РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 11803 -  |  
Шрифт


Надежность или спекуляции?

Развернувшееся строительство «Южного потока» откроет через несколько лет новое окно в Европу для российского газа. Потребители Старого Света и «Газпром» получат возможность диверсифицировать маршруты поставок голубого топлива. Взаимная выгода здесь очевидна, и тем не менее в последние годы всё острее встает вопрос об условиях этих поставок, о том, насколько комфортны они будут для участников межгосударственного газового сотрудничества и не случится ли так, что партнерские отношения продавца и покупателя окажутся под угрозой по не зависящим от обеих сторон обстоятельствам. Такие риски на европейском газовом рынке связаны с попытками Европейской комиссии (ЕК) кардинально поменять правила игры путем его либерального реформирования. Но кто же в конечном счете выиграет от этих преобразований?

В марте 2012 года было принято решение о скорейшем внедрении так называемой Целевой модели газового рынка Евросоюза, которая представляет собой очередную стадию процесса либерализации этого рынка. Модель предполагает создание единой наднациональной сети поставок газа со свободной конкуренцией между поставщиками и полностью рыночным ценообразованием. При этом критерием рыночности считается цена голубого топлива, формируемая по итогам торгов на биржевых площадках.

Сомнительные модели
Упрощенно предлагаемая схема выглядит следующим образом. Вместо традиционных национальных рынков газа предлагается создать десяток торговых зон с ежегодным объемом потребления внутри каждой зоны не менее 20 млрд куб. м, организованных по принципу «вход-выход». Планируется, что каждая такая торговая зона будет иметь как минимум три различных источника газа, а коэффициент индекса Херфиндаля-Хиршмана, используемый для оценки монополизации отрасли, не должен превышать отметку в 2 тыс. пунктов. Следуя расчетам этого индекса, доля одного поставщика в зоне может составлять максимум 44-45 %, это в ситуации, если остальные способны обеспечить только 1 % поставок, когда их доля выше, то «потолок» для основного поставщика, соответственно, должен быть ниже. В таком случае, чтобы удовлетворять весь имеющийся спрос на голубое топливо и при этом не превышать коэффициента индекса Херфиндаля-Хиршмана, торговая зона должна будет искать новые источники газа.

Торговлю газом внутри зоны планируется осуществлять на виртуальном хабе, который по итогам спотовых и фьючерсных торгов на биржах, находящихся внутри зоны, будет выполнять роль ценового индикатора. В качестве модели предполагается использовать уже существующие в ряде европейских стран газовые торговые площадки, а также создать новые. Авторы идеи рассчитывают на активную межзональную торговлю, обеспеченную достаточным количеством газотранспортных сетей, что должно привести к ценовому выравниванию, а в дальнейшем к слиянию в общую европейскую зону. При этом сроки реализации Целевой модели ограничены 2014 годом, когда должен сложиться, по выражению члена ЕК по энергетике Гюнтера Эттингера, «самый большой рынок мира, который привлечет инвесторов». Запомним эту фразу, нам еще придется вернуться к ней.

В то, что эти сроки будут выдержаны, не верят, пожалуй, даже самые оптимистично настроенные энтузиасты общеевропейского газового рынка. Дело не только в том, что заявленные в Целевой модели условия страшно далеки от сегодняшних реалий на газовых рынках ЕС, например, коэффициенту индекса Херфиндаля-Хиршмана сейчас соответствуют только Великобритания и ФРГ, но также и в том, что узок круг желающих без оглядки следовать предложенной модели. В опубликованном Еврокомиссией 15 ноября 2012 года коммюнике Making the Internal Energy Market Work, содержащем анализ текущих и перспективных процессов на европейском энергетическом рынке, в том числе вопросов имплементации Третьего энергопакета, констатировалось, что 13 государств - членов Содружества не внесли в свои национальные законодательства требуемых поправок. Самых злостных нарушителей в лице Польши и Финляндии решили бить рублем, вернее, евро. ЕК подала на них иск в суд при Евросоюзе, в случае удовлетворения которого Польше предстоит платить ежедневную пеню 88 819 евро, а Финляндии 28 570 евро. Стоит отметить, что и те страны, к которым претензий у ЕК в плане законодательства нет, тоже не торопятся внедрять эти нормы на практике.

