РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 3292 -  |  
Шрифт


В принципе можно было бы порадоваться тому, что, согласно критерию - минимальному, принятому Всемирным банком и ООН, доля людей на планете, живущих в экстремальной бедности, за последнюю четверть века уменьшилась более чем втрое  до 1/10.

Однако это, по нашим расчетам, произошло на 4/5 за счет быстро растущих стран Восточной Азии - менее трети мирового населения, в которых экстремальная бедность сократилась, в среднем, на порядок - с 59-61% до 4-7%. В то же время по странам Южной Азии и Африки южнее Сахары - в которых проживает почти 2/5 жителей планеты показатель, в целом, снизился лишь вдвое и все еще превышает четверть населения. При этом в наименее развитых странах - НРС, 4/5 из которых расположены в этих двух регионах, доля критически бедных людей уменьшилась всего на треть и составляет, в среднем, более 2/5.

Если применить немного более жесткий критерий бедности, подняв ее «планку» всего лишь на доллар с небольшим - с $1,9 до 3,1 в ППС 2011 г., как это практикуется в ряде международных сопоставлений, уровень критической бедности увеличивается, в целом, по развивающимся странам - РС в 2,5 раза до 28-30%, а в НРС - на 3/5 до 68-72%.

Зададимся вопросом: все ли так безнадежно в группе НРС, или ветры позитивных перемен в какой-то мере охватили и их, как ряд других РС?

УРОВНИ И ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ
Группа НРС весьма неоднородна и многочисленна. Это четыре дюжины государств и треть всех РС. В них в 2017 г. проживал почти 1 млрд человек, или более 1/8 населения мира. Но на них приходится всего 2% его ВВП и около 1% его экспорта, что эквивалентно, соответственно, размеру экономики Мексики и экспорта Малайзии. По величине подушевого ВВП в ППС и подушевого экспорта НРС, в целом, весьма значительно отстают не только от развитых государств - РГ - в 2015 г., соответственно, в 18 и 57 раз, но и других развивающихся стран - ДРС - в 4,7 и 6,5 раза.

Абсолютная и относительная отсталость НРС вызвана рядом взаимодополняющих факторов, среди которых - острые негативные последствия колониализма - ощутимые до сих пор в ряде своих проявлений, отсутствие выхода к морю или удаленность островных государств - в основном тихоокеанских, значительная уязвимость от природных катаклизмов, существенный дефицит физического и человеческого капитала, современной инфраструктуры и основополагающих общественных институтов, в целом высокий - временами резко возрастающий уровень политической нестабильности и, мягко говоря, отсутствие системности в проведении экономической политики.

По имеющимся данным, в целом по НРС динамика подушевого ВВП в течение ряда десятилетий до начала XXI в. была не просто низкой, а отрицательной. Его среднегодовой темп прироста - СГТП составил в 1970-е гг. 0,7%, в 1980-е гг. 0,3%. В 1990-е гг. показатель вышел на позитивную траекторию, но он в целом по НРС 0,7%, был почти в 3 и 5 раз меньше, чем в среднем, соответственно, по РГ и ДРС.

В 2000-2015 гг. ситуация в большей части НРС существенно изменилась к лучшему, в немалой мере вследствие увеличения внешнего спроса на их продукцию, роста для многих из них бартерных условий внешней торговли, а также позитивных сдвигов в макроэкономическом управлении и инвестиционном климате. Доля НРС с негативными СГТП подушевого ВВП сократилась с половины в 1970-2000 гг. до четверти - в 2000-2015 гг.

При этом подчеркнем, что по группе азиатских НРС - АЗНРС, в которых, в отличие от африканских НРС - АФНРС, более высокими темпами росли производство сельскохозяйственной продукции, экспорт готовых изделий, а динамика народонаселения, напротив, была заметно ниже, Среднегодовой темп прироста подушевого ВВП обозначил тенденцию к устойчивому долговременному повышению - с 1% в 1970-е гг. до 0,8% в 1980-е, 2,3% - в 1990-е и 4,4% - в 2000-2015 гг. Этого не скажешь про АФНРС, в которых его значения были устойчиво отрицательными в три последних десятилетия прошлого века - соответственно, 0,8, 0,9, 0,6%, и лишь в 2000-2015 гг. показатель вышел на траекторию роста в 3,0%. Однако его стабильность, судя по коэффициенту вариации погодовых темпов прироста оказалась вдвое меньше, чем в более динамичной группе АЗНРС - 51% и 24%.

