РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 787 -  |  
Шрифт


Проект федерального бюджета на 2017-2019 гг. и соответствующий прогноз Минэкономразвития обеспечивают переход от рецессии 2015-2016 гг. к застою - стагнации на последующие три года. Государственный бюджет и меры по его исполнению не предполагают новых источников экономического роста, которые, как заявил помощник Президента Российской Федерации А. Белоусов накануне заседания Президиума Экономического совета 25 мая 2016 г., должны обеспечить российской экономике устойчивые темпы роста в 4% уже через 2-3 года. При этом Президент Российской Федерации В. В. Путин добавил, что при сохранении старых источников роста динамика ВВП будет находиться около нулевой отметки.

Расходы федерального бюджета по проекту сокращаются с 16,2 трлн руб. в 2017 г. до 15,9 трлн руб. в 2019 г. Если даже принять минимальный рост цен по 4% в год, то реальный бюджет за эти годы сократится на 13%. Поскольку доля расходов федерального бюджета в ВВП в среднем предположительно будет равна 19%, снижение валового внутреннего продукта из-за сокращения госбюджета составит 2,5%. Но так как расходы бюджета особенно сильно сокращаются по статьям, обеспечивающим экономический рост - национальная экономика, образование и здравоохранение, этот бюджет реально потянет экономику вниз на 4-5% за три года. Для обеспечения прогнозируемого крайне низкого прироста ВВП нужно, чтобы внебюджетный сектор ежегодно увеличивал ВВП как минимум по 2-3%.

Бюджет на 2018-2019 гг. предусматривает рост экспортных цен на нефть примерно на 40% - с 40 до 55 дол. за баррель. С этим во многом связан небольшой предполагаемый прирост ВВП в 2018-2019 гг., в то время как 2017 г. проектируется как год застоя.

Если же цены на нефть упадут до 30-35 дол., что вероятно на какое-то время, то наша страна опять окажется в рецессии. Рецессия может наступить и в случае, если ведущие державы мира - США, Европа, Китай окажутся в кризисном состоянии. Ряд экспертов не исключает такой возможности из-за наличия больших «финансовых пузырей» по акциям, облигациям, ипотеке и особенно по деривативам в результате политики «дешевых» денег - поддержания процентной ставки вблизи нулевой отметки в ведущих странах мира при рекордно высоких показателях внешнего и внутреннего долга.

Сокращение инфляции и возможное в 2017 г. снижение ключевой ставки Банка России улучшат условия инвестирования и экономического роста в нашей стране. Но осуществить это будет непросто. Официальный показатель инфляции немного превышает 4%, если считать в процентах к декабрю 2015 г. - месяцу самой высокой инфляции. Но все экономические и социальные показатели, как известно, рассчитываются иначе - в процентах к соответствующему периоду прошлого года. Если так считать, то за январь-октябрь уровень инфляции составил 7,4%. И тогда можно понять Банк России, который в условиях сохранения столь значительной инфляции в 2016 г. воздерживается от понижения ключевой ставки, которая составляет 10% при реальной ставке ссудного процента, взимаемого банками по кредитам в рублях, в 15%.

В 2016 г. инфляция вряд ли опустится ниже 7,0% в годовом выражении. А именно годовой уровень инфляции используется для расчета динамики розничной торговли, реальной зарплаты, реальных доходов, реального размера пенсий и так далее.

Возможности сокращения инфляции у Банка России очень ограничены. Он может влиять на снижение ликвидности у банков, которую он считает излишне высокой. И, действительно, объем кредитования, особенно реального сектора, не растет, банки предпочитают придерживать деньги, учитывая высокие риски кредитования, даже при сохранении столь высокой процентной ставки. Сокращается объем инвестиционного кредитования, который и так в России является самым низким среди ведущих держав. Кредит отечественных банков находится на уровне 5,9% всех инвестиций в основной капитал, в то время как в США, в Германии и других развитых странах - 30-50%, в Китае - около 20%.

Инфляция в России во многом определяется действием немонетарных факторов, в частности, традицией ежегодного повышения цен на электричество, газ, другие жилищно-коммунальные услуги. Это дает сигнал для повышения РЖД тарифов по перевозкам, темп роста которых превосходит динамику розничных цен. Девальвация рубля выгодна Минфину, и он предусматривает ослабление рубля на 10-15% до 2019 г. - с 64 руб. за доллар в настоящее время до 71-72 руб. в 2019 г. Это, естественно, приведет к росту импортных цен, за которыми, как обычно, поднимутся и отечественные цены.

