РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 17060 -  |  
Шрифт


Начало нового столетия характеризуется бурным ростом объемов мировой торговли продовольствием, опережающим темпы прироста производства продукции сельского хозяйства. Резко возросли инвестиции международных продовольственных ТНК на рынки зарубежных стран. Все это указывает на интенсификацию процес сов формирования глобальной продовольственной системы. В то же время указанное направление развития не является линейным, а самоформирующееся мировое продовольственное хозяйство подвергается периодическим вызовам и испытаниям на прочность. Так, на рубеже 2007-2008 гг. по миру прокатилось мощное продовольственное ценовое цунами, получившее название "агфляции". Рост цен на продовольствие был вызван взаимоналожением нескольких факторов, таких как неурожай в ряде ключевых стран-экспортеров, бурный рост платежеспособного спроса на продовольствие со стороны большой группы развивающихся стран, развитие отрасли биотоплива. В то же время "агфляция" продемонстрировала всю хрупкость и даже эфемерность современной модели продовольственной безопасности. По оценкам ФАО, несмотря на серьезное сокращение, количество недоедающих и голодающих в мире к началу мирового экономического кризиса составляло внушительную цифру в 870 млн чел., а в результате кризиса их число может увеличиться до 1025 млн. Огромные массы людей тратят на продовольствие львиную долю располагаемого дохода и/или зависят от продовольственной помощи. В ходе начавшегося в 2008 г. финансового кризиса мировая продовольственная торговля существенно сократилась, что было вызвано сочетанием мер протекционизма и сокращения платежеспособного спроса. 

США как крупнейшая страна - производитель сельскохозяйственной продукции и экспортер продовольствия максимально втянута в указанные выше процессы. Так, в результате нескольких десятилетий поступательного развития к 2008 г. общий объем американского продовольственного экспорта вырос до беспрецедентной величины в 115,5 млрд долл., а отношение экспорта к производству сельскохозяйственной продукции США достигло 23,8%. Но уже в следующем году под воздействием мирового экономического кризиса и падения платежеспособного спроса на продовольствие (особенно в развивающихся странах) экспорт продовольствия существен но снизился до 96,6 млрд долл. Базирующиеся в США ТНК являются основными носителями глобализации в сфере агробизнеса.

Следует также учитывать, что в отличие от других отраслей экономики аграрный сектор в развитых странах остается глубоко зависимым от масштабов и характера государственной поддержки и регулирования. Уровень протекционизма и искажений "свободного рынка" в аграрной сфере несопоставим с отраслями промышленности и услуг. Неслучайно аграрная тематика оказалась ключевой в ходе текущего раунда переговоров в рамках ВТО. Рост вовлеченности американского продовольственного хозяйства в глобальную систему мирохозяйственных связей предъявляет новые требования к государственному регулированию сельского хозяйства этой страны. 

Государственное регулирование сельского хозяйства всегда являлось сложной равнодействующей между противоречивыми целями аграрной политики США, к основным из которых относятся обеспечение продовольственной безопасности страны, поддержка цен и доходов фермеров, повышение уровня и качества жизни сельского населения, расширение международных рынков сбыта аграрно продовольственной продукции, поддержание высокого плодородия почвы и охрана окружающей среды. Более того, само содержание и путь к достижению каждой из указанных целей непрерывно тестируются и подвергаются серьезному переосмыслению и коррекции. Например, обеспечение продовольственной безопасности уже давно перестало пониматься, прежде всего, как повышение самообеспеченности страны отечественным продовольствием. Наряду с сохранением традиционных программ продовольственной помощи беднейшим слоям населения США на первый план выдвинулись такие аспекты продовольственной безопасности, как повышение разнообразия и качества пищи через запуск программ образования населения в области питания, а также стимулирования занятых в производстве продовольствия компаний к повышению транспарентности предложения и "натуральности" продуктов питания. Появляются и принципиально новые цели аграрной политики. Так, в текущем веке беспрецедентный рост цен на энергоносители, политизация энергетической отрасли вкупе с достижениями биотехнологии и биоинженерии обусловили выдвижение в качестве приоритетной цели повышение энергетической безопасности США через развитие возобновляемых сельскохозяйственных источников энергии (на современном этапе - биоэтанол и биодизель). 

