РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 12688 -  |  
Шрифт


За годы независимости в странах Африки использовались различные концепции социально-экономического развития, в которых упоминалась задача технического прогресса, но далеко не всегда четко определялись необходимые для этого условия и место в общем процессе развития. Недооценка технологической составляющей социально-экономической системы и игнорирование примата производительных сил в целом были характерны для первого «романтического» десятилетия после обретения независимости. Вольно или невольно утверждалась вера в то, что, по справедливому замечанию российского ученого Е. Попова, «мечту о совершенном общественном устройстве можно осуществить на почве любой технологии, любой культуры, любой эпохи, были бы высокие идеалы, стойкость духа и твердость руки». Этот социальный ориентир был актуален в начальный период независимости, когда в условиях «холодной войны» различные концепции «выбора пути» чаще всего служили политической прагматике и идеологической ортодоксии и не базировались на объективном научном анализе.

В тот период в дискуссиях о путях развития стали широко использоваться такие недостаточно четко детерминированные понятия, как «передача технологии», «промежуточная техника», «подходящая технология» и т.п. Согласно распространенным тогда представлениям, заимствуемая из-за рубежа техника должна была быть приспособлена к господствовавшим внутренним социально-экономическим условиям стран Африки, а именно: быть трудоемкой, дешевой, простой в обращении и т.д. Крайним выражением подобного подхода стала позиция некоторых исследователей, заявлявших, что развивающиеся страны должны вообще отказаться от импорта современной техники с тем, чтобы стимулировать собственное научно-техническое творчество и разработку «подходящих» технологических решений. Самир Амин утверждал, например, что страны Африки «не нуждаются в передовой технологии», а должны создавать свою собственную «независимую» технику, поскольку «проблемы, стоящие перед нами, это наши проблемы, а техника, разработанная в развитых странах, не отвечает нашим потребностям». Импорт технологии следует ограничивать в основном простейшими, специально предназначенными для отсталых стран средствами производства, в крайнем случае устаревшим или подержанным оборудованием.

Таким образом, исходный пункт концепции «промежуточной техники» состоял в том, что новая техника должна быть приспособлена к отсталым социально-экономическим условиям стран региона, вместо того чтобы модернизировать сами эти условия, создавая среду, способную ассимилировать современные технологии в экономике Африки и способствовать интеграции отсталой экономики в мировое хозяйство. Эта концепция содержала в себе серьезное внутреннее противоречие, так до конца и не преодоленное в рамках теории и не позволившее добиться сколько - нибудь существенных успехов в практике ее применения. Использование «промежуточной техники» означало сохранение низкой производительности труда, не стимулировало повышения его квалификации, не способствовало росту конкурентоспособности как на внутреннем, так и на мировом рынке.

Популярность концепции «промежуточной техники» была вызвана отчасти тем, что ее сторонники, не ограничиваясь технико-экономическими параметрами, пытались придать ей социальное и даже общефилософское звучание. В частности, они утверждали, что маломасштабность и относительная простота этой техники, с одной стороны, максимально приближают ее к человеку и его конечным потребностям, удовлетворяют его стремление к творчеству, гармонии с природой, а с другой позволяют избежать расточительства ресурсов и загрязняющего эффекта «больших» индустриальных технологических систем, расширяют возможности занятости. Одна из книг автора концепции «промежуточной техники», английского ученого и инженера Е.Ф. Шумахера, так и называлась: «Маломасштабное - значит прекрасное». По словам единомышленника Шумахера - Дж. МакРоби, «подходящая технология - это не машины и оборудование, а скорее подход к концепции развития и философия человеческого благосостояния». Хотя в такой интерпретации концепции был известный резон с учетом особенностей африканского менталитета, не способствующего массовому формированию «homo economicus», и ограниченности рыночных отношений, тем не менее акцент на отжившие свой век технологии скорее порождал проблемы, нежели решал их.

