РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 396 -  |  
Шрифт


Электроэнергетический сектор является основополагающим не только для национальных экономик, но и для мировой экономики в целом. Его высокая значимость в развитии стран и регионов связана с необходимостью обеспечения бесперебойного энергоснабжения, энергобезопасности, а также с существенной долей электроэнергии в себестоимости всей выпускаемой продукции. Специфическими чертами электроэнергетики на сегодняшний день остаются высокая капиталоемкость объектов и технологическая особенность одновременного производства и потребления электроэнергии, что требует централизованной координации работы электроэнергетической системы.

Учитывая заинтересованность государственных органов в эффективном функционировании электроэнергетической отрасти, это направление становится привлекательным для крупных инвесторов которые благодаря своему опыту работы в энергетическом бизнесе получают возможность диверсифицировать как саму отрасль, так и рынки присутствия. Однако, несмотря на некоторые сохранившиеся черты естественной монополии, мировая электроэнергетика в последние 15-20 лет претерпела серьезные изменения, которые не могут не отразиться на ее дальнейшем развитии и инвестиционной привлекательности.

Одними из основных тенденций в современной электроэнергетике становятся развитие малой распределенной генерации, работающей на возобновляемых источниках энергии - ВИЭ, а также стремление потребителей к энергосбережению и все большему использованию энергоэффективных технологий. Таким образом, заметно возрастает роль конечного потребителя в существующей модели рынка электроэнергии.

Рост децентрализованного производства ВИЭ, учитывая ограниченные возможности промышленного хранения электроэнергии в среднесрочной перспективе, как правило, требует дополнительных инвестиций в развитие сетей, для того чтобы эффективно интегрироваться в электроэнергетическую систему. В 2015 г. мировые инвестиции в сетевую инфраструктуру, которая является одним из ключевых компонентов энергетической безопасности, составили более 260 млрд долл. Все эти изменения являются предметом регулирования, что повышает важность стабильной и прозрачной регуляторной среды для поддержания адекватного уровня инвестиций. Новые технологии производства электроэнергии, в том числе солнечные панели, в непосредственной близости от потребителя, использование накопителей электроэнергии, рост спроса на гибридные двигатели и электродвигатели увеличивают привлекательность этого сектора для инвесторов.

Дешевая энергия ВИЭ ведет к снижению удельного веса стоимости электроэнергии в затратах на производство единицы продукции - от 3% - в случае использования энергии берегового ветра, до 30% - при использовании сланцевых нефти и газа США. Эта ситуация изменила инвестиционные приоритеты между ископаемыми видами топлива и технологиями в пользу последних. Кроме того, постепенное удешевление технологий по мере их освоения - например, технологий фотоэлектрической солнечной энергии, хранения электроэнергии, а также наличие избыточных мощностей в производственной цепочке привели к снижению стоимости реализации таких инвестиционных проектов, что в 2015 г. способствовало росту инвестиций в технологии хранения электроэнергии до 10 млрд долл. Одновременно с этим проекты, связанные с атомной энергетикой, технологиями улавливания и хранения углекислого газа, энергосберегающими технологиями, в которых не предвидится снижение стоимости, скорее всего, будут терять свою привлекательность в будущем, особенно если проектные риски будут влиять на финансирование.

Развитие ВИЭ также происходит благодаря политике снижения выбросов CO2 в атмосферу, которая поддерживается мировым сообществом - Парижское соглашение по климату, подписанное на конвенции ООН 22 апреля 2016 г. и фактически заменившее Киотский протокол и системно регулируется в некоторых странах, через соответствующее законодательство, торговлю лицензиями на выбросы и т. д. Масштабные действия, намеченные в Парижском соглашении об изменении климата, в том числе недопущение глобального потепления путем удерживания глобальной средней температуры, потребуют больших объемов инвестиций. В Парижском соглашении не обозначены точные объемы финансирования, как и их распределение по целевым направлениям. Ранее принятый целевой ориентир в 100 млрд долл. в год до 2020 г. для стран, нуждающихся во внешних инвестициях, не вошел в итоговый вариант соглашения.

