РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 384 -  |  
Шрифт


Глобальное финансовое регулирование опирается на работу множества государственных и частных акторов. Предпочтения тем или иным стандартам, которые выражают крупные игроки на рынке сказываются на менее заметных участниках, которые вынуждены принимать стандарты, используемые крупными компаниями, чтобы выдерживать конкурентное давление с их стороны.

Международное регулирование стандартов бухгалтерского учета крайне важно для стабильного функционирования мировой экономики. Слабо проработанные стандарты могут приводить к мошенничеству и даже иметь системное измерение, как например, в случае с банкротством Enron в США. Национальные правила ведения бухучета зачастую действуют в пользу определѐнных экономических структур и поддерживают определѐнные формы капитализма, ставя в привилегированное положение отдельных частных инвесторов или акционеров. Разница в стандартах, используемых ведущими экономиками мира, усложняет ведение международного бизнеса и приводит к лишним досадным издержкам при реализации проектов.

В ЕС установлением стандартов бухгалтерского учѐта до конца 1970-х годов занимались на национальном уровне министерства финансов или другие государственные структуры. В 1978 г. появилась четвертая европейская Директива, а в 1983 г. - седьмая Директива, посредством которых в объединении хотели гармонизировать национальные правила бухучета для обществ с ограниченной ответственностью. Имплементация положений указанных директив проходила медленно по причине нежелания государств-членов усложнять ведение бухучета для себя и отказываться от собственных традиций в этой области. Великобритания, Дания и Нидерланды придерживались англо-саксонской традиции бухучѐта - минимальное вмешательство государства в систему формирования данных бухучета, доминирование принципа достоверности и удовлетворение требований акционеров, в то время как Германия, Франция и Италия - континентальной модели - она больше ориентирована на кредиторов, здесь доминирует принцип осторожной оценки, поддерживается тесная связь отчѐтности с налоговой системой. Ситуация стала меняться в конце 1980-х годов, когда развитие ЕВР стало приводить к росту числа слияний и поглощений на уровне примерно 4 тысяч слияний и поглощений в год.

В то же время всѐ больше европейских ТНК стали выходить на мировой рынок в поисках дополнительных финансовых ресурсов. При этом многие крупные компании из Европы устремились на ѐмкий фондовый рынок США. Так, в период с 1990 по 1998 гг. число европейских компаний, прошедших процедуру листинга на фондовых биржах США, возросло с 50 до 250. Соответственно, США потребовали, чтобы эти копании использовали американские стандарты бухучета - Generally Accepted Accounting Standards - GAAP. Расширение границ применения GAAP подтолкнуло Европейскую комиссию к ускорению работы над гармонизированными стандартами для интегрированной Европы. Однако ЕК не могла действовать самостоятельно в этом вопросе, не имея достаточных полномочий. Она могла действовать только через Европейскую группу по изучению бухгалтерского учета - European Accounting Study Group, созданную в 1996 г., и Контактный комитет при этой группе, состоящий из представителей государств-членов. Выработать согласованную позицию всех участников в таком формате было практически невозможно. Поэтому довольно скоро Комиссии стало понятно, что принять гармонизированные европейские стандарты, которые к тому же признавались бы в США, ей не удастся.

Тогда внимание европейских чиновников устремилось в сторону Международного комитета по стандартам бухгалтерского учета, который выпускал Международные стандарты бухучета - International Accounting Standards- IASs. ЕК приняла решение взять за основу именно эти стандарты для гармонизации европейских правил бухучета. В 1995 г. от компаний, прошедших процедуру листинга в ЕС, стали требовать предоставления отчетности в соответствии с IASs.

Международный комитет по стандартам бухгалтерского учета - IASC был создан в 1973 г. и просуществовал до 2001 г., когда на смену ему появился Международный совет по стандартам бухгалтерского учѐта. Новая организация имеет более обширный штат сотрудников, которые задействованы на постоянной основе. Члены Совета выбираются на основе не географической принадлежности, а профессиональной квалификации. В ведение этой организации включены новые направления деятельности, в числе которых: конвергенция национальных и международных стандартов, выплаты на основе долевых инструментов - акций, нематериальные активы и ряд других.