Действия Банка России направлены, в первую очередь, на замедление инфляции, но до сих пор я не помню года, когда бы удалось добиться цели по инфляции. Даже в кризисные годы, например, в 2008-м или в 2009 г., когда вся ликвидность резко сжалась из-за кризиса, инфляция подскочила довольно значительно и вместо 9%, достигнутых в предкризисные годы, зашкалила до 14,1% в 2008 г. и до 11,7% в годовом выражении в худшем по показателям кризисном году - 2009-м. Так что не исключается и даже представляется весьма вероятным сохранение 5-6-7-процентной инфляции в среднем за год в 2017-м и особенно в 2018-2019 гг., если цена на нефть повысится. Таким образом, мало надежды, что кредит в России станет столь же дешевым, как, скажем, в 2012 г., когда ключевая ставка составляла 5,5% и происходил экономический рост. Она снизится, вероятно, до 7-8% при сохранении нынешней политики, но реально кредиты все равно будут выдаваться по двузначной ставке, превышающей 10%. Это простимулирует в какой-то мере экономический рост, но не сильно, так как объемы кредита на инвестиционные цели при такой ставке вряд ли существенно возрастут.

Благоприятным с точки зрения экономического роста является сокращение чистого оттока капитала из России. За 9 месяцев 2016 г. он составил 9,6 млрд дол., в 5 раз меньше, чем за соответствующий период 2015 г. Он может стать близким к нулю, и не исключено, что в 2017-2019 гг. он на символическую сумму станет плюсовым, поскольку рейтинг России с позиции конкурентоспособности по индексу Doing Business резко улучшился благодаря специально принятым мерам: Россия поднялась со 120-го места в 2011 г. до 92-го места в 2014 г., 50-го места - в 2015 г. и 40-го места - в 2016 г. Небывалый успех! Но, к сожалению, пожалуй, один из немногих в социально-экономическом развитии страны.

Не грозит нам, по-видимому, и дополнительное сокращение валютной выручки от экспорта, которая, как известно, за 2012-2016 гг. сократилась вдвое. Скорее всего, она немного вырастет, особенно если подорожает нефть. Но речь идет не о крупном увеличении, а о возможном росте в пре- делах 20%.

Противостоят этим позитивным факторам полное исчерпание Резервного фонда, которое нас ожидает в 2016-2017 гг., и все большее использование и без того сокращающегося Фонда национального благосостояния. Правда, Банк России имеет намерение постепенно пополнять золотовалютные резервы за счет покупки валюты. Так что, возможно, валютные резервы не опустятся ниже 400 млрд дол. И это может оказаться весьма важным, поскольку дает возможность использовать часть из них на возвратных условиях для окупаемого за 5-7 лет инвестиционного кредитования реального сектора.

Как было отмечено выше, предполагаемый Минэкономразвития небольшой прирост ВВП в 2018-2019 гг. связан с проектируемым повышением цен на нефть с 40 до 55 дол. за баррель. Я не уверен, что это осуществится. Потому что при 55 дол. за баррель добыча сланцевой нефти в США станет весьма прибыльной. Ведь при 55 дол. за баррель нашей марки нефти Urals нефть марки Brent будет стоить больше 60 дол. А уже при нынешней 50-долларовой цене за Brent добыча сланцевой нефти в США начинает расти, увеличивается число буровых установок, и сокращение добычи этой нефти, последовавшее за снижением цен до 30-35 дол., компенсируется. Запасы сланцевой нефти в США огромны, и за эти годы они легко могут нарастить добычу нефти и серьезно сократить свой импорт. Со временем США способны даже стать экспортером нефти, как недавно они стали экспортером газа, выйдя на первое место по его добыче. То же самое произойдет в отношении нефти, если баррель будет стоить более 60 долларов.