Это видно, в частности, на примере разбухшего неформального сектора, на который приходится свыше 50% производства и еще больше рабочей силы в среднем около 85% в Субсахарской Африке. Его относительная независимость от современного сектора экономики как по прямым, так и по обратным связям обусловливает исключительно низкий технический уровень неформального сектора. Здесь почти полностью господствует ручной труд с использованием традиционных орудий. По классификации МОТ, этот сектор представлен мелкими и мельчайшими, большей частью семейными предприятиями со средней численностью занятых 3,8 человека и средним сроком существования от 3,7 до 6,7 лет. Они, как правило, лишены доступа к электроэнергии и водоснабжению, часто не имеют постоянного местонахождения. Лишь для 3% из них доступны кредиты цензовых финансовых институтов, а остальные вынуждены пользоваться услугами ростовщиков. Выбор ими технологии практически не зависит от рыночных сил. Здесь почти не действует критерий максимизации прибыли и минимизации издержек производства, что предопределяет интенсивное использование дешевого живого труда, в том числе женского и детского, и слабые стимулы для его замещения техническими средствами. Поскольку главная функция этого сектора носит в значительной мере социальный характер, создание занятости и удовлетворение простейшего потребительского спроса наиболее обездоленной части населения, проблема «подходящей» техники для него не является актуальной.

Особенно это относится к сфере сельского хозяйства, которая составляет подавляющую часть неформального сектора: здесь цель обеспечения необходимого потребления определяет характер использования труда и объем трудовых затрат. По заключению экспертов МОТ, в таких странах, как Уганда и Судан, «простая максимизация дохода не является основным мотивом деятельности мелких крестьянских хозяйств. Предельные трудовые затраты ограничиваются сравнительной ценностью свободного времени, которое играет существенную роль в жизни африканцев». Этим объясняются и широко известные случаи экономически не мотивированных стереотипов поведения крестьян, когда, например, рост закупочных цен приводил не к увеличению производства, а к его снижению до границы, обеспечивающей прежний уровень потребления. Отсюда и стагнация технической базы африканского земледелия, и неудачи с использованием современных технических средств.

В сельском хозяйстве проблема технического обновления производства возникла в связи с глубоким кризисом традиционных аграрных структур, превратившим нехватку продовольствия и голод в постоянный бич африканских стран, а ухудшение состояния окружающей среды в важный фактор регионального и глобального экологического дисбаланса.

Между тем попытки внедрения европейских технологических систем в традиционное хозяйство чаще всего оказывались малорезультативными. Как констатировал английский исследователь А.Дж. Доммен, «четвертьвековой опыт реализации проектов развития сельского хозяйства в Африке южнее Сахары однозначно показал, что все усилия по внедрению импортных орудий, машин, семян и других технологических компонентов, управленческих схем и капитала неизменно терпели неудачу». Помимо природно-климатических и агрохимических барьеров, освоение индустриальной техники вступало в противоречие с традиционным жизненным, хозяйственным и культурным укладом. С учетом сложившихся в деревне социально-психологических мотиваций и предпочтений, отсутствие у крестьян экономических стимулов для использования индустриальной техники не способствовало существенным результатам от реализации государственных программ технической модернизации аграрного сектора с использованием устаревших технологий, попытки внедрения элементов «зеленой революции», субсидирование цен на технику «вчерашнего дня», организация системы распространения агротехнических знаний - «extension service» и т.д.

Неудачи с применением современной индустриальной техники в африканском сельском хозяйстве и сомнения в целесообразности её использования вообще привели к попыткам сформулировать новые подходы к этой проблеме, «деревенская технология» С. Амина, «малоресурсное хозяйство» А. Доммена и др. В частности, А. Доммен, принципиальный противник трансформации африканского сельского хозяйства на базе индустриальной технологии, полагал, что африканское сельскохозяйственное производство должно базироваться исключительно на внутренних ресурсах и технологиях, семена собственного производства, семейный труд, простые орудия труда, восстановление плодородия почв традиционным способом с применением органических отходов с зольными добавками. Принципы ведения такого хозяйства должны быть следующие: гармоничное взаимодействие с природой; максимальное использование разнообразия условий микроэкологического уровня; тщательный отбор культур и способов их культивации, а также включение животных в систему обработки и повышения плодородия почв и т.д.