Одним из важных последствий подписания Парижского соглашения стало замораживание угольных проектов. Решения о прекращении инвестиций в угольную генерацию и о выходе из проектов были приняты многими компаниями, аналогичным образом поступили некоторые банки и финансовые организации. Такое явление вывода инвестиций получило название «дивестиции». Учитывая, что вложения в угольные станции являются неперспективными, страны-реципиенты были вынуждены отказаться от таких проектов, чтобы обеспечить необходимый приток иностранных инвестиций в свою электроэнергетику в целом. В настоящее время от масштабных проектов по строительству угольных генераций не отказались Вьетнам, Индия, Индонезия, Китай, Пакистан, Турция и некоторые другие страны.

Экологические организации настаивают на вложении в развитие ВИЭ «угольных» инвестиций, от которых пришлось отказаться. Тем не менее пока такая зависимость не прослеживается: инвестиции в ВИЭ не коррелируются с финансовыми потоками, выводимыми из проектов угольной генерации, которые по факту направляются в другие сектора, в том числе в проекты по энергоэффективности.

Такие процессы, как глобализация и интеграция - в том числе и «укрупнение» энергетических рынков, усиливают роль ТНК в мировой экономике и международных экономических отношениях. Не исключением стали и крупные компании электроэнергетической отрасли. Выходя на новые рынки, они получают возможность осуществлять трансфер технологий и балансировать между активами с различной доходностью, повышая свою экономическую устойчивость. Однако помимо положительных сторон глобализации для ТНК есть и негативные. В первую очередь это синхронизация большинства экономических процессов, что вызывает более глубокие экономические спады одновременно во всех странах, что не может не сказаться на объемах и прибыльности инвестиций.

В 2015 г. мировой объем прямых иностранных инвестиций достиг почти 1,8 трлн долл., что является самым высоким показателем со времени экономического кризиса 2008 г. Однако высокая активность иностранных инвесторов не привела к соразмерному увеличению производственного потенциала во всех странах. Глобальные инвестиции в энергетический сектор в 2015 г. снизились по сравнению с 2014 г. с 2 трлн долл. до 1,8 трлн долл. Падение связано с сокращением инвестиций в сегмент добычи нефти и газа. При этом мировые инвестиции в повышение энергоэффективности в 2015 г. достигли 220 млрд долл. Несмотря на заметное замедление роста спроса на электроэнергию, в основном за счет расширения использования возобновляемых источников энергии и сетей, инвестиции в сектор электроэнергетики выросли до рекордных 690 млрд долл., что составляет более 37% от общего объема инвестиций в энергетику. Из них почти 40% направлены на замену устаревших активов, что имеет большое значение для поддержания безопасности поставок электроэнергии даже в том случае, если будущая макроэкономическая и энергетическая политики будут способствовать замедлению роста спроса на энергию в глобальном масштабе.

Логическим продолжением этапа либерализации рынков электроэнергии для многих стран становится региональная интеграция и создание единого энергорынка для всего региона. Опыт в этом вопросе есть у ЕС - наиболее успешным результатом европейской интеграции считается система рынков Nordpool, а также SIEPAC, NAFTA, UNASUR. В настоящее время условия формирование общего электроэнергетического рынка разрабатывает и ЕАЭС.

Процесс интеграции касается не только генерирующих мощностей, но и сетевой инфраструктуры, которая является основополагающим элементом трансграничных перетоков электроэнергии. Включение в энергосистему большого количества распределенной генерации, а также увеличение доли генерации на ВИЭ увеличивают вероятность риска веерного отключения. Одним из наиболее эффективных способов избежать перегрузок в сетях, снизить риски нарушения энергоснабжения - blackout и падения напряжения в сети - brownout является использование «умных сетей» - smart grid, которые уже фрагментарно внедряются во многих странах.

В свою очередь возможность трансграничной торговли и надежная работа сетей повлекут за собой изменение состава генерации в пользу наиболее дешевого производства электроэнергии и снижение объема суммарной установленной мощности, благодаря отсутствию необходимости содержать «излишки» пиковой мощности. В связи с этим возникает вопрос о судьбе традиционной генерации, которая в перспективе должна быть выведена из эксплуатации или будет работать при неполной загрузке, что в обоих случаях повлечет негативные последствия для инвесторов. В мировой практике при падении цен на ископаемые виды топлива можно наблюдать всплески инвестиционной активности в строительстве новых мощностей традиционной генерации, что отчасти является проблемой регулирования отрасли.