По группе НРС, в целом, СГТП подушевого ВВП вырос более чем вчетверо - с 0,7% в 1990-е до, как минимум, 3,2% в 2000-2015 гг., многократно превысив индикатор по РГ и достигнув почти 4/5 рекордно высокого показателя по другим развивающимся странам - ДРС во многом связанного с успехами таких стран, как КНР и Индия.

Вместе с тем, подушевой ВВП НРС, отнесенный к среднему уровню ДРС, обнаружил существенную и устойчивую тенденцию к сокращению - с 56% в 1970 г. до 37% - в 1980 г., 31% - в 1990 г., 24% - в 2000 г. и 21% - в 2015 г. Иными словами, несмотря на определенные успехи НРС, разрыв между ДРС и ними вырос в относительных масштабах более чем в 2,5 раза, но еще больше в абсолютных - в 1970-2015 гг. - в 7,5 раза: с $1,2 тыс. (ППС 2011 г.) в 1970 г. до 2,6 тыс. - в 1980 г., 3,2 тыс. - в 1990 г., 4,9 тыс. - в 2000 г. и 9,4 тыс. - в 2015 г.

Так как динамично растущая группа ДРС, в целом, сумела сократить свой относительный разрыв по подушевому ВВП с РГ почти вдвое - с 6,9 в 1970 г. до 3,8 раза в 2015 г. - хотя при этом абсолютный разрыв также вырос почти вдвое, получилось так, что ныне относительный разрыв между НРС и ДРС, измеренный по показателю ВВП в расчете на душу населения, оказался больше, чем в целом между последними и РГ. Это говорит о весьма неоднозначном, сложном и противоречивом характере процессов конвергенции и дивергенции, происходящих в мировом хозяйстве, нарастающим в нем взрывоопасном потенциале диспропорций, имеющим серьезные не только экономические, но и социально-политические последствия.

МОДЕЛИ И ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ
Установить с достаточной степенью определенности, какие факторы и в какой мере вызвали ускорение экономического роста в трех дюжинах НРС, дело непростое, ибо речь идет о неустойчивых экономиках с большой долей - полутрадиционных секторов. Вместе с тем, допуская, в порядке первого приближения, что экономический подъем в группе изучаемых стран обусловлен действием ряда более или менее схожих факторов, и в этом смысле согласуется с известным в экономической литературе «правилом Л.Н.Толстого», можно построить пилотную - экспериментальную модель.

Расчеты по приведенной модели показывают, что в первые 14-15 лет текущего столетия внутри группы из 28 рассмотренных нами НРС - на них приходится 9/10 численности населения всех НРС, опережающие темпы прироста подушевого ВВП, в т.ч. в Эфиопии, Мозамбике, Бангладеш, Камбодже, Лаосе, Мьянме были вызваны, соответственно, на 1/3 и на 1/5 более быстрым ростом в них продукции сельского хозяйства и экспорта и примерно на 1/4 улучшением - в тенденции эффективности работы правительства.

Детализируя сказанное, остановимся на роли ряда ключевых факторов. Так как в целом по НРС доля сельского хозяйства все еще весьма значительна и в занятости, и в ВВП - в 2014/2015 гг., соответственно, 2/3 и 1/4; в ДРС - 2/5 и 1/10, более существенное внимание, которое ряд НРС в своих стратегиях стал уделять аграрному сектору, привело, в целом, по группе НРС к ускорению динамики его продуктивности. Среднегодовой темп прироста - СГПТ урожайности зерновых повысился почти вдвое - с 0,9% в 1980-2000 гг. до 1,6% в 2000-2014 гг. При этом, хотя рассматриваемый показатель существенно вырос - с 13,3 ц/га в 1980 г. до 16 в 2000 г. и 20 ц/га в 2014 г., разрыв все еще остается огромным не только, например, к уровню США - 76 ц/га или к КНР - 59 ц/га, но и к Индонезии - 51 и Индии - 30 ц/га.