Цель IASC состояла в разработке базовых стандартов бухучѐта и продвижение их более широкого использования в мире. В первые десятилетия своей деятельности IASC практически не оказывал никакого влияния на мировые практики бухучета. Его стандарты были добровольными, а развитые страны считали их чересчур гибкими и недостаточно проработанными. Однако в конце 1980-х годов ЕК решила участвовать в реформе IASs, чтобы европейские стандарты не развивались по пути пассивного копирования GAAP, а также для оказания влияния на США с целью признания американцами IASs эквивалентными GAAP. В процессе реформы IAS активное участие принимала так называемая «Группа 4+1», в состав которой входили представители устанавливающих стандарты органов США, Великобритании, Канады, Австралии и позднее Новой Зеландии, т.е. стран с англо-саксонской моделью бухучета.

ЕС, как и его государства-члены, имел немного возможностей для активного продвижения своих интересов в силу сосуществования различных национальных практик внутри интеграционного объединения. Во многом по этой причине Евросоюзу не удалось существенно повлиять на выработку новых стандартов. В 1998 г. IASC закончила работу по подготовке IASs, а в 2000 г. они были приняты IOSCO. Таким образом, ЕС всѐ же добился более широкого использования IAS, но история на этом не закончилась.

Под давлением американской Комиссии по ценным бумагам и биржам - Securities and Exchange Commission - SEC, национальным регуляторам было разрешено Международным комитетом запрашивать у транснациональных корпораций дополнительную отчетность в соответствии с нормами GAAP, т.е. доминирование стандартов США в международных рамках де-факто было сохранено. Конкуренция ЕС и США за влияние в IASC продолжилась и после того как в конце 1990-х гг.было принято решение о реформировании структуры управления этой организацией. Инициатива реформы исходила от SEC, которая настаивала на необходимости повышения качества в процедуре разработки стандартов для того, чтобы SEC готова была бы их принять. США выступали за делегирование от страны в организацию независимых экспертов на основе их профессионального опыта. Принимая во внимание то, что пять крупнейших бухгалтерских фирм мира на тот момент - Deloitte, PricewaterhouseCoopers, Ernst and Young, KPMG и ArthurAndersen, работали на основе англо-саксонской модели, очевидно, в какую сторону был бы перевес мнений экспертов ы твуом случае. ЕС всячески продвигал идею представительства в организации на основе географического принципа, но реализовать ее не удалось. IASC был реорганизован в соответствии с намерениями США и, как уже было отмечено ранее, в 2001 г. преобразован в IASB.

Международный совет по стандартам бухгалтерского учета унаследовал IASs, но впоследствии стал заменять их на Международные стандарты финансовой отчетности - МСФО - International Financial Reporting Standards - IFRS. IASs были приняты в период с 1973 по 2001 гг., а с 2001 г. стали приниматься МСФО. Таким образом, ЕК не удалось оказать влияния на процесс реформирования регулятора и отстоять свои интересы на этом этапе. Однако ЕС все же отчасти удалось получить выгоду от данного процесса. После согласования IASs на глобальном уровне европейские представители получили возможность повлиять на процесс гармонизации стандартов бухучѐта в самом ЕС - в странах- участницах.

На саммите Европейского союза в Лиссабоне в 2000 г. было принято решение об обязательном применении IASs, которое в 2002 г. закрепили в соответствующем регламенте. В соответствии с Регламентом № 1606/2002, все европейские компании к 2005 г. должны были перейти на IASs. К 2007 г. ЕС удалось убедить американскую Комиссию по ценным бумагам и биржам в том, что Международные стандарты финансовой отчетности - МСФО, не противоречат американским GAAP, и добиться их признания этой организацией. В свою очередь, в 2008 г. ЕС также признал МСФО эквивалентными американским и японским GAAP и позволил компаниям из Китая, Индии и Южной Кореи, прошедшим процедуру листинга в ЕС, готовить финансовые отчеты на основе национальных GAAP, при этом всячески способствуя принятию этими странами МСФО. Однако США не спешат отказываться от GAAP и переходить на МСФО. В 2002 г. Международный совет по стандартам бухгалтерского учета и Финансовый совет по бухгалтерскому учету - Financial Accounting Standards Board - FASB - американская частная независимая некоммерческая организация, устанавливающая стандарты отчѐтности для государственных и частных компаний, использующих GAAP, только начали сложный процесс конвергенции.

