РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 9383 -  |  
Шрифт


Двадцать первый век принес новые параметры в американскую концепцию энергетической безопасности. Через полтора десятилетия после крушения Советского Союза частично сменились зоны потенциальной напряженности, вновь появились политические проблемы в Латинской Америке. Обострилось глобальное противостояние "Север - Юг" в сфере экономики, в решении многих социальных проблем. Итоги встречи в Копенгагене в декабре 2009 г. показали трудность путей решения сложнейшей проблемы сохранения климата. Отсутствие второй сверхдержавы не стабилизировало политическую ситуацию в нефтеэкспортирующих странах и не обеспечило существенного повышения лояльности к американской администрации со стороны действующих там режимов. Террористическая атака 11 сентября 2001 г. серьезно обострила проблему восприятия безопасности в целом и оказала определенное влияние и на энергетическую безопасность. Потенциально ситуацию усложняет появление новой супердержавы - Китая. Хотя Поднебесная не является непосредственным конкурентом Соединенных Штатов в качестве крупнейшего нетто импортера энергоресурсов в данный момент, но в целом ряде районов их интересы сталкиваются при рассмотрении стратегических вопросов доступа к ресурсам в долгосрочном плане.

Рост доли развивающихся стран в мировом спросе на первичную энергию, который уже позволил им в 2008 г. опередить развитые страны, способствует росту неопределенности на мировых энергетических рынках: возникают дополнительные факторы, которые менее поддаются влиянию США. Дополнительные риски приносит и увеличение роли финансовых операций в качестве детерминанта цен на энергоресурсы в краткосрочной перспективе. В этой связи попытки усилить контроль над операциями с деривативами, основанными на топливных ресурсах, могут также рассматриваться в контексте энергетической безопасности. Все более веско звучат призывы экологов к снижению давления на природу как в национальном, так и в глобальном масштабе. Политика американских администраций несомненно подвержена влиянию и этого фактора, даже несмотря на независимость от мирового сообщества в принятии решений относительно выбросов парниковых газов. 

Россия остается важным игроком как на мировом рынке нефти, так и, прежде всего, на европейском рынке газа. Несмотря на кажущуюся ограниченность взаимодействия России и США по линии непосредственной торговли энергоресурсами, существуют значительные направления их взаимного влияния в сфере энергетической безопасности. Прежде всего, это касается безопасности традиционных европейских союзников США. Импорт природного газа собственно в Америку на 90% обеспечивает Канада - наиболее надежный из всех возможных поставщиков. Однако в глобальной перспективе направления газопроводов играют существенную роль с точки зрения раздела сфер влияния, и усиление позиций России при наличии исторического груза взаимных претензий также становится фактором энергетической политики. В то же время развитие рынка СПГ может привести и к появлению российского газа в США, обусловив новый виток взаимовыгодного сотрудничества в энергетической сфере. 

Влияние этих факторов обусловливает, с одной стороны, усиливающийся интерес к проблеме энергетической безопасности и, с другой стороны, необходимость модернизации подходов к ее обеспечению. Сохранение и обострение проблемы зависимости от импорта топливных ресурсов свидетельствуют о необходимости структурных изменений в американской энергетике, тем более что имеется определенный положительный опыт повышения энергетической эффективности в 1980-е гг. 

Возвращение в Белый дом представителя демократической партии дает основания ожидать в энергетической политике продолжения тенденций 1990-х гг. В политике предыдущей демократической администрации - Б. Клинтона - были заметны явные тенденции к активизации использования технико-технологических достижений в целях обеспечения энергетической безопасности. В число мер, направленных на решение этой задачи, входили: увеличение инвестиций в повышение энергетической эффективности; рост инвестиций в альтернативные виды топлива; увеличение государственных капиталовложений в технологическое развитие для сокращения издержек и развития добычи нефти, газа и других источников энергии; расширение использования природного газа; увеличение государственных капиталовложений в возобновляемые источники энергии; повышение эффективности государственного регулирования; развитие свободной торговли; поддержка стратегических нефтяных резервов; координация мер по сотрудничеству в чрезвычайных ситуациях. 