В целом, по сельскому хозяйству НРС повысился также СГТП совокупной факторной производительности - СФП - с 0,6% в 1960-е - 1970-е гг. до 0,6 в 1980-е -1990-е гг. и 1,5% - в 2000-е - начале 2010-х гг. Тенденция к ускорению просматривается как в АЗНРС, так и в АФНРС.

По имеющимся данным, в последних в первые 10-12 лет текущего столетия показатель достиг «планки» ДРС - 1,3-1,4% в год. А по АЗНРС, в которых, по сравнению с АФНРС, намного выше уровень ирригации, применения удобрений и механизации, СГТП совокупной производительности - 2,7% оказался вдвое больше, чем по АФНРС, и на 2/5 больше, чем даже в среднем по РГ - 1,9%. Однако в целом за последнюю четверть столетия разрыв в производительности труда в сельском хозяйстве между НРС и ДРС вырос с трехкратного до пятикратного, а по отношению к РГ - с 38-до 55-кратного.

Двукратное ускорение экономического роста, в целом, по группе НРС - с 2,8%, в среднем, ежегодно в 1980-2000 гг. до 5,6% в 2000-2015 гг., было обусловлено также утроением в них среднегодовой темп прироста продукции обрабатывающей промышленности до 7,7% и удвоением СГТП физического объема экспорта до 9%. Если учесть, что в последний период для группы АФНРС весьма заметно - в тенденции на 2-3% в год улучшались бартерные условия внешней торговли - БУВТ, можно обнаружить, что покупательная способность их экспорта росла - на 11-12% в год, почти в полтора раза быстрее, чем по АЗНРС и ДРС - 7-8%, и в 5 раз быстрее, чем в среднем по РГ - 2,3%. Этот же фактор - улучшение БУВТ примерно на 1/5 повышал СГТП располагаемых доходов населения в АФНРС и вдвое сокращал абсолютный разрыв в темпах подушевого экономического роста АЗНРС и АФНРС - с 1,4 до 0,7 п.п.

Вместе с тем, отмечая успехи НРС, подчеркнем, что они в немалой мере связаны с эффектом «низкого старта», а их экспортный потенциал, вследствие недостаточной развитости и слабой диверсификации, весьма уязвим. В целом по НРС в 1995-2015 гг. индекс концентрации экспорта вырос с 0,213 до 0,256 - достигнув по АФНРС 0,396, что выше, соответственно, в 2,8 и 4,4 раза, чем в среднем по ДРС, и в 3,8 и 5,9 раза, чем в РГ. Если в целом по группе ДРС в последние 35 лет доля готовых изделий в структуре товарного экспорта увеличилась примерно на 25 проц. пунктов до 62% и существенно приблизилась к уровню РГ - 3/4, то в среднем по НРС рассматриваемый показатель повысился лишь с 1/4 до 1/3. В 1995-2015 гг. доля средне- и высокотехнологичных товаров в экспорте ДРС выросла с 42 до 52%, а в целом по НРС осталась на уровне всего 4-5%.

Ускорение экономического роста в группе НРС было взаимосвязано с удвоением в них доли внутренних сбережений - с 8-9% ВВП в 1981- 2000 гг. до 16-17% - в 2001-2015 гг. и полуторакратным увеличением удельного веса внутренних источников финансирования капиталовложений - с 1/2 до 3/4 - в АЗНРС - в среднем, до 70-75%, а в АФНРС, среди которых есть нефтеэкспортеры, - до 80-85%. Это немалое достижение.

При этом, хотя абсолютный объем официальной помощи развитию, критически важной для ряда НРС, вырос на 3/5 - в неизменных ценах в 2005-2015 гг., по сравнению с 1985-1995 гг., ее относительный размер сократился почти на 2/5 - соответственно, с 8-12% до 5-7% их ВНД. Это в определенной мере было компенсировано увеличением чистых денежных переводов трудовых эмигрантов - с 2,2-2,8% ВВП НРС в 1980-1990 гг. до 4-4,5% - в 2000-2015 гг., а также - в тенденции - многократным увеличением чистого притока ПИИ к ВВП, что свидетельствует о возросшей привлекательности ряда, в т.ч. быстрорастущих, НРС для иностранного капитала.