Либерализм и его последствия
Имеется и концептуальный момент: ЕК предлагает чисто либеральную модель реформирования рынка, а либерализм как экономическая теория в Европе после 2008 года уже не пользуется столь большой популярностью, как раньше, слишком заметны стали его издержки. Кстати, в этом плане европейцы могли бы вспомнить опыт России 1990­х годов, где либеральные реформы привели к весьма печальному результату для экономики страны. Либерализм же в такой сфере, как газоснабжение и газораспределение, вызывает особую настороженность. Как заявил, к примеру, Управляющий директор британской нефтегазовой компании BG Advance Крис Финлейсон, «цели энергетической политики ЕС , либерализовать рынки природного газа и повысить безопасность поставок, часто конфликтуют друг с другом и тем самым приводят участников рынка в замешательство».

Отметим, что это говорит представитель страны, которая раньше всей остальной Европы либерализовала нацио- нальный рынок газа, благодаря чему на сегодняшний день в ЕС он единственный соответствует требованиям, предъявляемым к зонам в рамках Целевой модели. Это, кстати, не мешает британцам ходить в нарушителях по части имплементации Третьего энергопакета - видимо, сказывается уже накопленный опыт.

Еще в 2005 году Международный научно-исследовательский отдел коммунальных служб Гринвичского университета подготовил доклад об оценке либеральных реформ на Европейском рынке электроэнергии и газа. Отметив ряд вызванных ими негативных последствий - снижение инвестиций в сети и мощности, в подготовку квалифицированных кадров и научные исследования, а также потери рабочих мест и давление на заработную плату в этих отраслях, авторы сформулировали ответ и на фундаментальный вопрос, о роли чрезмерной конкуренции в электроэнергетике и газоснабжении. По их мнению, чрезмерная конкуренция не является панацеей и многие из возникших проблем связаны как раз с ней.

Американский опыт подтверждает такие выводы. Так, по данным Независимой нефтяной ассоциации Америки, в США после либерализации рынка газа инвестиции в добычу к 1999 году упали на 30 %, а бурение новых скважин сократилось на 40 %. В итоге производство газа начало снижаться и правительство вынуждено было принять ряд административных мер на либеральном рынке, чтобы улучшить ситуацию.

Важно отметить, что США практически полностью обеспечивают себя собственным газом и, кроме того, там существует самая развитая в мире газотранспортная инфраструктура, построенная, заметим, в эпоху госрегулирования. При таких условиях развитие спотовой и фьючерсной торговли как инструмента не только балансировки, но и ценообразования, несмотря на все минусы, вполне целесообразно, поскольку подкреплено собственными запасами и возможностью их доставки в любую точку. И именно поэтому американский опыт может быть интересен и полезен для России как страны, самодостаточной в плане обеспечения газом, но никак не для Европы, три четверти объемов потребления которой покрываются за счет импорта. Даже в Великобритании, которая больше чем наполовину снабжается собственным голубым топливом, либерализация не стала препятствием для сдерживания роста тарифов на газ и электроэнергию, только в этом году они уже дважды поднимались, а резкие скачки цен на NBP основном национальном газовом хабе уже стали привычным явлением. Отсюда и постоянное стремление английского правительства к укреплению энергетической безопасности путем стимулирования строительства новых мощностей, трубопроводов и терминалов СПГ по доставке газа. Что тогда говорить об остальной Европе, сильно зависящей от внешних не являющихся членами ЕС поставщиков.

То, что это не повод менять систему ценообразования, уже говорилось неоднократно. Можно назвать и основные контраргументы: во-первых, низкая ликвидность - характеризуется соотношением торгуемых и физических объемов всех европейских газовых площадок, кроме NBP, которая одна обеспечивает две трети биржевых торгов газом в ЕС. Во-вторых, отсутствие гарантии сохранения низких цен на споте - например, осенью 2012 года они практически сравнялись с ценами долгосрочных контрактов. Высокий же уровень волатильности не радует производителей и поставщиков газа, поскольку, «построение более либерального энергетического рынка в странах, импортерах природного газа создает в странах-экспортерах дополнительные риски финансирования инвестиционных проектов, лишает их возможности долгосрочного планирования инвестиций». Снижение надежности спроса автоматически ведет и к ухудшению надежности поставок. Но зато такой рынок, когда весь газ должен продаваться на зональных хабах, а формируемая на нем цена включается в долгосрочные контракты, обрадует других инвесторов, возможно, именно тех, кого ждет Гюнтер Эттингер.