Автор этой идеи полагал, что «малоресурсное хозяйство» способно, опираясь на «природную машину», обеспечить существенный подъем производства. Согласно его данным, потенциальная биологическая продуктивность земли, например, в Северной Нигерии, в 2,8 раза выше, чем в Англии.

Подобные подходы, рождавшиеся под влиянием реальных проблем и неудач в освоении новой технологии индустриального поколения, содержали много полезных элементов для формирования критериев «подходящей» аграрной технологии, в частности, максимальное использование местных ресурсов, комплексность технических решений, учет многообразия местных условий ведения хозяйства и т.п. Кроме того, в течение длительного времени для Субсахарского региона были характерны относительное изобилие земель и замедленный рост населения, на протяжении многих столетий вплоть до 1910-1920-х годов темпы воспроизводства населения в традиционном африканском обществе были весьма низкими менее 1% в год вследствие высокой смертности, эпидемий, войн. Все это не способствовало техническому прогрессу. Нигерийский ученый А. Фадаунси даже полагал, что единственно возможным объяснением технологической отсталости Африки по сравнению с другими регионами мира служила изначально относительно низкая плотность населения, так как в условиях земельного изобилия для сохранения существовавшего уровня жизни было вполне достаточно использовать уже имевшиеся традиционные средства труда и технологии экстенсивного расширения обрабатываемых участков земли.

Однако концепция А. Доммена и ей подобные вскоре утратили свое значение. «Природная машина» могла компенсировать несовершенство технических средств труда только в определенных условиях, а именно при незначительной демографической нагрузке на природную среду и относительном обилии земельных ресурсов. Оба эти фактора были подорваны «демографическим взрывом» и исчерпанием резервных общинных земель основного элемента традиционной системы переложного земледелия. Результатом стало сокращение сроков залежей, опустынивание, эрозия почв, увеличение темпов сведения влажных тропических лесов, дефицит пресной воды и т.д. Экстенсивное традиционное земледелие окончательно утратило способность увеличивать сельскохозяйственное производство соразмерно росту населения, что обусловило абсолютное сокращение производства на душу населения: с 0,2% годового роста в 1960-х годах, до отрицательных величин к началу XXI в.

Концепция «передачи технологии», получившая в 1980-е годы широкое распространение в работах по проблемам развития стран третьего мира, особенно в публикациях ООН, охватывала не только внешнеторговую среду, но и непосредственно процесс функционирования импортной технологии в условиях развивающейся экономики. В связи с усложнением товаров значительная часть международных торговых операций стала требовать соответствующих усилий по сборке и монтажу оборудования, его адаптации к местным условиям, созданию систем гарантийного и текущего техобслуживания, включая подготовку местных специалистов и т.д. Иными словами, возникла необходимость импортировать не только современное оборудование и элементы технических знаний, но и условия их использования.

Ученый из Ганы Г. Сипа-Аджа Янки различал «потребительский» и «генерирующий» типы передачи технологии. Если в первом случае речь шла о технологии, применение которой ограничено рамками ее потребления и амортизации в пределах конкретной сделки, то «генерирующий тип» предполагал создание потенциала для дальнейшего воспроизводства данной технологии. Критерии эффективности передачи технологии включали, таким образом, повышение собственных технических возможностей страны-получателя, способность вносить определенную степень новизны в импортную технологию, подготовку соответствующих управленческих и оперативных кадров и, в конечном счете, переход к созданию эндогенных современных технологий. Эти условия наилучшим образом могут обеспечить прямые иностранные инвестиции.

Неуспех с передачей технологии имел место не только в аграрной сфере. Сосуществование технологически разобщенных, стадиально разноуровневых укладов служит серьезным барьером для передачи новых технологий и в современном секторе. Он базируется на индустриальной технологии, и в отношении него тип заимствуемой техники в общих чертах определен изначально в современной обрабатывающей и горнодобывающей отраслях доля импортного оборудования составляет до 90%. Однако передача технологии не становится здесь «генерирующей» в связи с тем, что отдельные факторы производства, рабочая сила, сырье, сбыт и т.д., локализованы в разных укладах, слабо взаимодействующих между собой.