Вследствие нехватки надежной информации, оценить качество государственного управления в НРС, в т.ч. эффективность работы правительства - о чем говорилось выше, можно лишь ориентировочно. В то же время данные по семи относительно крупным НРС, на которые приходится половина их совокупного населения, говорят о том, что они стали более или менее последовательно проводить в жизнь ряд важных принципов разумной экономической политики, обеспечивая больший простор эффективной работе рынков. Это, судя по всему, привело к ряду позитивных результатов.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ РОСТА
Если в среднем по ДРС доля валовых вложений в основной капитал - ВВОК выросла с 24% ВВП в 1980-2000 гг. до 28% в 2001-2015 гг., или на 1/6, то в целом по НРС - более чем на 2/5 - с 16 до 23%. Примерно на столько же повысилась в по- следних эффективность капиталовложений - с 0.18 до 0.25. Этот показатель оказался выше почти на треть, чем в среднем по ДРС, и - втрое, чем в РГ. Рассчитав на основе представленных данных одну из простейших двухфакторных моделей Харрода-Домара, можно установить, что ускорение экономического роста в НРС было вызвано наполовину повышением эффективности инвестиций, а в целом по ДРС - только на 2/5.

Расчет по уточненным данным в ППС, демонстрируя, в целом, и по НРС, и по ДРС примерно те же тенденции в динамике рассмотренных параметров, показывает, тем не менее, что подтягивание НРС к ДРС по норме капиталовложений идет медленнее: в 2001-2015 гг. норма капиталовложений в первой группе составляла не 4/5, а всего 2/3 от индикатора по ДРС - не 23 к 28%, а 17 к 25% ВВП.

Это, с одной стороны, означает, что для обеспечения высоких и устойчивых темпов роста НРС необходимо больше инвестиций в физический - как, впрочем, о чем - ниже, и человеческий) капитал. С другой стороны, если в действительности в НРС норма капвложений ниже, значит, их эффективность 0,33 выше, чем в целом по ДРС 0,21, не на 1/3, а наполовину. Понятно, что отчасти успехи НРС обусловлены их «низким стартом», но сравнительно невысокий по ним коэффициент предельной капиталоемкости экономического роста может, при прочих равных условиях, стимулировать приток в их экономики внутренних и внешних инвестиций.

Переходя от анализа двухфакторной к трехфакторной модели экономического роста, можно констатировать следующее. Хотя ускорение темпов прироста ВВП в первые полтора десятилетия нынешнего века в группе ДРС и НРС было, в целом, преимущественно связано с увеличением в них темпов прироста совокупной факторной производительности - СФП, в последних оно было, как минимум, вдвое большим, чем в первых22, и сопровождалось более существенным повышением относительного вклада СФП в приросте ВВП - в группе НРС примерно с -1/7 до 1/3 и в ДРС - с 1/5 до 1/3.

Однако, несмотря на то, что в первые полтора десятилетия текущего столетия и НРС, и ДРС, в целом, почти втрое обгоняли РГ по темпам прироста СФП, в последних ее вклад в прирост ВВП был, как минимум, на четверть выше, чем в НРС и ДРС. При этом за 1980-2015 гг. по уровню СФП группа ДРС подтянулась к РГ весьма незначительно - с 34-36 до 38-40%, а уровень НРС к РГ, в целом, заметно снизился - с 21-23 до 17-19%.

Резюмируя, подчеркнем, что после периода весьма низкой и нестабильной динамики ВВП, отмечавшейся во многих НРС в последние десятилетия прошлого века, большинство из них, воспользовавшись благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой, сложившейся в начале текущего столетия и проведя ряд экономических и институциональных реформ, ускорили темпы своего экономического роста. Но его основы все еще шаткие. Их экономики чрезвычайно зависимы от внешних условий воспроизводства.