Список мер выглядит довольно сбалансированным: при количественном и порядковом приоритете мер по энергосбережению и использованию альтернативных источников энергии внимание уделяется и развитию нефтегазовой промышленности (в т.ч. расширению использования природного газа), и поддержанию резервов, и вопросам внешнеторговой политики. 

Администрация Дж. Буша-мл. формулировала набор стратегических целей несколько иначе: развитие сбережения и эффективности; рост внутреннего производства энергоресурсов; диверсификация предложения энергоресурсов; модернизация энергетической инфраструктуры. Следует отметить, что диверсификация в данном контексте подразумевает скорее развитие альтернативных энергоносителей, а не расширение круга контрагентов по торговле сырьем. Однако одной из опорных точек Дж. Буша-мл. при рассмотрении проблем энергетической безопасности была традиционная борьба с терроризмом и антидемократическими режимами. В этой связи политика диверсификации предложения - и, в том числе, ухода от поставок из нестабильных регионов - становилась особенно актуальной, хотя начало движению в этом направлении было положено значительно раньше. Другой стороной этой политики являлись попытки укрепления влияния США в странах-нефтеэкспортерах (в частности, на Ближнем Востоке) тем или иным образом. Варианты отношений представлялись при этом различными: от содействия демократическим преобразованиям в дружественных Египте и Саудовской Аравии до поддержки оппозиции режиму в Сирии и Иране. Еще одним географическим очагом интересов Америки стала Центральная Азия - однако здесь может возникнуть столкновение с Россией. В частности, профессор Ю. Ершов (ВНИИВС ГУ ВШЭ) даже назвал "началом своеобразной нефтегазовой войны" центрально-азиатское соперничество России и США. 

В списке ключевых вопросов были отражены и инфраструктурные проблемы. В первую очередь, это относилось к внутренней энергетической инфраструктуре США - к примеру, речь шла о совершенствовании системы транспортировки углеводородов с Аляски. В то же время нельзя не отметить и все возраставший интерес США к энергетической инфраструктуре по всему миру. США содействовали и продолжают содействовать реализации ряда проектов, направленных на диверсификацию маршрутов транспортировки углеводородов ("Набукко", "Баку-Тбилиси-Джейхан" и т.п.). Очевидно, США стремятся контролировать ключевые маршруты транспортировки углеводородов, в т.ч. и те, в которых у Америки отсутствует непосредственная экономическая заинтересованность. Это объясняется, во-первых, геополитическими интересами сверхдержавы (раздел сфер влияния с Россией), во-вторых, обеспечением энергетической безопасности европейских союзников.

Возможность достижения успеха в направлении стратегических целей в сфере энергетики, провозглашаемых в последние годы, вызывает определенные сомнения. В то же время, серьезно поспособствовать продвижению могут объективные рыночные стимулы. Новый вызов со стороны нефтяных цен, последовавший в 2000-е гг., способен спровоцировать очередную перестройку американской энергетики, по аналогии с 1980-ми гг. Несмотря на падение нефтяных цен во второй половине 2008 г., они по-прежнему остаются на достаточно высоком уровне: коридор 70-80 долл. За баррель в сегодняшних ценах примерно соответствует ситуации середины 1980-х гг. и остается в 2-3 раза выше (по номиналу) по сравнению со второй половиной 1980-х и 1990-ми гг. 