Саудовская Аравия, страны ОПЕК затратили огромные усилия, лишились сотен миллиардов долларов, чтобы сохранить свои ведущие позиции при экспорте нефти. При цене 60 дол. их позиции с каждым годом будут сокращаться. Не исключено, что технология добычи нефти из сланцевых пород начнет распространяться в других странах, где тоже есть существенные запасы сланцевой нефти. К тому же повышение цен на нефть усилит деятельность стран мира по экономии нефти, особенно по резкому сокращению ее потребления для двигателей внутреннего сгорания, все шире и эффективнее будет применение комбинированных дизель-генераторных схем движения. Эти схемы распространятся на всю сельхозтехнику, автобусный парк, весь грузовой парк автомобилей. Что касается легковых автомобилей, то будет увеличиваться доля полностью электрифицированных двигателей. Не стоит сбрасывать со счетов и рост доли нетрадиционных видов электроэнергии - ветровой, солнечной, производство которой постоянно удешевляется, а эффективность растет. Поэтому развитие такой большой страны, как Россия, нельзя ставить в зависимость от цены за баррель нефти и питать в этом отношении иллюзорные надежды.

По нефти мы постепенно можем оказаться в такой же позиции, в какой оказался Газпром. Он уже на четверть сократил объем своей добычи и экспорта, а его капитализация с 330 млрд дол. в 2007 г. снизилась до 44,2 в конце 2015 г. Если раньше наша корпорация входила в 10 ведущих корпораций мира по объему капитализации, то сейчас она переместилась на 170-е место и стала стоить в 15 раз меньше корпорации Apple. Не надо быть пророком, чтобы понимать, что и нашу нефтяную промышленность, если она будет делать ставку на добычу сырой нефти, а не на нефтехимию, которой она совсем не занимается - как Газпром совсем не занимался газохимией, ничего хорошего не ждет.

Да и сегодня корпорация «Роснефть», добывающая более 200 млн т нефти в год - больше всех в мире, - имеет капитализацию примерно такую же, как Газпром, в то время как ведущие нефтяные корпорации, во многом благодаря другой структуре производства с преобладанием высокоэффективных перерабатывающих мощностей, высокой доле нефтехимии, превосходят по капитализации Газпром и Роснефть в 5 и более раз.

Многие сочтут такие сопоставления некорректными ввиду «дискриминационного» характера западных оценок акций наших ведущих корпораций. Не нравится сравнение с западными компаниями, давайте сравним капитализацию внутри нашей страны. Акционерная компания «НОВАТЭК», уступающая Газпрому по добыче газа в 6 раз и по объемам реализации более чем в 12 раз, имеет капитализацию всего в 1,8 раза ниже - около 25 млрд дол. Почему? Потому что это современная газовая корпорация, сделавшая упор на передовую технологию сжижения газа и строящая на Ямале крупнейший в России завод по сжижению газа.

Предлагаю отказаться от иллюзий и рассматривать наши перспективы с определенным запасом прочности, ориентируясь на более низкие цены на топливно-сырьевые ресурсы и материалы, которые составляют 85% нашего экспорта. В развитии страны следует рассчитывать не на факторы, которые от нас не зависят, а на источники собственных средств, не на «подарки» мирового рынка из-за повышения цен на поставляемое нами сырье, а на собственную эффективную работу.

Одним словом, при объективном рассмотрении можно сделать вывод о том, что на самом деле в предстоящие три года при осуществлении проектов Минэкономразвития и Минфина нас, скорее всего, ждет период застоя - стагнации.


Нельзя откладывать возобновление экономического роста
Стагнация, конечно, лучше рецессии, но ее затягивание до 2020 г. будет иметь тяжелые последствия для страны. Дело не в потерянных 10 или даже 15 годах, связанных с отсутствием экономического роста. Давайте взглянем на события шире, ведь по сравнению, например, с 1990 г. мы в целом по объему экономики даже при исчислении по паритету покупательной способности далеко не ушли. А если сравнение осуществить на основе рыночного курса доллара и евро, то мы сделали существенный шаг назад и по объему валового внутреннего продукта, и по объему фонда потребления, и по основным показателям благосостояния людей.

Вспомним, что в 1990 г. Россия по объему валового внутреннего продукта уступала только США и Японии. Сегодня по паритету покупательной способности мы уступаем еще Китаю, Индии и Германии, занимая 6-е место. Но нас поджимают Великобритания и Франция. Если мы будем и дальше стоять на месте, то можем переместиться вниз даже по этому показателю.

Если же считать по действующему курсу доллара и евро, то Россия переместилась сейчас на 15-е место в мире. Приведем расчеты. В 2015 г. ВВП России составил 80,4 трлн руб., а средний валютный курс доллара - около 61 руб. Так что в долларовом выражении ВВП составил около 1318 млрд дол. Превосходят нас по этому показателю Испания - 1381 млрд, Южная Корея - 1410 млрд, Австралия - 1455 млрд, Канада - 1785 млрд, Италия - 2141 млрд, Бразилия - 2341 млрд. Россия в 3 раза по объему ВВП уступает Германии, почти в 4 раза - Японии, более чем в 8 раз - Китаю и в 14 раз - США.