С началом глобального экономического кризиса наметились новые разногласия между США и ЕС по вопросам МСФО. Американские компании не стремятся переходить на МСФО, поскольку такой переход сопряжен для них с дополнительными транзакционными издержками. В то же время, на глобальной арене появляются новые игроки, способные в будущем потеснить гегемонию США и ЕС в вопросе установления норм финансового контроля, что побуждает Брюссель и Вашингтон к сближению своих позиций. Так, в Азиатско-Тихоокеанском регионе - АТР, в 2009 г. была учреждена Группа по установлению стандартов финансовой отчетности для стран АТР - Asian Oceanian Standard Setters Group, объединяющая 26 стран. В Южной Америке появилась аналогичная организация, куда входят 16 стран региона. Во всех этих странах уже применяются МСФО. Поэтому Международный совет по стандартам бухгалтерского учѐта будет принимать во внимание и их мнение в переговорном процессе.

Из года в год всѐ более вовлекается в процесс глобализации страховой бизнес. В период с 2008 по 2013 гг. наибольший рост в сфере страхования наблюдался в развивающихся странах. Доля Китая в объѐме мировых страховых взносов выросла более чем на 80%, а Южной Кореи - практически на 40%. Глобальные регуляторы стали обращать более пристальное внимание на страхование после начала глобального финансового кризиса и в особенности после истории с американской страховой корпорацией AIG - American International Group, когда стало очевидным, что некоторые операции страховой компании могут угрожать стабильности мировой финансовой системы. СФС обозначил девять страховых компаний в качестве системно значимых. Пять из них являются европейскими, три - американскими и одна - китайская. В целом насчитывается около 50 международных страховых групп.

Международное регулирование в сфере финансовых услуг осуществляет Международная ассоциация органов страхового надзора - IAIS, которая была создана в 1994 г. Данная ассоциация объединяет свыше 190 участников, 56 из которых представляют надзорные органы США. В отличие от сферы банков и ценных бумаг, регулирование страховой деятельности в Соединѐнных Штатах находится исключительно в ведении штатов. Национальная ассоциация страховых комиссаров - National Association of Insurance Commissioners - NAIC, не является федеральным органом, в потому не может представлять общие интересы США в сфере страхования на глобальном уровне. Европейская комиссия входит в состав Международной ассоциации органов страхового надзора, но без права участия в голосовании.

Начиная с середины 2000-х годов, ключевые вопросы, которые стояли на повестке дня IAIS, отражали приоритетные направления для ЕС. Так, стандарты IAIS, принятые в 2008 г., были позаимствованы из проекта второй Директивы ЕС о платѐжеспособности - Solvency II Directive. Данные стандарты стали первой попыткой установления стандартов и руководства по проведению надзора для страховых компаний на глобальном уровне. Власти США заняли нейтральную позицию при переговорах по этому вопросу в IAIS. Они не выступали против установления нового режима платежеспособности, но и не поддерживали его, поскольку предлагаемые стандарты существенно отличались от практики, принятой в самих США. Здесь стоит ещѐ раз особо подчеркнуть, что на этих переговорах США не были представлены каким-либо одним федеральным органом по надзору в сфере страхования по причине того, что там регулирование страховой деятельности находится в ведении отдельных штатов.

Для ЕС принятие стандартов IAIS стало большим достижением, причѐм не только репутационного свойства. Согласно данным ЕК, применение новых стандартов позволяет крупным страховым группам получать экономию до 40% в результате снижения требований по объемам собственного капитала и направлять высвободившиеся средства на инвестиции. Можно предположить, что под влиянием активной роли ЕС в сфере регулирования страхования в США в 2008 г. Национальная ассоциация страховых комиссаров приняла «Рабочий план по модернизации платежеспособности» - Solvency modernization work plan.

Одним из факторов, способствующих усилению роли государства в глобальном финансовом регулировании, принято считать размер рынка для той или иной финансовой услуги. В случае со страхованием размер рынков США и ЕС примерно одинаков - 35% мирового рынка страховых услуг приходится на ЕС и 29% - на Северную Америку. Однако наличие именно крупных компаний на рынке дает приоритет при переговорах в международных регулирующих органах делегатам от конкретных стран. Крупные игроки заинтересованы в распространении правил и стандартов на всѐ большие юрисдикции для облегчения ведения бизнеса. В ЕС именно крупные страховщики поддержали предложения ЕК в IAIS, что позволило Евросоюзу занять лидирующие позиции в сфере глобального регулирования страхования.

Первые шаги по регулированию рынков ценных бумаг на глобальном уровне были предприняты в 1970-х годах. На тот момент ведущие фондовые биржи мира находились в США и Великобритании - Чикагская, Нью-Йорская, Лондонская биржи. Фондовые рынки европейских стран и стран Юго-Восточной Азии находились на гораздо более низкой ступени развития, и на них преобладали национальные игроки.