Выход из кризисного состояния африканской экономики, вполне обозначившегося в 1980-х годах, виделся многим исследователям в модернизации материально-технической базы производства путем внедрения индустриальных производительных сил, «диалектика такова, что нет иного, неиндустриального решения проблемы отсталости африканских стран». Индустриализация стала идеей фикс многих национальных и региональных планов развития, центральным пунктом концепции «догоняющего развития». ЮНИДО объявила 1980-е годы «Десятилетием промышленного развития Африки».

Однако информационная революция и превращение глобализации в доминирующую черту мирового хозяйства существенно изменили подходы к африканскому развитию. В эти годы, которые известный американский экономист Дж. Стиглиц назвал «ревущими девяностыми» («roaring nineties»), традиционные экспортные товары, производимые в странах Африки, во многом перестали быть востребованными, кроме углеводородов и немногих других видов сырья, утратили конкурентоспособность на мировом рынке. В 1980-1990-х годах доля Субсахарской Африки в глобальном экспорте снизилась более чем в 2 раза, а удельный вес промышленных товаров в 3,5 раза без ЮАР. В эпоху перехода от индустриального к постиндустриальному типу производительных сил индустриализация фактически утратила значение магистрального пути технического прогресса. На повестку дня встал вопрос о переосмыслении основополагающей парадигмы развития стран Субсахарской Африки. Многие исследователи вынуждены были признать тупиковость ранее господствовавших представлений о путях ускорения развития. По словам С. Амина, «в Африке, а по сути во всем так называемом третьем мире, сегодня развитие застопорилось, его теория испытывает сильнейший кризис, а идеология вызывает глубочайшее сомнение».

Усиление кризисных явлений в большинстве стран Субсахарской Африки в конце ХХ в., порожденных не только нарастанием процессов глобализации и сопутствующих ей явлений, но и давно существовавшими, часто в латентном состоянии, глубинными внутренними противоречиями политического, социального, этноконфессионального характера, подвело многие страны региона фактически к грани экономической катастрофы, распаду социальных связей в обществе, межнациональным конфликтам.

Неспособность справиться самостоятельно с острыми социально- экономическими проблемами, очевидная неэффективность государственного управления в странах региона породили у ряда исследователей крайне пессимистические оценки перспектив развития стран Тропической Африки в целом, получившие в научной литературе обобщающее название «афропессимизм». Так, видный африканский ученый Али Мазруи заговорил о целесообразности возвращения странам континента колониального статуса для повышения эффективности государственного управления, борьбы с коррупцией и технологического развития. Иного, но еще более мрачного мнения о судьбах Африки придерживается уроженец Ганы, ныне американский профессор, президент Фонда Свободной Африки (Free Africa Foundation) Дж. Эйитти. По его словам, «западные экономические и политические структуры не могут быть скопированы в Африке, даже если они успешно функционируют в других частях мира, например в Азии. Поэтому африканскому государству более не должна оказываться помощь; напротив, нужно позволить ему двигаться свободно к предначертанному ему судьбой коллапсу». По мнению автора, отражающему широко распространенные ныне настроения среди африканской интеллектуальной диаспоры в США, НЕПАД - это пример того, как африканские лидеры пытаются выманить у развитого мира огромные суммы денег для искусственного поддержания разваливающегося африканского государства, коррупционного и гангстерского, по его определению.

Провал большинства региональных и национальных концепций развития, большей частью разрабатывавшихся в западных странах и не учитывавших специфики Африки и особенностей ее места в современной глобальной экономике, подвели некоторых исследователей к выводу о том, что «привычные в научной литературе шаблоны цивилизационного анализа к судьбам Тропической Африки едва ли приложимы» и что нужны «новые языки и формы социогуманитарного познания». Насколько справедлив столь радикальный подход, покажут будущие углубленные междисциплинарные исследования. Но уже сейчас очевидно, что в новых условиях возникают и некоторые новые возможности технологической эволюции стран Африки южнее Сахары, связанные с происходящими изменениями в мировом хозяйстве и международном разделении труда.