В целом по НРС, дефицит платежного баланса по текущим операциям вырос в 2014-2016 гг. по сравнению с 2006-2008 гг. почти вчетверо - до 3-4% их ВВП. При этом среднегодовой темп прироста подушевого ВВП сократился более чем вдвое - с 4,8-5,0% в 2005-2010 гг. до 2,1-2,3% - в 2011- 2016 гг.

НРС ПО ИНДЕКСУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
По ряду характеристик человеческого развития НРС, в целом, постепенно подтягиваются к ДРС. Показатель средней продолжительности предстоящей жизни от рождения вырос, соответственно, с 48 и 62 лет в 1980 г. до 64 и 72 лет в 2015 г., а грамотности взрослого населения - с 38 и 65% до 63 и 87%. Среднее невзвешенное по двум показателям по НРС, отнесенное к уровню ДРС, увеличилось с 2/3 до 4/5. По среднему числу лет обучения взрослого населения, которое соответственно повысилось с 1,6 и 4,5 года до 4,2 и 6,9 года, также происходило подтягивание НРС к ДРС - с немногим более 1/3 до 3/5.

Однако более чем втрое увеличился абсолютный разрыв в показателе охвата молодежи обучением в высшей школе - в НРС и ДРС показатели составляли в 1980 г. 2,5 и 7,5% и в 2012 г. - 8-9 и 27%. В первой половине 2010-х гг. в группе НРС полное и неполное среднее образование имела 1/5 взрослого населения25, в ДРС - почти 3/5, в РГ - 9/10. Доля взрослого населения в НРС, имеющая высшее образование - 3-4%, примерно втрое меньше, чем в среднем по ДРС и почти в десять раз меньше, чем в РГ. По числу заявок на патенты в расчете на миллион человек разрыв между ДРС и НРС вырос в последние три с половиной десятилетия более чем в 20 раз.

По индексу человеческого развития - ИЧР в первые 15 лет нынешнего столетия НРС и ДРС стали подтягиваться к РГ, в целом, примерно вдвое быстрее, чем в предыдущие два десятилетия. В результате, значения их ИЧР, отнесенные к уровню РГ, увеличились, соответственно, с 41,5% и 63% в 1980 г. до 56 и 77% - в 2014/2015 гг. Однако, если ИЧР дополнить технологическим субиндексом, взяв, например, процент населения, использующего Интернет, получится, что по расширенному индексу развития ДРС составляют примерно 2/3 от уровня РГ, а НРС, в целом, не дотягивают и до 2/5 от него.

Иными словами, несмотря на ряд успехов, достигнутых в последнее время в нескольких десятках наиболее бедных стран мира, их относительное и абсолютное отставание от ДРС и экономически наиболее продвинутых стран остается огромным и по ряду наиболее передовых компонентов развития увеличивается. К тому же не следует забывать, что, например, доля населения в НРС, находящаяся ниже планки многомерной бедности, в первой половине 2010-х гг. была в 2,5 раза выше, чем в среднем по ДРС - соответственно, 2/3 и 1/4. Если в ДРС доля голодающих детей составляет примерно четверть - без Индии - 1/5, то в среднем по НРС - свыше 2/5.

Представляется, что без неустанной и энергичной работы по реформированию базовых социально-политических и экономических институтов наименее развитым странам будет трудно противостоять технологическим и иным вызовам быстро меняющегося мира, в котором резко обостряется конкурентная борьба. Между тем, в последнее десятилетие индекс недееспособности государства значительно - более чем на 5% вырос примерно в 2/5 и снизился только в 1/10 НРС. Если по уровню подушевого ВВП в целом по группе НРС с начала века наметилась некоторая, хотя и неустойчивая тенденция догоняющего развития, то по композитному индексу качества институтов они сильно - в 1996-2015 гг. Вдвое отставали от группы ДРС, а те, в свою очередь, примерно во столько же раз - от развитых государств.

В.А. МЕЛЬЯНЦЕВ - Доктор экономических наук Институт стран Азии и Африки МГУ им. М.В.Ломоносова 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................