Если же рассчитать основной показатель уровня экономического развития - ВВП на душу населения, то сегодня по рыночному курсу этот показатель составляет 8,5 тыс. дол., т. е. втрое ниже барьера, который отделяет развитые страны от других стран мира - 25 тыс. дол., в 4 раза ниже показателей развитых стран мира и почти в 5 раз ниже его среднего уровня в странах G7 во главе с США. Китай сегодня, по оценке Мирового банка, по уровню ВВП на душу населения вплотную подошел к России - 7,7 тыс. дол., или 90% от уровня России. И это при 1350-миллионном населении в Китае.

И если по ВВП на душу населения при расчете по паритету покупательной способности мы занимаем 43-е место среди 150 ведущих стран мира, то при расчете по рыночному курсу мы с этого места опускаемся примерно на 80-е место, а значит, кроме 25 развитых стран, уступаем еще 55 странам из числа развивающихся и постсоциалистических государств.

Продолжение застоя ухудшает положение. Можем ли мы мириться с нарастающим отставанием нашей страны и от среднемировых темпов роста, и даже от роста экономики развитых стран, не говоря уже о 3-4-кратном отставании по темпам роста от развивающихся стран во главе с Китаем и Индией?

Продолжение стагнации ведет к трудно обратимым последствиям. Во-первых, яма, в которую мы опускаемся, углубляется, и с каждым годом выбираться из нее будет все труднее и труднее. Причем она углубляется не только по общеэкономическим показателям. Гораздо хуже, что усугубляется технологическое отставание. По данным Росстата, износ основных фондов в стране составляет около 50%, норма выбытия - 0,7%, норма обновления - 4,3%. Средний возраст машин и оборудования приблизился к 14 годам, притом 23% их работает свыше срока износа. В промышленности крайне низок - около 10% - удельный вес высокотехнологичных и инновационных отраслей. Инновациями занимается каждое 10-е предприятие, а не каждое 2-е, как в Западной Европе. Небольшой рост ВВП, который наблюдается, в основном связан с сельским хозяйством и развитием сырьевых отраслей.

Во-вторых, при продолжении застоя нарастают диспропорции, которые все труднее будет преодолевать, усиливается отставание материально-технической базы, уродливой остается стареющая структура народного хозяйства и экспорта с преобладанием доли отраслей, производящих топливно-энергетические ресурсы, сырье, полуфабрикаты и материалы при низком удельном весе производства готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. К тому же при продолжении стагнации будут расти ежегодные потери страны от оттока капитала, отъезда за рубеж высококвалифицированных кадров, неэффективного использования фондов, ресурсов, снижается производительность труда, поддерживается невысокое качество продукции, возрастают потери, нецелевое использование финансирования, в строительстве при сокращении объемов растет незавершенка. С каждым годом преодолевать это будет все труднее.

В-третьих, на низком уровне находится благосостояние людей, и семьи постепенно втягиваются в новый, более низкий для себя уровень жизни и быта, привыкают мириться с трудностями, становятся безразличными к качеству продукции. Сохраняется и даже немного возрастает разрыв между бедными и богатыми. Несколько повысился коэффициент Джинни, характеризующий разрывы в уровнях доходов различных групп населения.

Из-за вступления в фертильный возраст немногочисленного поколения женщин, рожденных в 1990-е гг., нас ждет значительное снижение рождаемости - с 13 до менее чем 9 на тысячу человек населения к 2030 г. Если на сегодня в фертильном возрасте насчитывается около 17 млн женщин, то к 2030 г. их будет всего 11 млн. И они, естественно, родят намного меньше детей. Чтобы компенсировать эти потери, нужно увеличить общий коэффициент рождаемости. Однако в условиях стагнации власти поступают наоборот. Они перестали индексировать материнский капитал, и те небольшие стимулы, которые для этого были, сокращаются, а новые не вводятся - нет финансирования.