Не очевидно, по какому направлению может произойти прорыв. Амбициозный проект администрации Дж. Буша по развитию водородной энергетики пока не принес явных результатов. Энергетика с использованием возобновляемых энергоресурсов с 1990-х гг. не стала более востребованной за исключением динамично растущих, но пока крайне незначительных в масштабах страны солнечной и ветровой энергетики. Возобновляемая энергетика США основана на использовании энергии воды и биомассы. Потребление гидроэнергии в последние два десятилетия сокращается в абсолютном и относительном выражении: согласно данным Министерства энергетики США, в 2008 г. оно было примерно на 20% ниже уровня 1990 г., составляя лишь 2,5% американского спроса на первичную энергию (в 1990 г. - 3,6%). Доля биомассы по степенно увеличивается: с 3,2% от валового потребления первичной энергии в 1990 г. она возросла до 3,9% в 2008 г. - но для 18-летнего периода такой прогресс незначителен. Объемы установленных атомных мощностей после более чем десятикратного роста в 1970-1980-х гг. (с 7 ГВт в 1970 г. до 100 ГВт в 1990 г.) вот уже в течение почти 20 лет находятся на постоянном уровне, а с середины 2000-х гг. практически перестала увеличиваться и выработка электроэнергии на АЭС. Следует также отдавать отчет в том, что область применения энергоресурсов, альтернативных углеводородам и углю, на данный момент существенно ограничена техническими параметрами имеющегося в национальной экономике физического капитала, технологической базой национального хозяйства.
Структура потребления первичной энергии по секторам  экономики США,%, 2010 г.
                             
Сложно представить для транспорта, обеспечивающего 28% спроса США на энергию, доминирование топлива, иного, чем нефть, в обозримой перспективе. С другой стороны, именно в этом секторе можно отметить существенный прогресс с точки зрения использования возобновляемых ресурсов за последние годы: в 2000 г. лишь примерно 0,5% потребностей транспорта покрывалось за счет возобновляемых ресурсов; в 2008 г. этот показатель приблизился к 3%.

Вместе с тем угрозы, связанные с дефицитом углеводородов, не носят критического характера. Собственные ресурсы США достаточно обширны: хотя отношение доказанных запасов к годовому производству по нефти и газу составляет около 10, т.е. принынешнем уровне производства их хватит на 10 лет, такое соотношение поддерживается, как минимум, в течение 20 лет, что не дает оснований говорить о скором исчерпании запасов. Наиболее значительные достижения, обладающие долгосрочным потенциалом, произведены в сфере разведки и добычи газа. Прирост запасов в значительной мере связан с развитием неконвенционального газа . Если в 1990-х гг. запасы были стабильны на уровне 4,7 трлн кубометров, в 2000-2004 гг. отмечен их постепенный рост темпами около 3% в год, в 2005-2008 гг. рост ускоряется до 5% ежегодно. За последние 9 лет запасы увеличились в общей сложности на 46%, или на 2,2 трлн кубометров. 

В своем годовом обзоре от 2009 г. Министерство энергетики США отмечает, что в перспективе до 2030 г. наибольшую часть прироста добычи обеспечит именно увеличение добычи неконвенционального газа, так что его доля во внутреннем предложении к 2030 г. может достигнуть 56%. При этом наиболее быстрыми темпами (5,7% ежегодно) способна развиваться разработка газоносных сланцев, тогда как добыча из других неконвенциональных источников, скорее всего, останется почти стабильной. По мнению бывшего руководителя Управления энергетической информации Минэнерго США Г. Карузо, природный газ способен сыграть важнейшую роль во время долгосрочного перехода к возобновляемым источникам энергии, однако наличие колоссальных резервов не предоставляет автоматически возможностей для их разработки. Препятствием могут стать слишком высокие издержки. Согласно оценкам Г. Карузо, разработка газоносных сланцев становится рентабельной при цене от 4 до 6 долл. за тысячу кубических футов23. В 2005-2008 гг. цена импортного газа в США превышала 6 долл./тыс. куб. футов, однако к лету 2009 г. она снизилась до уровня около 4 долл.
 
