат военным пенсионерам - бывшим военнослужащим и приравненным к ним, на что критически реагировал президент страны уже после внесения проекта бюджета в парламент. В «ручном режиме» - путем голосования пришлось повышать общий уровень расходов на социальную политику. В проекте бюджета некоторые социальные расходные обязательства также сокращаются. Речь идет, в частности, о том, что на три года не была предусмотрена индексация материнского каптала. Он оставался на уровне 2016 г. - 453,026 тыс. руб. в год. В проекте бюджета материнский капитал также «заморожен» до 2020 г. С точки зрения реализации принципа «социальности» государства, материнский капитал - наиболее значимая мера последнего десятилетия, находящая отражение в реестре расходных обязательств. Его следовало бы индексировать, а не «замораживать». Использование этого капитала стимулирует рост производства благ для удовлетворения определенных потребностей семей.

Очередная «трехлетка» в условиях продолжающегося кризиса является имитацией развития планового начала. Плановый период есть - три года, выполнения плана нет. Трехлетние, да и однолетние бюджеты оказались нереалистичными, что противоречит принципу обоснованности методологии бюджетного планирования.

Нереалистичность проявляется: - в весьма приблизительном учете реальных возможностей использования факторов роста доходной базы бюджета. Так называемое повышение эффективности бюджетных расходов оставалось слабо контролируемым; - в игнорировании учета влияния инфляции на фактическое исполнение расходных обязательств бюджета. Фактическая «стартовая» инфляция была выше прогнозируемой на очередной бюджетный год. Инфляция обусловливает недостаток бюджет-ого финансирования для покрытия реальных расходов бюджетного сектора.

Принимаемые с 2007 по 2016 гг. включительно законы о бюджете в формате «трехлеток» и однолетних бюджетов 2009 г. и 2016 г. не привели к повышению качества бюджетирования. При том и другом форматах бюджеты оказывались далеко не преобразующими бюджетную сферу, ее экономический базис. В частности, однолетний бюджет на 2016 г. и его исполнение были формой реагирования «в ручном режиме» на углубление кризиса. Подобное будет присуще и «трехлетке» на 2017-2019 гг., хотя переход к иному формату питает ожидания улучшения ситуации. Почему-то считается, что возврат к трехлетнему формату в этом отношении много значит в позитивном аспекте с позиции ожиданий. Существенно покрытие крупного дефицита бюджета в первом году «трехлетки», как и в бюджете однолетнего формата 2016 г. Оно осуществляется в основном за счет «нефтегазовых» резервных фондов, близких к исчерпанию. В перспективе зависимость новых расходов бюджета от конъюнктуры цен на мировом рынке энергоносителей остается значительной, особенно при высокой величине государственного долга и долга корпораций. Валютой для их погашения остается сокращающаяся выручка от экспорта нефти. Бюджетный процесс протекал в условиях увеличения предложения нефти и роста ее экспорта, что было фактором дальнейшего снижения ее цены.

По экспертным оценкам, при составлении бюджета на 2016 г. превышение предложения российской нефти над спросом составляло около 1 млн. баррелей в сутки. Добыча нефти в России в 2013-2015 гг. поддерживалась на уровне 523-525 млн. т. и на 2016 г. прогнозировалась на уровне 533 млн. т. - при росте экспорта и низкой цене. В такой ситуации бюджетные расчеты при базовой цене нефти 40 долларов за баррель не безупречны. «Замораживание» цены на длительный период или ее существенный циклический рост в ближайшее время маловероятны. Продолжительность цикла увеличивается. Он может быть необычно вялым и продолжительным.