Наконец, аграрная политика всегда является продуктом компромисса между различными лоббистскими силами аграрного сектора страны с учетом возможностей государственного бюджета. Относительная лоббистская энергия аграрного сектора США постепенно и постоянно снижается с сокращением аграрного населения и доли сельского хозяйства в ВВП страны. В то же время парадоксально, но именно невысокая доля аграрного сектора в ВВП на фоне остающегося исключительно амбициозным и высоким "предназначения" (того, что можно назвать mission) американского фермерства облегчает отраслевым лоббистам доступ к государственным субсидиям и дотациям. Ведь относительно небольшие финансовые ресурсы применительно к масштабам экономики страны весьма велики по отношению к масштабам отрасли. Благоприятными предпосылками для отраслевого лоббизма являются и еще два фактора. Во-первых, высокая зависимость от аграрного сектора ряда отраслей народного хозяйства в рамках вертикальной цепочки поставки продовольствия - от производства сельскохозяйственной техники и средств химической защиты до оптовой и розничной торговли продовольствием. В нефермерских сферах агробизнеса занято в несколько раз больше рабочей силы и генерируется гораздо более высокая доля ВВП, чем в самом сельском хозяйстве. Во-вторых, высокий уровень поддержки аграрного сектора, унаследованный от предыдущих десятилетий что, в силу естественной инерционности бюджетных процессов, облегчает процесс лоббирования.  

Эволюция государственной поддержки
Государственное регулирование аграрной сферы США всегда охватывало широчайший спектр направлений и функций - от поддержки потребления американского продовольствия внутри страны и за рубежом до развития электрификации в сельской местности. Многообразие, как и изменение акцентов целей и задач аграрной политики, хорошо отражается в названиях американского Аграрного закона разных лет  основного законодательного акта, наделяющего Министерство сельского хозяйства широкой палитрой инструментов и финансовых средств их достижения. Так, Закон о регулировании сельского хозяйства 1996 г. получил название "Закона о свободе фермерства" и ознаменовал повышение ориентации на тенденции развития мирового рынка. Закон 2002 г. был назван "Законом о безопасности сельского хозяйства и инвестициях в сельскую местность" и характеризовался смещением акцентов на охрану окружающей среды. Принятый ему на смену летом 2008 г. документ получил название "Закона о продовольствии, защите почвы и развитии энергетики" и отражал появление энергетической составляющей в развитии аграрного сектора. Тем не менее, в центре американского аграрного законодательства продолжает оставаться государственное регулирование и поддержка аграрного производства. Меняются только его приоритеты.

В течение многих десятилетий США являются крупнейшим экспортером продовольствия в мире, а динамика развития аграрного сектора страны в значительной мере определяется состоянием внешних рынков сбыта. Поэтому на содержание и генезис государственного регулирования сильнейшее воздействие оказывает общий процесс глобализации и формирование мировой продовольственной системы. Примерно с середины 1990-х гг. логика развития мирового рынка продовольствия стала вступать в растущее противоречие с унаследованными механизмами поддержки. Традиционно основной акцент государственного регулирования делался на отдельные товарные секторы и прямые субсидии производителям, гарантирующим высокие цены. Это касалось стратегически важных отраслей - производства зерновых, масличных и ряда технических культур (хлопка, табака), а также молока. Что касается производителей мясной продукции, то считалось, что достаточно их косвенной под держки через субсидии производителям зерна и масличных (снижение стоимости кормов и повышение общей капитализации товарных ферм), а также через меры тарифной защиты рынка и разнообразные технические барьеры для импорта. 

Однако излишняя и непосредственная "опека" со стороны государства производителей зерна и масличных в рамках товарных программ на фоне глобализации мировой экономики обусловила все более растущий зазор между экономической мотивацией американских фермеров и изменениями в конъюнктуре мировых рынков. А это в конечном счете обусловило растущую угрозу постепенной утраты конкурентоспособности ведущих (экспортных) секторов американского сельского хозяйства.

Указанные угрозы следует рассматривать в контексте изменений, происходящих на международной арене. В рамках формирования глобальной продовольст венной системы две крупнейшие аграрные экономики мира - Соединенные Штаты и Европейский союз - оказались втянутыми в бесконечную "эскалацию субсидий" отдельным товарным секторам аграрного комплекса. Война товарных субсидий двух центров силы не смогла предотвратить быстрое развитие новых аграрных экономик Бразилии, Аргентины, Китая, Индии, а в последние годы и стран Причерноморского региона. Параллельно имел место процесс эскалации импортных тарифов со стороны развивающихся стран, что снижало эффективность государственной поддержки производителей в странах-экспортерах. 