В ожидании инвесторов
Речь идет о биржевых спекулянтах в лице финансовых групп, большинство из которых американского происхождения. Сейчас их активность весьма заметна на газовом рынке Великобритании, где трейдерами выступают Goldman Sachs, Morgan Stanley, Merrill Lynch. Кроме того, торговля газовыми фьючерсами бойко идет на ICE Futures - крупнейшей в Европе площадке для совершения сделок по фьючерсным контрактам в сфере торговли энергоносителями. Собственником этой биржи является американская межконтинентальная биржа ICE, которой, в свою очередь, владеет консорциум крупнейших трейдеров и инвестбанков, включая Goldman Sachs и Morgan Stanley.

Передача газовым биржам механизма ценообразования на газ для всей Европы и развитие на них «бумажной» торговли, то есть не физическими объемами, а финансовыми производными вызовут у финансовых групп повышенный интерес к газовым площадкам. Подтверждением тому является покупка ICE в сентябре 2012 года 79,12% доли бизнеса по торговле деривативами и организации спотовых сделок с природным газом у APX-ENDEX - еще одной крупной европейской сырьевой площадки по торговле энергоресурсами. Как показывает опыт, основные спекулятивные операции сосредоточены именно в производных инструментах на сырую нефть и газ. Если сейчас спотовые цены на газ на этих площадках во многом зависят от цен долгосрочных контрактов, то при прогнозируемом развитии событий цену и краткосрочных, и долгосрочных контрактов будут определять биржевые спекулянты, большинство из которых имеют штаб-квартиры за пределами континентальной Европы. Поскольку они зарабатывают свой хлеб не продажей сырьевых активов, а разницей цен на них, то в их интересах раскачивать рынок, усиливая волатильность.

Безусловно, в появлении «несырьевых игроков» можно найти определенные плюсы, поскольку тем самым специфические газовые риски распределяются и диверсифицируются в портфелях всех участников рынка и одновременно развиваются инструменты хеджирования этих рисков. Однако всё это не отменяет базового принципа: цены будут определять спекулянты, а не производители и потребители, и эти цены всегда будут характеризоваться высокой волатильностью.

Можно, конечно, возразить, что и нефтяные цены, к которым привязано большинство долгосрочных контрактов, тоже в значительной степени определяются биржевыми спекулянтами. Но есть и отличия. Нефтяной рынок носит глобальный характер: брокер из Парижа и Сингапура может заказать на Амстердамской бирже танкер нефти по одной и той же цене, разница будет лишь в стоимости транспортировки. Поэтому на нефтяном рынке исключена ситуация, когда более высокая цена нефти в отдельном регионе может привести к тому, что все танкеры пойдут именно туда, создав дефицит в других местах. На газовом рынке, раздробленном на самостоятельные и мало похожие друг на друга рыночные зоны, такое наблюдается регулярно, как, например, сейчас, когда экспортеры устремились в страны АТР, где стоимость газа выше, в ущерб другим рынкам, включая европейский. Кроме того, большая часть газа в отличие от нефти экспортируется по трубопроводам, имеющим географическую привязку, и отказываться от этого самого надежного и дешевого способа доставки никто не планирует.

Возможное временное снижение цен станет лишь прологом к их дальнейшему росту. Это подтверждает и история событий на нефтяном рынке последнего десятилетия, когда биржевые спекулянты год за годом неуклонно толкали цены вверх и даже кризис лишь временно приостановил этот тренд, рынок энергетических деривативов полностью восстановился уже в 2010 году. Свою роль сыграет и позиция экспортеров, которые перекинут объемы на другие рынки, и не факт, что последующий за этим рост стоимости газа в Европе вернет их обратно, поскольку не меньшее значение, чем цена, имеют и условия работы на рынке. Для производителей газа стабильность и понятные правила дороже сиюминутной выгоды. И тогда европейцам неизбежно придется вносить коррективы в свою энергетическую политику, изыскивать механизмы ограничения влияния биржевых спекулянтов. Сейчас такие попытки предпринимаются в США, в частности, закон Додда-Фрэнка, но пока они не слишком успешны, а, возможно, с улучшением экономической ситуации и вовсе сойдут на нет ввиду сильного противодействия финансового лобби.

Его, пусть пока и не очень заметное, влияние ощущается и при взгляде на европейскую газовую реформу, в том числе и со стороны заокеанских финансовых кругов, которым на международном уровне американская администрация всегда оказывает поддержку, не забывая и о своих геополитических целях. Те, кто в Европе выступают с речами о «русском энергетическом оружии», находят горячую поддержку у американского истеблишмента, и в этом свете точка зрения, согласно которой Третий энергопакет направлен против России, имеет под собой веские основания. Беда только в том, что в перспективе он будет направлен и против самой Европы.

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................