Так, наметившуюся тенденцию к деиндустриализации, на наш взгляд, не обязательно следует рассматривать как отрицательный фактор и показатель регресса, хотя снижение промышленного производства и удельного веса африканских промышленных товаров в мировом экспорте и привело к уменьшению экспортных доходов региона. Изменение структуры хозяйства, как отмечал известный английский учёный А. Мэддисон, носит все же вторичный характер, отражая более фундаментальные процессы в экономике, в частности, перелив физического капитала и рабочей силы в иные, возможно более производительные и конкурентоспособные отрасли хозяйства в соответствии со спросом мирового рынка и возрастанием роли производственной кооперации и сетевой организации мирохозяйственных связей.

Следует отметить, что сам термин «индустриализация» в современных условиях отражает не столько наращивание промышленного производства, сколько тип производительных сил, на смену которому приходит новый технологический способ производства - постиндустриальный. Изменение претерпевает и само понятие отрасли: благодаря интенсивному процессу фрагментации производства, она перестает совпадать с процессом создания продукта конечного потребления. ТНК, стремясь повысить эффективность основных направлений деятельности, активно избавляются от узкоспециализированных и простейших участков производства, размещая их по всему миру в виде смешанных компаний, иностранных фирм, связанных с ТНК долгосрочными контрактами и соглашениями о стратегическом партнерстве и т.п. По словам известного английского исследователя Р. Каплинского, на мировом рынке происходит торговля преимущественно составными частями товаров и услуг, и в этом состоит одно из главных отличий интернационализации XIX-ХХ вв. от современной глобализации мирового хозяйства. Отраслевая структура мировой торговли и международного разделения труда все более замещается сетевой. Функции производства конечного продукта переходят к «цепочке приращения стоимости», «цепочке добавленной стоимости». Диверсификация общественного производства происходит не путем создания все новых отраслей, а путем их дезагрегирования и формирования на их основе все новых цепочек.

Глобальную экономику все чаще стали определять как сетевую экономику, в которую вовлечены тысячи различных хозяйственных агентов от ТНК до средних и даже мелких фирм, преимущественно различной страновой принадлежности, как правило не связанных отношениями собственности. «Цепочка добавленной стоимости» состоит из комплекса взаимосвязанных элементов производства конечного продукта - от научной идеи и опытно-конструкторской разработки, дизайна, стадии физических преобразований, маркетинга, доставки потребителю, сервисного и гарантийного обслуживания и вплоть до утилизации использованного продукта. Координация бизнеса в глобальном масштабе, включая контроль над соблюдением сроков, стандартов производства и качества, механизмов финансирования и управления и т.п., стала возможной благодаря созданию мировой коммуникационной системы, являющейся фундаментом глобализации. Вот почему так важно формирование национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры, замыкающейся на мировых информационных сетях и обеспечивающей стыковку национальной экономики с глобальным хозяйством. Так, современные сложные системы расчётов между отдельными агентами хозяйственных отношений в «цепочке добавленной стоимости» например, система биллинга были бы просто невозможны без подключения к Интернету и соответствующего программного обеспечения.

Сама возможность в рамках сетевой структуры глобальной экономики выходить на рынок не с конечным продуктом, а лишь с простейшими элементами подетальной специализации производства, создаёт новые возможности для развития Африки. Но, с другой стороны, это затрудняет внедрение африканских предприятий в «цепочки добавленной стоимости» в силу того, что те ее звенья, в которые африканские производители легче всего могли бы включиться, наименее наукоемкие, отличающиеся технологической простотой и трудоемкостью и т.д., характеризуются вместе с тем и наиболее острой конкуренцией со стороны фирм из развивающихся стран других регионов. Чтобы преодолеть барьер внедрения в «цепочку», производитель должен обладать явными конкурентными преимуществами, в частности дефицитностью, оригинальностью, своеобразием соответствующего вида производства или услуги. При этом следует подчеркнуть, что в современных условиях дефицитность определяется не столько дарами природы в виде сравнительных преимуществ времен становления мирового капиталистического рынка, сколько целенаправленной деятельностью для повышения продуктивности факторов производства и реализации экономической дифференциальной ренты, связанной с неравным доступом к соответствующему ресурсу.