Медленнее стала снижаться смертность. В отдельные годы застоя и рецессии она даже стала возрастать. Если дальше так продолжится, то в ближайшие годы начнет резко увеличиваться депопуляция населения, которая в середине 2020-х гг. составит уже сотни тысяч человек в год. Только резкое сокращение смертности с 13 хотя бы до 10 - сопоставимый уровень смертности европейских стран - около 9, позволило бы нам избежать столь значимой депопуляции. В любом случае предстоящий период будет периодом естественного сокращения численности трудоспособного населения в силу возрастных изменений. В стране может возникнуть дефицит кадров. Придется увеличивать дорогостоящую массовую миграцию с ее негативными социальными последствиями.

Этого можно избежать, если значительно снизить смертность трудоспособного населения, которая в России в общем составе смертности населения втрое превышает западноевропейские показатели. В стране умирает в год 470 тыс. трудоспособных, из которых 80% - мужчины, в то время как если бы мы были Западной Европой по демографическим показателям, у нас смертность трудоспособных ограничивалась бы 130 тыс. чел. Сокращение в России смертности этой, самой высокосмертной с международных позиций, группы позволило бы на 100, 200, 300 тыс. пополнить трудоспособное население. Но для этого нужно увеличивать, а не сокращать медицинские расходы, особенно по самым эффективным статьям здравоохранения - прежде всего по высокотехнологичной медицинской помощи, расходы федерального бюджета на которую уже с 2017 г. сокращаются в 2 раза.

Нам следует также как можно быстрее поднять среднюю ожидаемую продолжительность жизни с низких 72 лет хотя бы до уровня ведущей группы развивающихся и постсоциалистических стран Восточной и Центральной Европы - до 77 лет. Тогда продолжительность здоровой жизни мужчин можно было бы поднять с 59 до 67 лет, а женщин - до 70 лет. Это даст возможность без ухудшения уровня жизни пенсионеров поднять на 5 лет, например, с 2023-2025 гг. пенсионный возраст и тем самым увеличить численность трудовых ресурсов на 9 млн чел., решив эту болезненную и сложную для нашей страны проблему.

В-четвертых, развитые страны вступили в новую эпоху - эпоху постиндустриального развития, характеризующуюся снижением доли реального сектора производства в создании валового внутреннего продукта до 20-25% за счет резкого роста доли сферы «экономики знаний». Эта сфера в Западной Европе достигла 30%, а в США даже 40%. В основном она состоит из интеллектуальных услуг, которые на стадии постиндустриального развития занимают главенствующее место.

А это значит, что преобладающим источником экономического роста вместо инвестиций в основные фонды - машины, оборудование, здания и сооружения - становится возрастание человеческого капитала, науки, знаний и навыков трудового населения. Тем самым, снижается капиталоемкость продукции, а экономический рост приобретает все более высокое качество, преумножая человеческий капитал.

Наша страна пока далека от постиндустриального развития. Доля сферы «экономики знаний» в ВВП - главной составляющей человеческого капитала - с 20% в советское время, когда она была почти такой же, как в развитых странах мира, снизилась до 10% в период трансформационного кризиса 1990-х гг., потом приподнялась до 15% в период 10-летнего подъема экономики с 1999-го по 2008 г., а в период стагнации и рецессии, когда бюджет в значительной мере пытался свести концы с концами и найти средства для оборонных расходов, снизилась до 13% в 2016 г. В России в составе ВВП наука занимает 1%, а в развитых странах 2,5-3%. На образование у нас тратится немногим более 4% ВВП, а в западных странах вдвое больше. Менее 5% с учетом частных расходов приходится на здравоохранение России, в Западной Европе - в среднем более 10% ВВП, а в США - 17%. На информационно-коммуникационные технологии в России приходится менее 4%, а в развитых странах в 1,5-2 раза больше. И совсем не развиты в России биотехнологии - доли процента в ВВП.

Поэтому перед нами стоит ключевая задача форсированных вложений в «экономику знаний», обеспечивающих подъем этой сферы хотя бы по 10% в год, с тем чтобы ее доля в ВВП приблизилась к 20% к 2020 г. и 30% к 2025 г. Тогда в сочетании с возрастающей долей инвестиций в основной капитал и с увеличением удельного веса этих инвестиций в ВВП с 17% в 2016 г. до 25% в 2020 г. и 30% в 2025 г. мы сможем повысить темпы социально-экономического роста до 3% к 2020 г. и до 5% к 2025 г. при устойчивом росте исключительно за счет внутренних источников. После 2025 г. при таких показателях мы начнем быстрый переход, если продолжим эти тренды, к постиндустриальному обществу, и у нас человеческий капитал станет обеспечивать сначала 50, потом 60 и более процентов экономического роста, как в Западной Европе и в США в настоящее время. При этом главным локомотивом социально-экономического развития станет рост «экономики знаний».