Нельзя сказать, что экономика США в данный момент сама по себе имеет достаточные стимулы и возможности для кардинальной реструктуризации энергетики. Охлаждение конъюнктуры на рынке энергоресурсов и, следовательно, сокращение рентабельности проектов энергосбережения и альтернативной энергетики способны тем более законсервировать ситуацию. По оценкам Национального Разведывательного Совета США, к 2025 г. в США и мире едва ли произойдет революция в энергетике: огромная инерция энергетической системы, связанная с высокими издержками смены инфраструктуры, потребует значительного временного лага даже при появлении экономически эффективных альтернатив традиционным энергоносителям. В то же время нарастающие потребности сделают энергетику ключевым фактором международных отношений и заставят еще более внимательно относиться к этой сфере внутри страны. Постоянные усилия американских администраций, настойчиво провозглашающих энергетические проекты приоритетными, должны рано или поздно принести свои плоды. Эта настойчивость легко объяснима: американская модель энергопотребления, основанная, как отмечает акад. Н. Симония, "во-первых, на собственных значительных углеводородных ресурсах и, во вторых, на легкодоступном импорте дешевой традиционной нефти, которую, к тому же, легче было перерабатывать в светлые нефтепродукты", в очередной раз демонстрирует неустойчивость. Определенный энтузиазм в этой связи вызывал при ход к власти Б. Обамы: аналитики предсказывали, что большой вес в определении энергетической стратегии могут приобрести сторонники серьезного реформирования энергетического сектора, в частности бывший вице-президент и нобелевский лауреат А. Гор.

Как показывает, стратегия президента Барака Обамы несет в себе сочетание элементов программ предыдущей администрации и альтернативных им позиций, свойственных энергетической политике Демократической партии (в частности, взглядов А. Гора). Демократические программы традиционно ориентируются на использование возобновляемых источников, энергосбережение и решение экологических проблем, в то время как республиканцы уделяют значительно большее внимание развитию традиционной энергетики, в частности, активизации разработки собственных месторождений углеводородов. 

Ожидается, что важнейшие шаги в этой сфере найдут свое отражение в готовящемся к принятию законе "О чистой энергетике и безопасности" (Закон Ваксмана - Марки). В соответствии с этим законопроектом в США должна быть введена в действие национальная система торговли выбросами, с целью ограничения выбросов парниковых газов. В документе поставлены амбициозные задачи - снизить выбросы на 83% к 2050 г. относительно уровня 2005 г. Эти цифры соответствуют предвыборным обещаниям Б. Обамы. Впрочем, в среднесрочном периоде они уже подвергаются корректировке: если в первоначальной версии документа планировалось сокращение выбросов на 20% к 2020 г., то после серии обсуждений эта цифра сократилась до 17%. Скорректирована и стратегическая цель по выработке электричества из возобновляемых источников: вместо 25% к 2025 г. теперь речь идет о 20% розничных продаж электричества. Требуемый уровень этого показателя для штатов к 2012 г. находится несколько ниже ранее провозглашенных 10% и составляет лишь 6%. Закон также содержит положения о мерах стимулирования энергосбережения в ЖКХ и транспортном секторе, вводит новые стандарты в этих сферах, а также модифицирует стандарты автомобильного топлива - одним словом, в нем будут воплощены практически все основные пункты программы Б. Обамы в части повышения энергетической эффективности и использования альтернативных источников. Затрагивается также и вопрос развития высокотехнологичной национальной электроэнергетической сети - Smart Grid. Эффективность всех этих мер, их реалистичность еще должна пройти проверку жизнью.
 
Развитие американской экономики в последние десятилетия показало высокий рост энергоэффективности. Дальнейшие планы по энергосбережению также лежат в русле мировой тенденции к ограничению углеводородов. В то же время быстрый экономический рост вызвал рост импорта нефти и внешней зависимости от ее источников. Страна располагает огромными собственными энергоресурсами и технологическими возможностями по их развитию. За исключением эмбарго 1973 г. США не сталкивались с непосредственной угрозой ограничения поставок, но реакция правительства с 1970-х гг. основана на обостренном чувстве дискомфорта сверхдержавы от зависимости других стран (и разнотипных политических режимов). Новые меры по экономии энергии (в частности политические), идущие в русле как общей традиции предыдущих администраций, так и в особенности традиций лидеров демократов, объединяют глобальные цели (сохранение климата) и вопросы энергетической безопасности. Их успех может повлиять на развитие энергетических рынков мира.

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................