В этих условиях США и ЕС со второй половины прошлого - начала нынешнего века произвели своеобразную "перезагрузку" традиционной системы государственной поддержки аграрного сектора на более эффективную и отвечающую реалиям современного рынка. Указанная перезагрузка осуществлялась в контексте реализации договоренностей Уругвайского раунда переговоров ГАТТ и создания ВТО, которые предусматривали сокращение прямых субсидий фермерам и повышение уровня открытости внутренних рынков развитых и развивающихся стран. Как известно, максимальный уровень Совокупной поддержки сельского хозяйства (AMS) в определении ВТО был снижен для США с 23,1 млрд долл. в 1995 г. до 19,1 млрд долл. в 2000 г.

В рамках перезагрузки имели место два важнейших процесса. Во-первых, вектор государственной поддержки аграрного сектора США сместился от мер прямой поддержки, непосредственно воздействующих на размеры и структуру производства, к мерам косвенной поддержки через инвестиции в развитие сельской местности, природоохранной деятельности, инфраструктуры, НИОКР (таких как развитие биотехнологии, биоэнергетики и др.) и т.д. В результате отношение известного в сфере мировой аграрной экономики показателя прямой поддержки производителей PSE (Producer subsidy equivalent4) к валовой сельскохозяйственной продукции в США снизилось с 26% в конце 1990-х гг. до всего 7% в 2008 г.5 Во-вторых, в США и ЕС имел место переход от товарных программ к декуплированной (decoupled, отвязанной от положения в той или иной отрасли) поддержки фермерского производства через "погектарные" платежи. Причем погектарные платежи основаны на исторических размерах фермы и не связаны с какими бы то ни было обязательствами фермера производить или не производить тот или иной вид продукции. Высокую значимость приобрели также "противоциклические" выплаты фермерам, в рамках которых размер субсидий ферме увязан со степенью негативной динамики цен и доходов в соответствии со структурой ее "исторических" посевных площадей. В целом доля товарных программ в общей прямой поддержке снизилась за тот же период с 72% до 36%. При этом около половины из товарных программ приходится на традиционную поддержку фермеров - производителей молока. Таким образом, производство экспортно-ориентированной растениеводческой продукции оказалось гораздо более жестко привязано к конъюнктуре мирового рынка, сохраняя вместе с тем определенный уровень прямой поддержки.

В целом уровень поддержки производителей и защиты внутреннего рынка в США сократился, но, как отмечают специалисты ОЭСР, это произошло "скорее благодаря росту мировых цен, чем изменению ориентиров государственной политики". Тем не менее, изменения налицо - по показателю относительного уровня поддержки аграрного сектора США теперь занимают третье место снизу среди стран ОЭСР, а разрыв между мировыми и внутренними ценами в стране в целом значительно сократился. Если же измерить общий уровень прямой и косвенной поддержки аграр ному сектору, то доля в ней косвенных услуг сельскому хозяйству (развитие сельской местности, инфраструктуры, природоохранной деятельности, НИОКР и т.д.) повысилась с 27% до 41%. А сама доля общей поддержки сельскому хозяйству и связанному с ним секторам снизилась с 1,3% до 0,8% ВВП.

Основные инструменты современного государственного 
регулирования и поддержки аграрного сектора
Современные американские программы государственной поддержки и регулирования сельского хозяйства базируются на разветвленной и даже можно сказать громоздкой сети мониторинга состояния ферм и отдельных товарных рынков, дохо дящей до уровня отдельных графств.