Уже сегодня, если увеличивать эту сферу по 10% за счет соответствующих вложений - на это потребуется до 1 трлн руб. в год, она обеспечит более 1% дополнительного среднегодового роста, а с учетом мультипликационного эффекта - до 1,5%. Когда же темпы роста этой сферы увеличатся до 20% к 2020 г., ее роль в экономическом росте возрастет до 2% в год, а в 2025 г. - до 3 и более процентов в год.

Если же стагнация продолжится и норма инвестиций в основной капитал ВВП серьезно не возрастет, а доля «экономики знаний» в ВВП, судя по предстоящему трехлетнему бюджету, еще сократится, ждать сколько-нибудь заметного социально-экономического роста не придется.

Решающая роль государства
Решающая роль государства в организации перехода от стагнации и рецессии к экономическому росту связана по крайней мере со следующим:

- Предприятия и организации, контролируемые государством, обеспечивают 70% ВВП страны. Правда, на эти 70% сегодня приходится только около 40% инвестиций в основной капитал. Соответственно, на частный сектор, доля которого в производстве ВВП около 30%, приходится 60% инвестиций. Но зато в сфере «экономики знаний» доля государства не 40%, как в инвестициях в основной капитал, а 60-70% благодаря преобладанию государственных вложений в науку, образование и здравоохранение при значительной доле госзаказов в информационные технологии и наличии крупной государственной собственности по коммуникационным технологиям. Поэтому роль государства является преобладающей в формировании источников экономического роста.

 - Она является преобладающей также благодаря тому, что источники дополнительных инвестиций в подавляющей части находятся на стороне государства: инвестиционные кредиты госбанков, инвестиции корпораций, контролируемых государством, инвестиции за счет использования части золотовалютных резервов, инвестиции за счет новых внешнеэкономических займов государства.

Главным источником дополнительного экономического роста является, прежде всего, инвестиционный кредит за счет ресурсов российских банков. В 2015 г. по объему они превысили ВВП и сейчас составляют более 83 трлн руб., что почти втрое превышает объем всех государственных средств в расширенном консолидированном бюджете страны, включая внебюджетные государственные фонды - пенсионный, социального страхования и фонд обязательного медицинского страхования. Наиболее крупные банки являются, как известно, государственными или контролируемыми государством. На их долю приходится 60% всех активов и до 80% всех инвестиционных ресурсов для кредитования. Поэтому кратное увеличение объемов инвестиционных ресурсов - дело государственное. Его могут обеспечить, прежде всего, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк.

С инвестиционной точки зрения к ним примыкают Внешэкономбанк, фактически госструктура, не являющаяся обычным банком, и Агентство по ипотечному жилищному кредитованию - АИЖК, имеющее крупный денежный фонд и распространяющее жилищные сертификаты, и т. д. Крупнейшие инвестиционные мегапроекты в значительной мере осуществляют гигантские корпорации, контролируемые государством, - Газпром, Роснефть, РЖД, Росатом, Ростехнологии и др. На их долю когда-то приходилось до половины всех инвестиций в России, сейчас - вдвое меньше, но тем не менее это огромная инвестиционная сфера. Если с умом развить государственно-частное партнерство и стимулировать партнерство государства через госкорпорации с иностранным капиталом, то можно приумножить роль государства в привлечении инвестиций.

- Используя законодательную базу, предоставляя налоговые, инвестиционные, бюджетные, административные льготы и стимулы, государство может существенно повлиять на инвестиции в основной капитал и вложения в человеческий капитал. Государство может снять, например, налогообложение с той части прибыли, которую предприятия вкладывают в инвестиции. А они в инвестиции пока вкладывают только треть от величины прибыли, которую формально представляют в отчетности, скрывая определенную ее часть от налогообложения. Освобождение от налога части прибыли, которая идет на инвестиции, не только сократило бы теневую прибыль, но и увеличило бы объем инвестиций из-за их большей выгодности и прибыльности.