Вопрос оптимизации состава генерирующих мощностей остается актуальным и в связи с постоянным износом оборудования, и также с возможными искажениями макроэкономических сценарных условий, например, когда прогнозируется рост спроса на электроэнергетику при реальном снижении экономической активности, снижении объемов производства, политики энергосбережения и пр. При этом доминирующий рост сектора услуг в постиндустриальных экономиках - например, в США, Японии, ЕС уменьшает зависимость спроса на энергию и роста ВВП.

Либерализация электроэнергетики, как правило, предусматривает работу электроэнергетического рынка в соответствии с объективными рыночными механизмами при минимальном вмешательстве государства. Тем не менее на данном этапе развития мировой электроэнергетики около 95% инвестиций в производство электроэнергии осуществляются с расчетом на вертикальную интеграцию, долгосрочные контракты или ценовое регулирование в целях управления рисками. Роль ценовых сигналов оптового рынка в стимулировании инвестиций в генерацию падает. В странах, не являющихся членами ОЭСР, инвестиции в традиционную генерацию чаще всего остаются на высоком уровне. Такие инвестиции в большинстве случаев обеспечивают государственные компании или заключившие с ними контракты независимые производители электроэнергии. Нерешенными остаются вопросы, касающиеся субсидирования альв традиционные источники энергии. Дотационная политика в отношении ВИЭ, предоставление государством различных преференций для альтернативной энергетики также искажают ценовые сигналы рынка. Однако принимая во внимание длительные сроки окупаемости таких генераций, нестабильность их режимов работы, затраты на содержание резервных мощностей и пр., отказ от господдержки может существенно сократить инвестиции в «зеленую» энергетику. Поэтому необходимо усовершенствовать архитектуру существующего электроэнергетического рынка, которая должна быть основана на системном подходе и на принципах транспарентности, экономической целесообразности и эффективности.

Использование «ручного управления» резко снижает инвестиционную привлекательность отрасли и может спровоцировать не только сокращение инвестиционных вливаний, но и отток капитала, что отразится на состоянии инфраструктуры и в итоге - на стоимости активов. Таким образом, решения стратегических инвесторов должны учитывать не только будущую доходность проектов, но и регуляторную политику в отрасли стран присутствия, которая может существенно снизить эффективность бизнеса.

Учитывая существующие в отрасли тренды и политику регулирующих органов, инвесторы могут принимать решения об оптимизации портфеля активов, тем самым снижая свои издержки и повышая эффективность бизнеса, путем избавления от неприбыльных или наименее прибыльных активов или, наоборот, о приобретении новых активов, о вхождении в новые проекты, а также об участии в сделках слияний и поглощений, что позволит им обеспечить устойчивое развитие и диверсифицировать риски.

Общий объем сделок по M&A по итогам 2015 г. составил 200 млрд долл., что стало самым высоким показателем за последние 6 лет и на 13% превысило итоги 2014 г. Сделки M&A используются энергетическими компаниями и инвесторами в качестве стратегического инструмента для адаптации к изменяющейся динамике развития электроэнергетического сектора. Далее рассмотрим наиболее важные тренды при заключении таких сделок.

Основные трансакции электроэнергетических компаний в 2015 г. произошли в рамках конвергенции и инвестиций в сегменты midstream и upstream. Электроэнергетические компании прибегли к разнообразным возможностям для роста, сохранения и оптимизации капитала в условиях глобального экономического спада: мегаслияния газовых и электроэнергетических активов в США, конвергенция с телекоммуникационными компаниями в Японии и технологическое партнерство в Европе.

В 2015 г. регулируемые электроэнергетические компании показали себя как «безопасную гавань» для вложения капитала. Их стабильные денежные потоки и возможности для расширения клиентской базы привели к крупным сделкам по продаже сетей. Ярким примером является сделка по поглощению Piedmont Natural Gas компанией Duke Energy, стоимость которой составила 6,7 млрд долл.