В этой связи отсутствие в африканских странах сложившегося единого национального рынка, возможно, даже стимулирует поиски производителями собственных ниш в глобальных «цепочках добавленной стоимости», в которых они находят свободные звенья производства конечного продукта. Парадоксальность ситуации состоит в том, что необходимость единого национального рынка, вероятно, становится не столь актуальной на определенный период по причине возникновения новой системы рыночных связей, когда к сетевой мировой экономике переходят многие функции, ранее выполнявшиеся национальной экономикой, в том числе формирование отраслевой, сетевой структуры национального хозяйства в соответствии с мировым рыночным спросом.

Среди общих условий, способствующих интеграции стран Африки в мировую экономику, следует отметить также некоторую трансформацию фактора дешевого труда. Хотя в современных условиях значение дешевого и малоквалифицированного труда, ранее существенно повышавшего конкурентоспособность африканских товаров, значительно понизилось вследствие роста наукоемкости, информационной насыщенности и снижения удельного веса простого труда в стоимости товаров на мировом рынке, полностью списывать этот фактор нельзя. Дело в том, что дешевый простой труд стал находить довольно широкое применение в «цепочках добавленной стоимости» в качестве вспомогательного элемента, способствующего доведению продукта рыночного спроса до конечного потребителя. При этом в начальных звеньях «цепочки» в товар уже заложен высококвалифицированный дорогой труд, зачастую не связанный непосредственно с данным производством в виде ранее использованных знаний, НИОКР, «ноу-хау» и т.п.. Как отметил В.С. Баскин, «нет оснований считать, что поиск производственных ниш с низкими затратами на труд со стороны ТНК может исчерпать себя в обозримом будущем».

Нельзя не упомянуть еще один благоприятный фактор, способствующий развитию периферии. Расширение технологического разрыва между развитыми и развивающимися странами в том числе «дигитальный разрыв», неподготовленность последних к ассимиляции новых технологий в национальных экономиках приводят к существенному сужению рынков сбыта для этих технологий и обострению проблемы реализации, что не только сдерживает технический прогресс, но может вызвать стагнацию соответствующих отраслей в развитых странах. На это обстоятельство указывал М.М. Голанский, подчеркивая, что экономика развитых стран не может существовать без всё новых рынков сбыта в развивающихся странах. Поэтому развитые страны заинтересованы в повышении платежеспособного спроса мировой периферии, вовлечении экономики развивающихся стран в «цепочки добавленной стоимости», в борьбе с бедностью путем, в частности, оказания помощи и повышения ее эффективности, списания части внешних долгов, повышении их готовности к стыковке с мировой экономикой в новых условиях.

Таким образом, речь идет не только о гуманитарной, но и сугубо экономической мотивации оказания помощи со стороны западных держав и ТНК, так как в Африке находится огромный потенциал будущего потребления, а следовательно, покупателей новых товаров и услуг. В связи с этим примечательно появление в глобальной стратегии ТНК такого нового компонента управления бизнесом, как глобальное регулирование процесса формирования покупательной способности населения развивающихся стран.