Традиционно стремление гармонизировать правила на биржах продиктовано двумя причинами. Во-первых, оно проистекает из опасения риска системного нарушения при проведении трансграничных сделок. Во-вторых, оно вызвано стремлением повысить совместимость регуляторных практик для упрощения проведения сделок. Однако в те годы такие проблемы мало кого волновали. На тот момент было трудно представить, какое влияние эти биржи могут оказывать не только на национальную, но и на глобальную экономику. Первые соглашения, заключенные в Межамериканской ассоциации комиссий по ценным бумагам и подобным организациям - Inter-American Association of Securities Commissions and Similar Organizations, были в форме двусторонних и позднее многосторонних меморандумов о взаимопонимании по обмену информацией между регуляторами бирж с целью предотвращения мошеннических операций. В 1983 г. на смену вышеназванной организации пришла IOSCO, которая де-факто не занималась вопросами регулирования и надзора.

В Европе к регулированию финансового сектора приступили во второй половине 1980-х годов в связи с началом строительства ЕВР, который предполагает свободу перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Для регулирования банковских услуг была принята в 1989 г. Вторая директива по координации банковских услуг - Second Banking Coordinating Directive - 2BCD, в основу которой легли положения соглашения «Базель-1» по достаточности капитала банков. Разработка и принятие регулирующих документов для операций с ценными бумагами были крайне затруднены в ЕС вследствие отсутствия на национальном или глобальном уровне документа, который можно было бы взять в Европе за образец. Примерно в то же самое время начались переговоры в IOSCO, Комитете под руководством Барнза при Базельском комитете по банковскому надзору, между Великобританией, США и Японией, которые не привели к практическим результатам. Для ЕС было крайне важно принять документ, регулирующий операции с ценными бумагами, в свете необходимости обеспечения функционирования ЕВР. В результате в 1989 г. была принята Директива «о достаточности капитала» - Capital Adequacy Directive - CAD, а в 1993 г. - Директива «об инвестиционных услугах» - Investment Services Directive - ISD.

Несмотря на то, что на глобальном уровне отсутствовали стандарты по ценным бумагам, европейские и американские биржи на протяжении 1990-х годов продолжали расти. К началу 2000-х годов свыше 170 европейских компаний - преимущественно из Великобритании, Нидерландов и Франции были зарегистрированы в американской Комиссии по ценным бумагам и биржам, что говорило о необходимости достижения большей конвергенции в регулировании. Новый этап регулирования начался с принятием в 2002 г. в США Акта Сарбейнза-Оксли по ценным бумагам, которому предшествовали разбирательства в компаниях Enron и Worldcom.

Данный закон существенно ужесточил требования к эмитентам, режиму финансовой отчетности и раскрытия информации, что понижало привлекательность Нью-Йоркской фондовой биржи и NASDAQ по сравнению с Лондонской биржей. В 2004 г. в ЕС на смену ISD приняли масштабную Директиву «о рынках финансовых инструментов» - Markets in Financial Instruments Directive - MIFID. Директива в гораздо большей степени гармонизировала правила регулирования и охватывала больший спектр инвестиционных продуктов и услуг. Помимо этого, в ЕС в 2001 г. были созданы Комитет европейских регуляторов ценных бумаг - Committee of European Securities Regulators - CESR и Комиссия по торговле товарными фьючерсами - Commodities Futures Trading Commission - CFCT, которые, помимо прочего, содействовали доступу европейских компаний на американский рынок ценных бумаг.

Производные финансовые инструменты стали активно развиваться во второй половине 1990-х гг. В США деривативы появились в 1970 г. на товарных биржах в Чикаго. В Европе первые биржевые деривативы появились в Лондоне - 1982г., Париже - 1986 г., Швейцарии - 1988 г. и Германии - 1990 г. Они использовались преимущественно в сделках на внутреннем рынке и крайне редко имели международное измерение. Конкуренции между биржами не наблюдалось и, соответственно, отсутствовала потребность в регулировании на глобальном уровне.

Однако помимо биржевых деривативов, стал стремительно развиваться рынок внебиржевых деривативов - out-of the counter - OTC derivatives. По данным БМР, размер мирового рынка деривативов вырос с 60 трлн. в 1998 г. до 600 трлн. долл. США в 2010. Для снижения транзакционных издержек и развития торговли внебиржевых ПФИ в 1985 г. была создана Международная ассоциация свопов и деривативов - International Swaps and Derivatives Association - ISDA, в которую входит свыше 800 финансовых институтов, юридических фирм и иных заинтересованных участников. Она разработала стандартные условия контрактов, которые стали широко применяться в сделках по всему миру и способствовали расширению использования ПФИ. Тем не менее, размер европейского рынка деривативов оставался меньше американского. В США долгое время придерживались курса на максимально возможное дерегулирование в сфере ПФИ, а европейские игроки не имели возможности повлиять на эту ситуацию из-за доминирования американских компаний в этой области.