В соответствии с базовыми Законами США о поддержке сельского хозяйства 1996, 2002 и 2008 гг. основными инструментами государственного регулирования и поддержки аграрного сектора являются прямые и противоцикличные платежи (direct and counter-cyclical payments, или CCP), а также меры по поддержке цен на основные продукты растениеводства, осуществляемые через залоговые кредиты (marketing или non-recourse loans), предоставляемые под залог сельскохозяйственной продукции Товарной Кредитной Корпорацией (Commodity Credit Corporation) при Министерстве сельского хозяйства (МСХ) США. Соответственно, каждый из законов определял уровни и погодовые графики изменений ставок прямых платежей, целевых цен (используемых для выплат в случае необходимости противоцикличных платежей) и залоговых цен на каждый из включенных в соответствующие программы товаров. Следует подчеркнуть, что в рамках перехода к упомянутой выше "системе отвязанных платежей" (decoupled payments) размер прямых субсидий в последние годы базируется на предварительно установленных нормах выплат на гектар исторически сложившейся структуры посевных площадей упомянутых в Законе сельскохозяйственных культур и их урожайности на конкретной ферме. Размер противоцикличных платежей определяется уровнем текущих рыночных цен и опять-таки исторически сложившейся структурой посевных площадей на ферму. Причем, подчеркнем, в рамках обеих программ платежи фермерам не связаны с обязательствами по сокращению или изменению структуры посевных площадей. Грубо говоря, фермер может вообще ничего не выращивать на своей ферме, но продолжать получать соответствующие выплаты до окончания срока действия Закона. 

Два крупных товарных сегмента традиционно "выбиваются" из описанных выше регуляторных границ. Так, производство сахарного тростника и сахарной свеклы в США традиционно поддерживается через систему тарифных квот на импорт сахара и сахаросодержащей продукции (сиропов) в сочетании с распределением сбытовых квот среди отечественных производителей. А производство молока поддерживается через систему установленных правительством минимальных рыночных цен на масло, сухое молоко и сыр Чеддер в сочетании с тарифными импортными квотами. Но и в новом Законе впервые предусмотрен перевод части поддержки молочных ферм на "отвязанные субсидии" в соответствии с масштабами их исторического производства. 

Одной из отличительных черт современной американской модели государственного регулирования и поддержки сельского хозяйства является поддержка разнообразных программ страхования производства против негативного воздействия природных и рыночных факторов. По разнообразию и масштабности страхования сельского хозяйства США являются безусловными лидерами мирового агробизнеса. Среди прочего, акцент на государственное субсидирование страхования в последние годы позволяет "перепаковать" часть мер по поддержке и защите американских фермеров в рамках "янтарной" в de-minimus и в "зеленую" корзину (обе меры выводят соответствующие суммы из расчета агрегатной поддержки) ВТО и высвободить дополнительные средства для прямой поддержки фермеров. 

В последние годы имеет место значительное усиление природоохранных и связанных с ними программ, таких как консервация подверженных риску эрозии земель, окультуренный вывод земель сельскохозяйственного назначения в земли природных ландшафтов и т.д. С 2002 г. имеет место резкое повышение уровня затрат на природоохранную деятельность. В США порядка 14 млн га земель охвачено государственными субсидиями фермерам, принимающим участие в почво- и природоохранных мероприятиях. Крупнейшей среди них является Программа Консервации и Резерва земель (CRP), на которую ежегодно расходуется свыше 2 млрд долл. К подобным программам примыкают и новейшие направления, связанные с развитием возобновляемых источников энергии, таких как биоэтанол и биодизель. Они стимулируются через налоговые кредиты и установление импортных тарифов (тарифы нужны для защиты американского рынка прежде всего от дешевого бразильского биоэтанола, производимого из сахарного тростника). 

В США традиционно действуют программы стимулирования экспорта аграрной продукции, хотя в последние годы их значимость под влиянием переговорного процесса в рамках ВТО существенно сократилась. В рамках программы гарантий экспортных кредитов американское правительство ежегодно обеспечивает гарантии платежа по экспортным контрактам, а также субсидированные кредиты импортерам сельскохозяйственной и продовольственной продукции США в размере около 1,5 млрд долл. Важным торгово-политическим инструментом аграрной политики яв ляется внешняя продовольственная помощь, на которую ежегодно тратится свыше 1,5 млрд долл., что позволяет вывезти за пределы страны около 3 млн тонн аграрной продукции. Что касается прямых экспортных субсидий, то имеется теоретическая возможность их выплат, но в связи с высокими мировыми ценами на аграрную продукцию в последние годы этот инструмент внешнеторговой аграрной политики находится в "замороженном" состоянии.  