Большой объем сделок M&A в 2015-2016 гг. был реализован в области ВИЭ. Желание инвесторов вкладывать средства в альтернативную энергетику объясняется возможностью компенсировать вредные выбросы в атмосферу действующих традиционных энергостанций с помощью использования «чистой» энергии солнечных и ветряных генераторов. Заключенное Парижское соглашение по климату дает все основания полагать, что такая тенденция будет сохраняться как в краткосрочной, так и в среднесрочной перспективах. Дополнительную привлекательность для сектора ВИЭ создают правительства государств. Так, например, Китай ввел ряд мер, способствующих развитию газовых электростанций и «зеленой» генерации.

Глобальных охват сделок M&A, связанных с ВИЭ, является результатом политики перехода к «чистым» источникам энергии в развитых странах и растущим совокупным спросом на электроэнергию в странах с переходной экономикой. Однако существующие неопределенности в нормативном регулировании электроэнергетического рынка стран - членов ЕС по этому вопросу могут заставить инвесторов перенести инвестиции на более безопасные рынки.

На фоне стагнирующего спроса в развитых странах энергетические компании Европы и США обращают свое внимание на развивающиеся рынки, где уровень спроса продолжает расти, а обсуждающаяся проблема электрификации привлекает внимание всего мира. Наиболее интересными для инвесторов являются страны Африки, к югу от Сахары, а также Мексика, Вьетнам и Индонезия. Только во Вьетнаме и Индонезии в ближайшие 10 лет потребуется строительство около 90 ГВт новых мощностей.

Увеличение инвестиций в прорывные технологии с помощью M&A также является одним из основных направлений. В 2015 г. - начале 2016 г. наблюдался рост популярности технологий хранения электроэнергии и связанных с частным потребление электроэнергии IT-технологий. Стремительный рост популярности распределенной малой генерации среди конечных потребителей толкает электроэнергетические компании коммунального сектора вступать в партнерские отношения с технологическими компаниями и операторами связи. Возможность перехода от централизованного энергоснабжения к распределенному в долгосрочной перспективе провоцирует энергокомпании приспосабливаться к изменяющимся потребностям потребителей и рынка.

Новые возможности для привлечения иностранных инвестиций в некоторых странах дают такие процессы, как дробление государственных активов и их дальнейшая приватизация. Например, в Африке правительство проводит реформы по либерализации местного электроэнергетического сектора, чтобы привлечь инвестиции в инфраструктуру отрасли. Страны Ближнего Востока создают благоприятные условия для привлечения частных и иностранных инвестиций, что связано в основном с падением цен на нефть и кризисом ликвидности. ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Марокко, Кения и некоторые другие страны объявили о намерениях либерализовать свои электроэнергетические рынки и уделить основное внимание строительству новых генерирующих мощностей.

Самые крупные сделки - более 11 млрд долл. каждая, в указанный период были заключены инвесторами из США, Канады и Китая. Основными целями таких крупных приобретений для инвесторов являются повышение конкурентоспособности компаний на рынке и обеспечение их финансовой устойчивости.

В Европейском регионе было заключено большое количество трансграничных сделок, что связано с либерализацией рынков стран - членов ЕС, а также с перспективой региональной интеграции энергетических рынков. Несмотря на несовершенство регулирования отрасли, государственные приоритеты по развитию ВИЭ на территории ЕС дают участникам рынка уверенность в окупаемости инвестиций в капитальное строительство как генерации, так и сетей.

Отдельно следует сказать о последствиях выхода Великобритании из ЕС для инвестиционной активности в регионе. В настоящее время инвесторы находятся в неопределенности из-за отсутствия окончательного решения по развитию энергетической политики Великобритании в ближайшем будущем. Произойдет ли частичный отток капитала в ЕС из-за пока нерешенных вопросов регулирования, неясно. Тем не менее регулируемый сектор коммунальных услуг является для инвесторов наиболее безопасным в отличие от строительства новой генерации, из-за неопределенности потребностей в электропотреблении страны на среднесрочную и долгосрочную перспективы.

В странах, где законодательство не запрещает создание вертикально интегрированных компаний, инвесторы стремятся к укрупнению своего бизнеса, чтобы добиться синергетического эффекта и сократить операционные затраты. Помимо этого наблюдается тенденция к приобретению крупными компаниями активов в смежных отраслях; прежде всего это газовый бизнес, владение которым также может обеспечить энергетическим компаниям синергию.