На всем протяжении 1990-х годов американское казначейство и Федеральная резервная система отказывались ужесточать национальное регулирование, несмотря на широкое общественное обсуждение этого вопроса, вызванное рядом финансовых разбирательств. В 2000 г. Конгресс США принял Акт о модернизации товарных фьючерсов - Commodities Futures Modernization Act, снимающий запрет на торговлю фьючерсами акций и упраздняющий надзор со стороны SEC. В 2001 г. Руководящий совет ЕЦБ внес предложение по регулированию центральных контрагентов в сделках с OTC-деривативами, но оно не получило продолжения.

Начало регулирования деривативов на глобальном уровне связывают с крахом банка «Леман Бразерс» - Lehman Brothers и необходимостью спасения Американской международной группы - American International Group - AIG при помощи средств из государственной казны США. Форум финансовой стабильности и G20 в 2008 г. обратились к участникам рынка с призывом повысить прозрачность сделок с кредитными дефолтными свопами - Credit Default Swaps - CDS, но дальше призывов дело не пошло. В 2009 г. в докладе Де Ларозьера появилась рекомендация упростить и стандартизировать OTC-деривативы, а также учредить клиринговую организацию для кредитных дефолтных свопов, которую позднее поддержала ЕК. В США примерно в это же время казначейство обнародовало аналогичные предложения по регулированию деривативов.

В итоговом документе, принятом на саммите G20 в Питтсбурге в 2009 г., был отражѐн общий подход США и ЕС к регулированию деривативов. Акт Додда-Франка в США и Регламент ЕС по правилам регулирования инфраструктуры европейского финансового рынка - European Market Infrastructure Regulation - EMIR, полностью согласуются между собой. В свете того, что на мировом рынке пока нет конкурентов европейским и американским компаниям, работающим с деривативами, регулирование и надзор со стороны органов ЕС и США является определяющим при обсуждении вопросов глобального регулирования в области ПФИ. В то же время такие международные организации, как IOSCO и ФФС, в большей степени играют роль площадок для дискуссий по этим вопросам.

Глобальный финансовый и экономический кризис 2008 г. поставил под сомнение эффективность главенствующего на тот момент среди представителей центральных банков и регулирующих органов подхода к осуществлению финансового контроля, который сводился к анализу надежности финансовых институтов и финансовых инструментов по отдельности, т.е. проводился микропруденциальный надзор. Однако кризис показал, что в целом система финансовых институтов может вести себя отлично от отдельных ее элементов как то банков или инвестиционных фондов. Например, в разгар кредитного бума некоторые финансовые институты могут выглядеть стабильными вследствие того, что риски, которые подвергаются оценке, оказываются незначительными для отдельного финансового института, в то время как существует угроза того, что финансовая система в целом может оказаться в кризисном положении. Иными словами, в поле зрения контролирующих органов и самих финансовых институтов не входила оценка угрозы «системного риска», который и является предвестником финансовой нестабильности и финансовых кризисов.

В 2009 г. был подготовлен ряд докладов, посвященных проблематике макропруденциального регулирования, среди которых стоит отметить «Обзор Тѐрнера», Доклад экспертов Международного центра монетарных и банковских исследований в Женеве, Доклад Группы Де Ларозьера, созданной Европейской комиссией, Доклад комиссии Стиглица при ООН, Доклад Группы 30-ти, Доклад Форума Финансовой стабильности - ФСБ. Предложения и рекомендации, содержащиеся в этих аналитических документах, заложили основу для проведения макропруденциальной политики на современном этапе. В соглашении Базель-3, утвержденном на глобальном уровне в 2010-2011 гг., также содержатся элементы макропруденциального регулирования - в форме так называемых «динамичных буферов капитала», которые выполняют функцию антициклического регулирования.