Новый сельскохозяйственный закон США
Новый сельскохозяйственный "Закон о продовольствии, защите почвы и развитие энергетики" вступил в силу в июне 2008 г. В самом необычном названии Зако на сформулированы три приоритетных направления развития современной аграрной политики США - обеспечение продовольственной безопасности населения страны, поддержка природоохранных мероприятий и плодородия почв, а также развитие новой роли аграрного сектора как источника получения альтернативной энергии в рамках диверсификации энергоснабжения страны.

Распределение бюджетных ассигнований в рамках  сельскохозяйственного закона %


                  
Следует подчеркнуть, что в распределении львиной доли аграрного бюджета на поддержку потребления продовольствия нет ничего необычного. Традиционно, начиная с 1960-х гг. МСХ США является ведомством, несущим официальную ответственность за реализацию Программы продовольственных купонов (Food Stamps Program), которая в новом Законе была переименована в Программу дополнитель ной помощи продовольственному потреблению, а также ряда других программ, нацеленных на обеспечение продовольствием беднейших слоев населения США. Со храняются базовые критерии доступа отдельных домашних хозяйств к Программе - уровень валового дохода семьи ниже 130% или чистого дохода ниже 100% черты бедности в сочетании с уровнем чистой стоимости имущества семьи менее 3 тыс. долл.

В Законе за небольшими исключениями сохранена преемственность относительно программ прямой поддержки сельскохозяйственного производства - погектарных и противоциклических платежей, а также залоговых кредитов. В рамках программы прямых платежей уровень цен на товары, по которым высчитывается общий "пакет" прямых выплат ферме, остался неизменным. Произошло небольшое сокращение погектарного покрытия - с 85% до 83,5% от исторических посевных площадей фермы под культурами, включенными в программу. Кроме того, сократился объем так называемых авансовых прямых платежей, которые могла получать ферма - с 50% по Закону 2002 г. до 22% согласно Закону 2008 г. 

Что касается противоциклических платежей, то по желанию фермера в оборот введена альтернативная Программа выбора среднего дохода от производства растениеводческой продукции (Average Crop Revenue Election Program, ACRE). Если производитель выбрал участие в ACRE вместо получения традиционных противо циклических платежей, он должен оставаться в новой программе до конца срока действия Закона. Кроме того, для таких производителей на 20% сокращаются прямые платежи и на 30% - залоговые цены. В обмен на жесткие ограничения у участников ACRE появляется возможность получить в соответствии с индивидуальными показателями фермы 90% дохода, являющегося производной от двух величин - среднегодовой урожайности группы основных с.-х. культур в штате за последние 5 лет (исключая годы низшего и высшего урожаев), а также среднегодовой рыночной цены в США за последние 2 года. 

Положения Закона 2008 г. находятся "в тренде" эволюции другой традиционной линии поддержки американских ферм - залоговых кредитов. Изначально залоговые кредиты применялись по отношению к основным видам зерновых и масличных, а уровни залоговых цен нередко превышали рыночные. В результате американские фермеры "оставляли" товар в залоге, и в собственности ТКК оказывались миллионы тонн сельскохозяйственной продукции. Со временем такая практика стала рассматриваться как все более обременительная для аграрного бюджета. И, главное, фермеры получали, так сказать, "индульгенцию" на оплату, по сути, любого количества выращенной продукции, вне зависимости от конъюнктуры мирового рынка. Со временем эволюция залоговых кредитов двигалась в сторону снижения залоговых цен до заведомо ниже рыночного уровня и расширения товарной номенклатуры. Так, если в 1980-е гг. в отдельные периоды на балансе ТКК "висело" до 30 млн т одной пшеницы, то в 1990-е гг. такие запасы снизились до порядка 4-5 млн т, а в на стоящее время они упали менее 2 млн т8. Залоговые кредиты стали рассматриваться в качестве резервного - дешевого и доступного - инструмента получения оборотного капитала в начале уборочной кампании для спокойного ожидания более благоприятной конъюнктуры в течение хозяйственного года. В Законе 2008 г., как и в рамках предыдущего законодательства, кредиты выдаются сроком до 9 месяцев, при чем, если рыночная цена "ныряет" под залоговую цену, основной долг и проценты автоматически снижаются на соответствующую сумму. Важно отметить, что залоговые цены определяются применительно к качественным параметрам товара, а также отдельным географическим базисам, соответствующим пространственным соотношениям реальных рыночных цен, так что по ряду товаров имеются десятки географически привязанных цен, в зависимости от места осуществления залоговой сделки. Как и в предыдущем законодательстве, министр сельского хозяйства США получил достаточно полномочий с целью недопущения дефолтов и излишнего накопления залоговой товарной массы у Товарной кредитной корпорации. Интересно отметить, что в рамках американского законодательства залоговые кредиты распространяются и на такой товар как сахар, - причем сахарные заводы, получившие залоговые кредиты, обязаны оплачивать сахарную свеклу и тростник по ценам, пропорциональным полученным кредитам. 