Указанные изменения в мировом производстве и глобальных связях, естественно, относятся прежде всего к развитым странам, на которые приходится от 1/3 до 3/4 всего мирового производства и международной торговли. Однако страны мировой периферии не могут оставаться в стороне от влияния этих процессов. В странах Африки, в частности, в последние годы происходит активный пересмотр стратегий социально-экономического и технологического развития с учетом кардинальных сдвигов в мировом хозяйстве. В принятой в 2001 г. новой концепции развития на 15-летнюю перспективу- «Новое партнерство для развития Африки» - НЕПАД будущее континента напрямую связывается с возможностями, которые открывает глобализация, а эффективное управление процессом интеграции национальных экономик в мировое хозяйство рассматривается как метод обеспечения экономического развития и борьбы с бедностью. В качестве приоритетных областей для реализации конкретных проектов в концепции указывается развитие инфраструктуры, прежде всего, информационно-коммуникационной и энергетической, образования, здравоохранения, сельского хозяйства и диверсификация торговли.

Хозяйство африканских стран обладает целым рядом специфических черт, вытекающих из своеобразия некоторых видов производств и услуг, связанных с самобытностью традиционных культур, природных условий, особенностями эндемических видов флоры и фауны и т.п. Возможность участия в глобальной «цепочке добавленной стоимости» расширяет поле деятельности, облегчает условия интеграции хозяйства стран Африки в глобальный рынок. Среди нетрадиционных возможностей, потенциальных и уже существующих, основанных на использовании мировых научно-технических достижений, следует отметить определенный прогресс в области биотехнологий. Эти отрасли, отличающиеся сравнительно низкой капиталоемкостью, если не считать первоначальных вложений ТНК в НИОКР развитых стран, представляют особый интерес для Субсахарской Африки, обладающей богатыми и разнообразными биоресурсами.

В частности, ТНК находят там сырье для фармацевтической промышленности, вышедшей ныне на одно из ведущих мест в мире, для производства разнообразных медикаментов, проведения генетических исследований, биоинженерии, производства биотоплива и т.д. В качестве примера можно привести активную деятельность в регионе крупнейшей американской фармацевтической ТНК «Пфайзер», построившей в последнее время свои филиалы в девяти африканских странах, в том числе в ЮАР, Уганде, Танзании и др., с целью разработки и производства ряда медикаментов на базе местного сырья и с использованием опыта народной медицины. Другой пример - организация германским капиталом производства биодизельного топлива на основе растительного сырья в Мозамбике, Свазиленде и Малави. Производство этого экологически чистого топлива из возобновимых ресурсов, по оценкам, имеет высокую экономическую эффективность: с 10 тыс. га посевов соответствующих культур можно произвести до 60 тыс. т биодизельного топлива, а также обеспечить около 6 тыс. рабочих мест в промышленности и сельском хозяйстве. В ЮАР компания «Этанол Африка» объявила о начале производства синтетического топлива. Предполагается строительство 8 спиртовых заводов и использование 400 фермерских хозяйств, выращивающих кукурузу в качестве сырья для производства топлива.

Новые для себя экспортные ниши открыли африканские страны в области выращивания ранее почти не культивировавшихся плодоовощных и садоводческих культур, цветоводства, используя при этом новейшие научные разработки, а также благоприятные природные условия и близость к европейским рынкам. В частности, за последние годы поразительных успехов в цветоводческом бизнесе добилась Кения, где эта отрасль ныне одна из наиболее быстро развивающихся, годовой экспорт около 40 тыс. т цветочной продукции, доход 10 млрд кенийских шиллингов в год. В цветоводческом хозяйстве страны занято непосредственно 50 тыс. работников, кроме того, оно обеспечивает косвенную занятость в обслуживающих отраслях для 70 тыс. человек. В целом от отрасли зависит около 500 тыс. человек - работников и членов их семей. Серьезное развитие эта отрасль получила и в Уганде, где за последние годы цветочные плантации, главным образом, выращивание роз для экспорта на европейские рынки увеличились более чем в 40 раз.