Динамичные буферы - это требования к финансовым институтам наращивать свой капитал при наличии признаков необычно быстрого роста объѐма кредитов или цен на активы, чтобы повысить устойчивость системы в случае возникновения непредвиденных изменений на рынке. Интересно, что такие динамичные буферы активно использовались денежными властями Испании и Индии ещѐ до кризиса 2008 г. К другим инструментам макропруденциальной политики, в частности, относят требования о наличии динамичных резервов на покрытие убытков от кредитов, меняющиеся по времени требования к ликвидности, административно устанавливаемые ограничения на совокупный объѐм кредитования, ограничения на уровень использования заемных средств - леверидж, максимальные нормативы отношения суммы кредита к стоимости обеспечения по ипотечным жилищным кредитам, регулирование в стране нахождения финансового института и некоторые другие. Несмотря на обилие инструментов, используемых в макропруденциальном регулировании, среди теоретиков и практиков ещѐ отсутствует консенсус по вопросу о том, каким в идеале должно быть подобное регулирование.

Функции по мониторингу, координации и оценке результатов предпринимаемых усилий национальных органов по созданию системы макропруденциального регулирования были возложены лидерами G20 на Совет финансовой стабильности. В 2011 г. был опубликован первый совместный доклад, подготовленный сотрудниками СФС, МВФ и БМР, об инструментах и основах организации макропруденциального регулирования как на глобальном, так и на национальном уровнях. Комитет по мировой финансовой системе - Committee on Global Financial System при БМР разработал рекомендации по установлению норм при проведении операций по уменьшению сумм задолженности заемщиков - haircut-settings и маржировании.

Следующий доклад этих международных организаций был опубликован в 2016 г. под заголовком «Элементы эффективных макропруденциальных политик». В нѐм были обобщены используемые инструменты, модели институционального оформления макропруденциальной политики в странах, а также вопросы, связанные с последовательностью предпринимаемых шагов на международной арене. Тем не менее, по прошествии пяти лет с начала активной дискуссии по вопросу макропруденциального регулирования на глобальном уровне, пока так и не создано единой организации, на которую были бы возложены функции по координации усилий национальных регулирующих органов, по выработке предложений и рекомендаций, не говоря уже о контроле реализуемых мер макропруденциальной политики.

На момент начала широкого обсуждения соответствующих вопросов на международной арене ЕС не имел официального представительства в рабочих группах Форума финансовой стабильности, которые готовили предложения для саммита G20 в 2009 г. Однако ЕС представлен в Группе 20-ти самостоятельно - как «региональная организация» - помимо участия в ней государств - членов Союза. На встречах руководителей государств и правительств в G20 от ЕС присутствуют председатели Европейского совета и Европейской комиссии, а на встречах министров финансов и председателей центральных банков - член Комиссии по экономике и финансам и председатель ЕЦБ.

В разработке предложений ФФС участвовали представители центральных банков, министерств финансов и надзорных органов государств-членов Группы семи, четыре из которых - Великобритания, Германия, Италия и Франция - являлись государствами - членами ЕС. Таким образом, можно предположить, что влияние ЕС в данном вопросе было преимущественно косвенным, выражаясь в участии европейских чиновников и экспертов в подготовке документов. Ситуация несколько изменилась, когда в 2009 г. было принято решение о включении ЕК, а также Испании в состав участников СФС.

В то же время в Европе, в отличие от США, всегда с большей настороженностью относились к способности финансовых рынков к саморегулированию. В частности, в европейских странах уделялось больше внимания вопросам антициклического регулирования, чем в США, что в большей степени соответствовало концепции макропруденциальности, нежели более популярная за океаном концепция «too big to fail» - слишком крупный для банкротства, которая направлена, в первую очередь, на защиту «неприкосновенности рынка», а именно принципов минимального вмешательства в его работу регулирующих органов. В ЕС в гораздо чаще, нежели в США, предпринимались попытки государственных органов вмешаться в работу финансовой системы для обеспечения стабильными кредитными ресурсами именно реального сектора экономики.

Как отмечают некоторые исследователи, при обсуждении представителями центральных банков общих принципов и методов макропруденциальной политики и других более общих вопросов, участники переговоров зачастую в большей степени абстрагируются от своей национальной и институциональной принадлежности, чем при обсуждении конкретных предложений и соглашений. Таким образом, происходит «онаучивание» среды работников центральных банков посредством их вовлечения в различные исследовательские проекты, подготовку публикаций в издаваемых центральными банками специализированных журналах, участия в научных конференциях и курсах повышения квалификации. Участие ЕС в глобальном макропруденциальном регулировании пока можно рассматривать как вклад индивидуальных европейских чиновников, экспертов и исследователей в академический дискурс о макропруденциальности.