Новый Закон уточняет пределы пакета государственной поддержки, на который может рассчитывать отдельная ферма. Эта проблема всегда была достаточно болезненной, поскольку многие небольшие фермеры и представляющие их политики часто жаловались, что основная масса поддержки идет крупным и крупнейшим фермам. Что касается товарных залоговых кредитов, то Закон снимает предыдущий верхний лимит фондирования отдельного работника фермы, составлявший 75 тыс. долл., и оставляет лимиты на получение прямых и противоцикличных платежей в размере соответственно 40 и 65 тыс. долл. на отдельного активного работника фермы. Введены и другие ограничения. Так, ферма или индивид со среднегодовым до ходом, превышающим 750 тыс. долл., не может претендовать на получение прямых платежей, а фермы и лица, получающие от нефермерской деятельности среднегодовой доход выше 500 тыс. долл., вообще исключаются из программ получения прямых и противоциклических платежей и залоговых кредитов. 

Закон продолжает и даже усиливает традицию стимулирования почвосберегающих и почвовосстанавливающих мероприятий. Так, продолжается действие основной Программы консервации и резерва земель (CRP), которая покрывает порядка 14 млн га наиболее подверженной деградации сельскохозяйственной земли. В рамках программы земля надолго выводится из оборота, а фермеры получают от государства арендные платежи и частичное покрытие затрат по сохранению и восстановлению плодородия почвы. Под администрацией CRP действует и ряд других почвозащитных программ, которые покрывают отдельные специфические проблемы поддержания плодородия американских сельскохозяйственных земель. 

Закон фиксирует новое приоритетное направление развития американского сельского хозяйства - биоэнергетику. Причем акцент делается на развитие биоэнергетики второго поколения на основе биомассы. Согласно закону, американское правительство осуществляет тендеры на предоставление субсидий по строительству новых биоэнергетических заводов, в рамках которых предпринимателям компенсируется до 30% стоимости строительства экспериментальных заводов по производст ву биоэнергетических товаров второго поколения. Параллельно правительство может предоставлять гарантии инвестиционных кредитов на строительство коммерческих заводов по производству биоэнергетических товаров. Если согласно предыдущему законодательству Товарная Кредитная Корпорация наделялась обязанностью осуществлять стимулирующие платежи производителям биоэтанола и биодизеля, то согласно новому Закону ТКК будет поддерживать производителей биотоплива второго поколения.  
                                                               
                                                                     * * *

Как известно, Дохийский раунд переговоров в рамках ВТО пока не увенчался успехом. В обмен на крупные уступки со стороны других стран ВТО, Соединенные Штаты предлагают сокращение совокупных мер поддержки аграрного сектора, искажающих мировую продовольственную торговлю с текущих - оценочно - 48 млрд долл. до 15 млрд долл., в том числе мер, включенных в корзину Агрегатной поддержки рынка (AMS) с 19,1 млрд долл. до 7,64 млрд долл. Соединенные Штаты исходят из того, что на фоне высоких мировых цен на основные экспортные культуры - зерно и масличные - львиная доля искажающей торговлю поддержки придется на такие товары, как молоко и сахар. И, с учетом предполагаемых уступок со стороны других стран, можно будет уложиться в относительно скромный уровень прямой поддержки. Тем не менее, остаются риски того, что в результате падения мировых цен придется выплачивать гораздо более высокие, чем расчетные, суммы компенсаций по такой новой программе, как ACRE. К тому же ряд программ поддержки, относимых американцами к "зеленой корзине", может быть оспорен странами конкурентами и отнесен к мерам прямой поддержки ферм (как это уже произошло в случае в споре по хлопку с бразильцами). Тем не менее у американцев, безусловно, стоит поучиться масштабности и разнообразию инструментария государственного регулирования сельского хозяйства и филигранности обхождения с нормами и требованиями ВТО.

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................