Разработка проекта бюджета проходила в условиях полной ясности, что страны ОПЕК с сентября 2015 г. по август 2016 г. увеличивали добычу нефти - в млн. баррелей в сутки с 31,57 до 33,24 и могли повысить «планку». Фактором роста предложения на мировом рынке нефти оставался рост ее добычи в Иране. Участники ОПЕК в конце сентября 2016 г. высказывали намерение заморозить добычу в диапазоне 32,5-33 млн. баррелей в сутки. Россия подтвердила заинтересованность в снижении добычи в целях создания условий относительного роста спроса и уровня цен. Состоявшийся 12 октября 2016 г. в Стамбуле Всемирный энергетический конгресс и встреча на нем представителей стран ОПЕК, России и Мексики, а в конце ноября 2016 г. - встреча в расширенном составе, при участии представителей ряда других стран, питает надежду на улучшение ситуации. Под влиянием сокращения добычи и относительного роста спроса цена нефти при исполнении бюджета на 2017 г. будет выше заложенного на 2017 г. уровня - 40 долларов за баррель. Цена нефти марки Brent под влиянием мер ОПЕК 1 декабря 2016 г. сразу возросла до 52 долларов за баррель. В этой связи не исключено, что в России будут дополнительные доходы на основе возрастания спроса на нефть ее импортеров из стран Азии, в том числе Китая. Идет проработка возможности сделать марку нефти Urals новым эталоном нефтяного рынка с отказом от привязки ее к стоимости североморской марки Brent. Это может стать фактором некоторого повышения цены нефти марки Urals - на 1,5-2 доллара.

При возможном росте нефтегазовых доходов следует формировать новые расходные обязательства, особенно эффективные инвестиционные. Альтернативы этому нет. Если реальностью станет рост цен на нефть, необходимо активизировать инвестиционный процесс в форме централизованно осуществляемых государственных инвестиций программного характера под результат, в развитие вертикально интегрированного производства. Необходимость этого изначально игнорировалась, переоценивалось значение использования резервных фондов как финансового актива, работающего за рубежом. До сих пор значительная часть российской выручки от экспорта нефти используется в форме зарубежного финансового актива, в том числе в виде вложений в казначейские облигации США. Таков ответ на экономические санкции западных стран, включая США, по отношению к России.

Так называемое импортозамещение на основе увеличения доли ВВП, производимой российскими предприятиями-экспортерами, практически должно стать более активной составляющей стратегии социально экономического развития, как это стало реальностью в секторах оборонно-промышленного комплекса и в «Росатоме». Нынешняя структура российского экспорта такова, что 62,6% составляют топливно- энергетические ресурсы, 10,3% - металлы и изделия из них, 3,5% - драгоценные камни и металлы, 4,9% - продовольствие и сельхозсырье, 6,7% - продукция химической отрасли и только 6,3% - машины и оборудование. В ряде отраслей импортозамещение остается декларацией, поскольку на внутреннем рынке фактической является неизменная и очень низкая доля отечественной продукции. Это относится и к продукции легкой промышленности, к результатам швейной подотрасли. По данным Минпромторга, в 2014-2016 г.г. доля продукции этого производства составляла 24,3-25,1% в общем объеме производства и лишь на один процент ожидается рост в 2018 г. Для производства тканей изготовление станков в России снизилось в десятки раз. Рынок одежды российского производства даже в условиях санкций западных стран остается рынком зарубежных экспортеров.

Бюджет как финансовый план государства должен иметь материальное обеспечение на основе разработки и реализации плана развития госсектора национальной экономики. Пора преодолеть иллюзии относительно регулирующей роли рынка в развитии производства жизненно важных благ, в том числе для удовлетворения потребностей бюджетного госсектора. Показательно в этом отношении производство медицинских препаратов и лекарств по высоким и нерегулируемым ценам. Наблюдается недооценка мер по ускоренному переходу от использования экспортно-сырьевой модели бюджетного планирования и прогнозирования к многофакторной модели модернизации экономики стратегического характера. Проекты бюджетов последних лет адаптированы к отрицательно результативной экономической политике. Бюджет 2017 г. в формате «трехлетки» при символическом, близком к минусовому, росте объема ВВП не может стать бюджетом качественно новых расходных обязательств. Очередная бюджетная «трехлетка» становится «замораживающей» показатели стартового 2016 г. в 2017 г. и далее. Трехлетнее планирование, включающее плановую цель, имитируется, не подчинено существенному изменению на инвестиционной основе пропорций воспроизводства. Календарно возврат к формату «трехлетки» при обосновании проекта бюджета на 2017 г. совпадает с периодом крайне несущественного, символического улучшения ситуации, почти незаметного выхода экономики страны из застойного состояния. Такая «трехлетка» не станет фактором улучшения экономической ситуации.