Доклад ФФС 2009 г., в котором была обозначена необходимость перехода к макропруденциальному регулированию и указаны ключевые направления этого процесса, был подготовлен тремя рабочими группами. Первую группу - по вопросам капитала банков возглавлял председатель Центрального банка Нидерландов и член Руководящего совета ЕЦБ Ноут Веллинк - Nout Wellink. Группой по вопросам левериджа и оценке стоимости руководил заместитель председателя Центрального банка Франции Жан-Пьер Ландо - Jean-Pierre Landau. Третью группу - по нормам капитального покрытия возглавили представители США: Кейтлин Кейси - Kathleen Casey из американской Комиссии по ценным бумагам и биржам и Джон Дуган - John Dugan - Контролѐр денежного обращения - Comptroller of Currency.

Соответственно, ни одна из рабочих групп не представляла ни ЕК, ни ЕЦБ. Более того, никто из членов Группы Де Ларозьера, призванной информировать ЕС по вопросам финансового надзора, не участвовал в них. Конечно, можно принять в расчѐт неформальное участие в работе ФФС некоторых членов Группы де Ларозьера. Многие участники общаются за пределами официальных встреч и переговоров, обмениваются мнениями и вращаются в одних и тех же кругах. Однако говорить о том, что ЕС имел на тот момент оформленную единую позицию по вопросам макропруденциального регулирования, нельзя.

В рабочей группе G20 «Улучшение регулирования» - Enhancing Regulation, которая активно занималась вопросами макропруденциального регулирования, Евросоюз был представлен лишь одним сотрудником ЕК, а сотрудников ЕЦБ там и вовсе не было. Представитель от ЕК Пьерр Дельсо - Pierre Delsaux занимал в Комиссии пост заместителя генерального директора по Единому внутреннему рынку, имея юридическое образование, в отличие от остальных участников рабочей группы - экономистов, что лишний раз свидетельствует о низкой степени формального участия ЕС в процессе на тот момент.

Одним из первых шагов на уровне ЕС по претворению в жизнь элементов макропруденциального регулирования стало появление в декабре 2010 г. Европейского совета по системному риску - ЕССР - European Systemic Risk Board при ЕЦБ, о чем уже говорилось выше. ЕССР не наделен полномочиями по принятию юридически обязывающих документов, но вправе направлять национальным регулирующим органам рекомендации и предупреждения, которые они должны учитывать. Главными целями этого органа являются разработка макропруденциального подхода при возникновении конкретного риска на национальном уровне; инициирование механизма раннего предупреждения посредством объединения аналитических докладов отдельных компаний для анализа финансовой системы в целом; пристальный мониторинг и оценка возможных системных рисков и направление соответствующих предупреждений, на основании которых должны быть приняты меры на национальном уровне.

Реализация макропруденциального регулирования в ЕС осложняется целым рядом факторов. Во-первых, работа ЕССР зависит от искренности стремления национальных регулирующих органов противодействовать угрозе системного риска и следовать данным свыше рекомендациям. Во-вторых, термины «макропруденциальный» и «системный риск» не вполне определѐнно закреплены в нормативных актах ЕС, а точнее до сих пор не сформулировано всеобъемлющего юридического определения «макропруденциальности». И, наконец, до сих пор имеющиеся существенные различия национальных финансовых систем, а также структурные различия экономик государств-членов могут мешать выработке общих подходов к проведению макропруденциальной политики.

В связи с этим в странах ЕС в настоящее время закрепились три модели организации макропруденциального регулирования. В рамках «первой» модели полномочия по принятию макропруденциальных решений возложены на национальный центральный банк. «Вторая» модель подразумевает передачу полномочий специальному комитету в структуре центрального банка. Такая организация позволяет разделять регуляторные и надзорные функции, а также привлекать внешних экспертов к участию в принятии решений. В «третьей» модели макропруденциальные функции переданы комитету, находящемуся вне структуры национального центрального банка, что создает возможности для активного участия министерства финансов в процессе выработке предложений. Министерство финансов может способствовать принятию и более скоординированных решений с учетом положения дел в бюджетно-налоговой сфере.

Описанное разнообразие моделей регулирования заставляет вырабатывать оптимальные для каждой страны формы взаимодействия между регулирующими органами и участниками рынка. Однако возникает проблема международной координации макропруденциального регулирования, которое осуществляется в разных юрисдикциях, а точнее в стране местонахожденияи стране регистрации материнской компании. Для осуществления микропруденциального регулирования имеет значение контроль над соблюдением требований в стране регистрации, в то время как макропруденциальное регулирование будет эффективным только в случае его применения в стране местонахождения финансовой организации, поскольку именно в этом случае можно оценить, скажем, кредитную деятельность этой организации в других странах. Крупные банки и инвестиционные фонды не приветствуют идею осуществления регулирования в стране местонахождения, поскольку это приводит к усложнению требований, которым они должны подчиняться. В то же время их подход вступает в противоречие с нормами ЕВР, которые представляют собой универсальные и обязательные в равной мере требования ко всем государствам-членам.