В арсенале государства и амортизационная политика. Надо сократить сроки амортизации многих видов оборудования и приборов и перейти на ускоренную амортизацию. Тогда возрастет амортизационный фонд, из которого предприятиями финансируется более половины всех инвестиций, а это более четверти всех инвестиций в стране в настоящее время. Только за счет этих двух источников - прибыли предприятий и амортизации - можно было бы увеличить инвестиции на 1,5-2 трлн руб. Если сегодня предприятия инвестируют почти 9 трлн руб. из 14,6 трлн, то завтра они могут инвестировать 10-11 трлн рублей.

Другая возможность государства - стимулирование более эффективного использования инвестиций, их скорейшей окупаемости, возвратности, что равносильно увеличению объема инвестиций. Можно было бы установить налоговые каникулы, таможенные льготы, более низкий процент кредитования при использовании инвестиций на технологическое обновление действующего производства, на создание новых мощностей по высокотехнологичным и инновационным отраслям, при формировании современной инфраструктуры, строительстве жилья экономкласса с низкой стоимостью и объектов социально-бытовой недвижимости, вложениях в «экономику знаний». Это - временные льготы, ведь после технологического обновления, ввода новых мощностей, с началом функционирования новой, например, транспортной инфраструктуры сумма налогообложения резко увеличится, поскольку вырастет объем производимых товаров и услуг и их прибыльность. Стимулы для импортозамещения, производства готовой экспортной продукции с высокой добавленной стоимостью тоже себя окупят.

Мало того, что окупят, они сделают более устойчивым, менее рискованным развитие всего народного хозяйства, освободят наконец нас от «нефтегазовой иглы», от которой давно трясет все народное хозяйство, поскольку от этого зависит и валютный курс, и инфляция, и доходы всего бюджета, и прибыльность предприятий и организаций, и уровень доходов миллионов трудящихся. Теперь эта зависимость с 50 и более процентов в прошлом из-за двойного снижения цен на нефть сократилась примерно до 35%, а надо бы ее сократить процентов до 20. Структура народного хозяйства станет более гибкой, современной, эффективной, а главное, более динамичной, поскольку с развивающегося хозяйства будут сняты нефтегазовые оковы, требующие ежегодно непомерных инвестиций и определяющие длину шага, скорость движения страны и многое-многое другое.

Самое главное - именно государство должно выступить инициатором стратегического прорыва путем финансового форсажа - перехода на форсированные инвестиции по 8-10% в год и в основной, и в человеческий капитал.

Этот стратегический прорыв неизбежно будет связан с проведением крупных структурных реформ - институциональных преобразований, нацеленных:

- на значительное сокращение степени огосударствления экономики и социальной сферы страны, преобладание рыночного начала и конкурентной среды в экономике, расширение свобод, самоуправления, инициатив гражданского общества в социальной сфере. Важнейший шаг в этом направлении - приватизация государственной собственности и сокращение доли государства в производстве валового внутреннего продукта с 70 хотя бы до 40%. Напомним, что в 2005 г. доля государства в создании ВВП оценивалась в 35%;

- защиту и становление частной собственности, обеспечивающей в значительной мере эффективное развитие страны и ее процветание в будущем;

- предоставление более широкой самостоятельности в части прав и ответственности регионов, которые в дальнейшем должны быть, по-видимому, укрупнены и переведены на самоокупаемость, самофинансирование и самоуправление. Их роль в социально-экономическом развитии страны должна быть резко повышена;

- приоритетное развитие всех сторон благосостояния нашего многострадального населения, подтягивание международных рейтингов социальных показателей развития России до уровня экономических показателей. Если по уровню экономического развития - ВВП на душу населения по паритету покупательной способности Россия занимает 43-е место среди 150 ведущих стран мира, то по уровню образования - 30-е место; по уровню реальных доходов и реальных зарплат - 50-55-е место; по индексу социального развития - 65-е место; по обеспеченности комфортным жильем - 80-е место; по средней ожидаемой продолжительности жизни - 90-е место; по уровню жизни пенсионеров - 100-е место; по качеству здравоохранения - 119-е место.

Чтобы приоритетно решать социальные проблемы, предстоит коренным образом улучшить финансирование пенсионной системы, здравоохранения, образования, жилищно-коммунальной сферы, что тоже потребует проведения крупных структурных реформ.

Сегодня - переломное время, когда надо принимать стратегические решения по программе возобновления социально-экономического роста. За этим должны последовать годы целеустремленной, напряженной работы, чтобы в обозримом будущем обеспечить процветание нашей стране и ее народу.

А. Г. Аганбегян, - академик РАН, заведующий кафедрой Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................