Нерешенными остаются две основные проблемы: - реальный переход к стратегическому планированию развития государственного сектора экономики в расчете на изменения в бюджетном процессе, направленные на эффективную финансовую поддержку инвестиционного процесса в бюджетном секторе; - преодоление значительной зависимости доходов бюджета от результатов приватизации госимущества, от уровня цен на энергоносители на мировом рынке на основе повышения роли наукоемких высокотехнологичных отраслей «ненефтегазового» сектора экономики, развивающихся в рамках вертикальной интеграции. В проведении структурной экономической политики не придавалось и не придается должного значения инновационным факторам роста ВВП и доходов бюджета, формированию мультипликационно значимых новых расходных обязательств государства. Исправить положение нельзя пока не будет повышена роль макроэкономических структурных преобразований как фактора роста всех значимых элементов ВВП.

В условиях застоя, фактически минусового роста в 2016 г. проект федерального закона о бюджете на 2017 г. целесообразно было разрабатывать в однолетнем формате, считаясь с необходимостью радикального повышения качества однолетнего бюджета при его исполнении в продиктованном обстоятельствами ручном режиме, как это было 2016 г. Такой режим диктуется многочисленными чрезвычайными ситуациями в регионах, включая масштабные лесные пожары. С учетом ситуации изменялись объемы финансирования с последующим внесением изменений в закон о бюджете. По разделу «Национальная экономика» расходы были сокращены до 2173 млрд. руб. - на 421 млрд. руб. На образование расходы сокращены до 1943 млрд. руб. - на 44,43 млрд. руб. До 4,6 трлн. руб. возросли расходы по разделу «Социальная политика» - на 177,4 млрд. руб. По предварительным данным, объем дефицита увеличивается с 3% к ВВП до 3,66%. Средства Резервного фонда почти наполовину - в объеме 1,6 трлн. руб., потрачены на покрытие дефицита. Исполнение бюджета шло неравномерно. Поступление доходов отставало от роста потребности финансирования расходов, которые откладывались в связи с оформлением притока бюджетных средств в качестве депозита. Исполнение бюджета за первое полугодие по доходам составило 42% - 5,87 трлн. руб., по расходам - 43,4% - 7 трлн. руб. из 16,1 трлн. руб. И это при условии, что велика бюджетная дебиторская задолженность вследствие перечисления средств бюджетополучателям с последующим размещением их в депозиты. Инвестиции скованы. Объекты не сдаются в эксплуатацию и не приносят доходов.

Проект бюджета на 2017 год в формате имитационной «трехлетки» представлен как учитывающий возможности роста доходов и сбалансированности бюджета. Качество этого «учета» таково, что для сбалансированности бюджета потребуется покрытие дефицита в объеме 2,753 трлн. руб. - 3,2% ВВП. На сокращение дефицита направлены повышение собираемости налогов, ограничение роста дивидендов госкомпаний. Но более крупные источники, названные выше, практически не приводятся в действие.

Важно подчеркнуть, что основные показатели проекта бюджета на 2017 г. в формате «трехлетки» 2017-2019 гг. оказываются существенно ниже показателей проекта бюджета того же 2017 г. в формате предыдущей фактически переформатированной «трехлетки» 2015-2017 гг.

Отношение расходов бюджета к объему ВВП снижается. Общий объем расходов бюджета должен быть в прямо пропорциональной органической связи с динамикой ВВП.

Поскольку бюджет 2016 г. исполнялся в урезанном виде, в бюджете на 2017 г. оказываются и средства, не израсходованные в 2016 г. Правительство их консолидирует, перераспределяет во времени, считая большую их часть «сокращением в 2016 г. неэффективных бюджетных трат», предусмотренных законом о бюджете. Тем самым постфактум признается низ- кий уровень бюджетных проектировок на истекший 2016 г.