Противоречия между странами ЕС возникали и возникают не только в подходах к инструментам и методам организации макропруденциального регулирования внутри ЕС. Эти противоречия становятся очевидными и на уровне глобального управления. Наиболее явно отсутствие общей позиции государств-членов ЕС проявилось при обсуждении параметров соглашения Базель-3 в части, касающейся макропруденциальных норм.

В Комитет по банковскому надзору при БМР входят представитель Бельгии, Франции, Германии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Испании, Швеции и Великобритания. Европейская комиссия и ЕЦБ имеют там статус наблюдателей. При обсуждении определения «капитала», которого не было в предыдущих соглашениях, США и Великобритания выступали за более «узкое» определение - в отличие от их коллег из континентальной Европы. Аналогичная ситуация сложилась и при обсуждении требований по достаточности капитала, и при установлении гармонизированных минимальных требований к ликвидности: США и Великобритания выступали единым фронтом, оппонируя другим странам, в поддержку более строгих требований к достаточности капитала и стандартов ликвидности. Несмотря на предпринимаемые усилия со стороны Европейской комиссии, ей не удалось добиться, чтобы была сформулирована общая позиция стран-участниц переговоров. Германии и Франции отчасти удалось повлиять на принимаемые решения в свою пользу и несколько ослабить позицию Великобритании. В свою очередь Европейская комиссия попыталась «смягчить» не вполне выгодные для ЕС условия, подготовив проект Директивы о доступе к изъятию вкладов и Регламент о пруденциальных требованиях к кредитным организациям.

Попыткой усилить влияние ЕС в сфере глобального макропруденциального регулирования можно считать инициативу 2010 г., предпринятую совместно ЕЦБ и Европейской системой центральных банков - ЕСЦБ, о запуске макропруденциальной исследовательской сети - Macroprudential Research Network - MaRS. Сеть должна была работать в течение четырѐх лет. В задачи участников этой сети входила разработка ключевых концептуальных подходов, моделей и инструментов для исследования способов улучшения макропруденциального надзора в ЕС. Исследовательская работа велась по трѐм направлениям: макро-финансовое моделирование для выявления связи между финансовой стабильностью и эффективностью функционирования экономики, разработка показателей для оценки системного риска и систем раннего предупреждения, а также рисков цепной реакции - contagion risk. В итоге была подготовлена 161 научная статья, 72 рабочих документа, реализовано три крупных международных проекта и проведены три больших конференции.

Европейский союз и Соединенные Штаты Америки имеют наиболее крупные и развитые финансовые системы в мире. В совокупности их на долю приходится две трети всех мировых финансовых услуг. В связи с этим они могут выступать и действительно выступают в качестве ведущих акторов на глобальном уровне при установлении норм финансового регулирования и надзора. Однако степень такого влияния зависит не только от размеров того или иного сектора финансовых услуг, но и от прогрессивности национального регулирования и способности участников переговоров выступать с чѐткой и согласованной позицией в международных инстанциях.

Создание Банковского союза и появление более развитой системы финансового надзора в ЕС существенно снижает вероятность возникновения разногласий среди представителей государств-членов и органов Евросоюза на международной арене при обсуждении вопросов банковского надзора. В вопросах глобального регулирования бухгалтерской отчѐтности и производных финансовых инструментов ЕС стремится отстаивать свои интересы и выступает, скорее, в качестве «защитника», нежели лидера. Но в сфере регулирования страховых услуг ЕС действительно удалось выступить в качестве «законодателя» норм международного регулирования - во многом по причине того, что США было трудно предъявить собственную согласованную позицию ввиду того, что регулирование страховой деятельности там разнится по отдельным штатам.

Роль ЕС в определении глобальных подходов к макропруденциальному регулированию обременена возникающими среди его государств-членов противоречиями и отсутствием четко сформулированного и юридически закреплѐнного на наднациональном уровне определения «макропруденциальности». Таким образом, влияние ЕС на глобальном уровне во многом и впредь будет зависеть от степени скоординированности позиций его представителей и дальнейшего развития общеевропейского - наднационального регулирования финансового сектора. 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................