Одним из главных условий интеграции африканской экономики в глобальные «сети добавленной стоимости» становится наличие адекватной требованиям мирового рынка и производства национальной экономической инфраструктуры, в особенности информационно-коммуникационной. По мнению многих исследователей, широкое использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в различных сферах будет способствовать внедрению в Африке элементов постиндустриальной системы хозяйства, минуя индустриальную стадию технологической эволюции, удешевлению и ускорению технического прогресса. Африке предстоит приложить большие усилия для создания основ информационного общества, однако уже сейчас можно привести многие примеры использования ИКТ в различных отраслях хозяйства. Так, определенные успехи достигнуты в области сотовой телефонии, по темпам роста которой Африка занимает одно из первых мест в мире, ежегодно удваивая число мобильных телефонов. По инициативе ЭКА ООН в ряде стран создаются центры компьютерной грамотности. К середине 2000-х г. в Африке южнее Сахары за исключением ЮАР насчитывалось около 1,5- 2,5 млн пользователей Интернетом, то есть одно подключение на 250- 400 человек. Отмечая мировую тенденцию удешевления компьютеров, программного обеспечения и оказания информационных услуг, эксперт ЮНКТАД Ж.-Ф. Бэлока подчеркивал, что «падение стоимости информации сулит Африке драматическую возможность перепрыгнуть в будущее, минуя десятилетия стагнации и упадка!».

Следует отметить расширение использования некоторыми африканскими странами возможностей электронной торговли через Интернет, в Сенегале торговля через пункты электронной связи, организованные с помощью ЮНКТАД; в Гане контрактная электронная торговля национальными тканями, батиками; в Кении торговля произведениями местных ремесел, поставляемыми на мировой рынок и т.д. Одним из основных «предметов» торговли Африки в Интернете являются услуги в первую очередь, туризм, передача информации на сайтах туристических фирм о национальных достопримечательностях, отелях, природных парках с визуальными деталями и т.д.

Среди других проектов телекоммуникаций, имеющих общеафриканское значение, следует отметить строительство первой в мире подводной волоконно-оптической линии кабельной связи вокруг Африки, Европы и Азии протяженностью 28 тыс. км. Линия обеспечит большинству африканских стран доступ к глобальной подводной кабельной сети и таким образом решит поистине революционную задачу прямой связи стран региона между собой и с остальным миром. Предполагалось также начать сооружение второй волоконно-оптической линии связи по дну Индийского океана, которая соединит все прибрежные страны Африки между Дурбаном и Порт-Суданом.

Продолжается развитие космической связи. В частности, заслуживает упоминания план запуска геостационарного спутника связи с помощью французской корпорации «Алкатель». Проект предусматривает создание шлюзовых станций, а также установку около 500 тыс. недорогих наземных терминалов, снабженных небольшими приемо-передающими антеннами и работающими на солнечных батареях, технология VSAT - Very Small Aperture Terminals, около 3% мирового рынка которой приходится на страны Африки. Использование цифровых технологий существенно удешевляет стоимость передачи сигнала, и одна антенна VSAT может обслуживать целое сельское поселение за сравнительно небольшую плату. К услугам спутниковых коммуникаций, согласно проекту, будут иметь доступ все страны региона, в том числе население 300 тыс. африканских деревень.

Можно привести и многие другие примеры использования ИКТ в области образования, здравоохранения, телевидения, культуры и т.п. Непосредственные возможности использования ИКТ в экономике, культуре, обыденной жизни создают предпосылки для приобщения масс населения ко «все усложняющейся картине бытия и новизне технологий», повышают качество услуг в различных сферах жизни и т.д. Однако гораздо важнее то, что формирование информационно- коммуникационной инфраструктуры является важнейшим средством возведения «стыковочных мостов», необходимых для интеграции экономик африканских стран в мировое хозяйство в условиях глобализации и для обеспечения потока информации и знаний, единства языка общения и основополагающих ценностных критериев бизнес-взаимодействия. Нигерийский ученый У. Шеху, призывая серьезно учитывать «подводные камни» современного научно-технического прогресса, тем не менее справедливо подчеркивал: «Эндогенные африканские культуры могут восстановить свои динамические качества и еще более мощно и ярко выразить себя посредством использования современных технологий. На этом пути мы внесем свой вклад в поиски способа устранить расширяющийся культурный и социально-психологический разрыв, отражающий растущую дифференциацию в мире».

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................