Мировой объем сделок M&A по итогам III квартала 2016 г. составил 39,7 млрд долл. Наибольшая доля пришлась на Северо и Южноамериканский регионы - около 66% от общей стоимости сделок в глобальном масштабе. Основная часть трансакций состоялась в сегменте передачи и распределения электроэнергии и газа, а также в рамках приобретения активов ВИЭ. Высокую активность проявили отечественные инвесторы в США - более 88% проведенных сделок.

Большая часть Европейских сделок M&A также относится к сегменту передачи и распределения; в III квартале 2016 г. этот показатель составил 5,1 млрд долл. Стоимость сделок, в которых приняли участие финансовые инвесторы, составила 5,5 млрд долл., что объясняется стабильностью доходов в долгосрочном периоде. Объем трансграничных сделок достиг 79%.

Основной объем сделок Азиатско-Тихоокеанского региона связан с альтернативной генерацией. Во II полугодии 2016 г. этот показатель составил около 68% от общей суммарной стоимости сделок и, вероятнее всего, продолжит оставаться высоким. В 77% проведенных сделок приняли участие отечественные инвесторы.

По итогам анонсируемых сделок в Африканском и Ближневосточном регионах виден рост инвестиций в ВИЭ. Объем инвестиций в «зеленую» энергетику странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива - ССАГПЗ в ближайшие двадцать лет ожидается на уровне 100 млрд долл. К 2030 г. в Саудовской Аравии планируется построить 9,5 ГВт мощности, работающей на ВИЭ. Китайские инвестиции в энергетику Центральной и Западной Африки за 2010-2015 гг. составили 13 млрд долл.

Из приведенного анализа видно, что действия инвесторов подвержены влиянию двух основных групп факторов. В первую группу входят объективные перспективы рынка, по которым определяется доходность инвестиций, во вторую - регуляторная специфика стран присутствия, которая, с одной стороны, очень тесно переплетается с первой группой факторов, а с другой - может серьезно исказить результаты инвестиционной деятельности.

Именно эффективная регуляторная политика может стать решающим фактором в привлечении инвестиций в отрасль. Поэтому многие страны проводят либерализацию электроэнергетических рынков, постепенно приближая их к условиям рыночной конкуренции, в том числе путем антимонопольного регулирования, не допускающего увеличения рыночной власти отдельных компаний.

Однако противоположной тенденцией является рост инвестиций в регулируемые сегменты, что позволяет инвесторам снизить риски, связанные с неопределенностями работы на рынке.

Наиболее крупные компании инициируют сделки M&A, чтобы получить доступ одновременно к нескольким сегментам или иностранным рынкам в рамках одного направления деятельности. Это может способствовать синергетическому эффекту, а также обеспечить стабильность компании.

Стагнация или снижение потребления электроэнергии в странах с развитой или переходной экономикой приводится в баланс ростом спроса со стороны менее развитых стран, которые заинтересованы в привлечении ПИИ.

Стратегии развития ВИЭ ЕС, США и других постиндустриальных стран были подкреплены Парижским соглашением, которое предопределило рост инвестиций в ВИЭ по всему миру. Не менее привлекательными для инвесторов остаются проекты распределенной генерации, энергоэффективных технологий и энергонакопителей. Привлечение необходимых объемов инвестиций в электросетевую инфраструктуру чаще всего достигается эффективной регуляторной политикой.

Скорее всего, инвестиционные тенденции, наблюдаемые в 2015 г. и 2016 г., сохранятся на протяжении как минимум 10-15 лет. Это связано с относительно длительным периодом строительства генерации на ВИЭ, перспективностью инновационных разработок в электроэнергетике, спрос на которые подкрепляется и со стороны конечных потребителей, а также с достижением целей, установленных Парижским соглашением.

Я.Н. ЗУБКОВА - соискатель кафедры менеджмента, маркетинга и внешнеэкономической деятельности МГИМО (Университета) МИД России, специалист департамента координации энергосбытовой и операционной деятельности ПАО «ЛУКОЙЛ» 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................