В долговой политике и политике покрытия дефицита бюджета недооценивается значение возможного снижения цены размещения новых форм займов. В 2016 г. проводилось размещение российских еврооблигаций. В мае Минфином они были размещены на 1,75 млрд. долларов с доходностью 4,75% годовых - под повышенный спрос инвесторов из США и ЕС. Было организовано доразмещение на 1,25 млрд. долларов при высоком спросе - 7,5 млрд. долларов и доходности 3,9% годовых. В условиях применения санкций западных стран по отношению к России доля инвесторов из США составляет 53%, из Европы - 43%, из Азии - 4%. Было полностью исчерпано установленное законом о бюджете на 2016 г. предельно допустимое значение внешних заимствований - 3 млрд. долларов. В 2017 г. предполагаются внешние займы в объеме 7 млрд. долл.

Назревшие меры структурного характера необходимо подчинить преодолению тенденции снижения темпов роста ВВП и ненефтегазовых доходов бюджета. Реакцией на рост доходов бюджета должно стать прогрессивное изменение структуры расходов бюджета в пользу эффективного инвестирования резервируемых валютных средств в реальный сектор экономики с мультипликационным эффектом. В 2014-2016 г.г. стало реальностью минусовое значение роста инвестиций в основной капитал. Этого не наблюдалось в 2010-2013 г.г. Максимальный рост инвестиций в основной капитал по отношению к предыдущему году был довольно давно - в 2007 г. - 23,8%.

Рост расходов бюджета и потребность в росте его доходов следует связывать с ростом добавленной стоимости в результате структурной модернизации ненефтегазового сектора в рамках неоиндустриализации.

«Стартовые» условия разработки федерального бюджета на 2017 г. и плановый период на 2018-2019 г.г. не в полной мере учитывались при планировании межбюджетных трансфертов. В первом полугодии 2016 г. 53 субъекта Федерации из 86 - 62% имели дефицит бюджетов и только 33 субъекта - 38% - профицит, позволяющий погашать долги и увеличивать расходы. Остается острой проблема преодоления социального неравенства условий жизни в регионах, на что следовало бы в большей степени ориентировать межбюджетные трансферты.

Острой проблемой межбюджетных отношений остаются значимый объем долга регионов, выросшего с 2012 по 2016 гг. в 2,14 раза. Совокупная задолженность - свыше 2,5 трлн. руб. Треть этой величины - бюджетные кредиты «сверху». Их объем возрастал медленнее, чем объем банковских кредитов, которые регионы получают под высокий процент. Остается острой проблема выравнивания доходов бюджетов регионов. Бюджетная политика последних лет на решение этой проблемы не направлена. Рост консолидированного долга регионов отражает рост дефицита их бюджетов при недостатке собственных доходов для покрытия расходов и при явной недооценке поддержки регионов посредством более обоснованного закрепления за субъектами федерации части получаемых налогов.

Политика «сдерживания» роста расходов федерального бюджета, в том числе по обслуживанию госдолга, при снижающихся темпах роста доходов имеет и положительный результат. В частности, с 2013 г. сокращается объем внешнего госдолга на душу населения.

Многоаспектная, позитивно результативная бюджетная стратегия, как показывает опыт, на основе имитационных «трехлеток» невозможна.

Назрело изменение всей методологии бюджетного планирования с внесением радикальных изменений в Бюджетный и Налоговый кодексы. Важно подчинить его более активному приведению в действие факторов роста ВВП, добавленной стоимости и доходов бюджета как базы роста расходов бюджета. Как бы ни совершенствовались расходные обязательства, они производны от динамики реальных доходов, имеющих продуктовое обеспечение, а не только денежную форму. Это стратегически значимое положение явно недооценивается в проведении социально-экономической политики. Недооценивается также значение повышения результативной роли государства в бюджетном регулировании развития экономики и социальной сферы.

Селезнев А.З., Чередниченко Л.Г. 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................