РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
 
  Просмотров 2484 -  |  
Шрифт


Как известно, ОПК России занимает особое место в системе национального хозяйства. Здесь и поддержка государства, и наибольшая концентрация высоких наукоемких технологий, и наличие предприятий с продукцией мирового уровня - прежде всего в аэрокосмической сфере. Доля оборонного комплекса в области общенациональных научных разработок составляет, по разным оценкам, от 65% до 75%. И хотя доля ОПК в общем промышленном потенциале России - примерно 4-5%, на него приходится около 30% валового производства в машиностроении и порядка 45% машинно-технического экспорта. По данным на середину «нулевых» годов, на оборонных предприятиях выпускалось и 60% медицинского оборудования, а топливно-энергетический комплекс зависит от них на 30%.

До начала 90-х годов интеллектуальный потенциал России оценивался достаточно высоко. В конце прошлого века в условиях известных преобразований спрос на научно-технические знания и инновации резко упал.  Доля инновационно-активных предприятий в общей численности промышленных предприятий России упала с 60-70% в 80-е годы до 6-3% в 90-е годы. В результате, технологический разрыв России с промышленно развитыми странами Запада, который начал просматриваться еще во второй половине 80-х годов, стал значительно глубже в 90-е гг. В «нулевые» годы, как показывают данные анализа, инновационная активность в ОПК России стала постепенно нарастать, причем темпами, превышающими соответствующие показатели по промышленности в целом.

Согласно оценкам ряда российских экономистов, в середине «нулевых годов» не более 5% российских компаний демонстрировало возможности создания продукта с самым высоким уровнем технологической новизны. В текущем десятилетии предполагался рост доли инновационно-активных предприятий, в частности, по ракетно-космической отрасли до 55%. Процесс наращивания инновационной активности сектора высоких технологий России идет, однако еще не достиг уровня конца 1980-х гг.

Важным показателем общего состояния инновационной сферы России является ее положение на мировом рынке высоких технологий, оборот на котором приближается к трем триллионам долларов и превышает оборот сырьевых ресурсов. Если доля США на этом рынке составляет 39%, Японии - 30%, Германии - 16%, то доля России, по разным оценкам, всего лишь 0,5-0,9%. Для Китая и Сингапура данный показатель составляет 6%. Это свидетельствует о крупных недостатках промышленной и технологической структуры российской экономики, общей стратегии экономического и технологического развития страны, низкой производительности труда. Если на долю научно-технического прогресса в развитых странах приходится от 70 до 90% прироста ВВП, то для России этот показатель оценивается на уровне 8%-10%.

Технологический вызов, перед которым стоит сегодня Россия, еще достаточно серьезен, как в абсолютном - вызов времени, так и относительном - со стороны конкурентов. Плата за неудачи и потери на пути радикальной трансформации российского общества, изменений в соотношении общественно-государственного и частного интересов достаточно велика. Задача отработки и реализации эффективного организационно-экономического механизма, осуществления «сознательной» и, разумеется, реалистичной, научно-технической и инновационной стратегии государства довольно сложная и требует времени для ее решения.

Основные «болевые точки» технологического отставания России с позиции развития инновационной деятельности и перехода к «экономике знаний» состоят в следующем.

Во-первых, это недопустимо низкий уровень финансирования НИОКР, как в абсолютных, так и в относительных показателях. Удельный вес НИОКР в ВВП России - 0,93-1,2% , в отличие от 2,7% ВВП в США, 2,8% в Германии, 3,0% в Японии, 2,3% в Великобритании, 4,7% в Израиле. По удельному весу затрат на НИОКР в ВВП Россия близка лишь к Китаю - 1,2% и Индии - 1,0%.

Во-вторых, это отсутствие масштабных работ по созданию научно-технического задела и низкая эффективность использования имеющихся «технологий на полке» в практической деятельности. По количеству используемых в экономике патентов Россия находится ближе к 30-ому месту в мире. По количеству патентов, зарегистрированных в США, например, Россия - 268 патентов, стоит далеко после Южной Кореи - 3952, Тайваня - 5300, Израиля - 1188 и даже Китая - 366 и Индии - 354.

В-третьих, следует отметить недопустимо низкие темпы обновления основного капитала. Степень износа производственных фондов в ряде случаев доходила в «нулевые» годы до 100%.

В-четвертых, это высокий удельный вес импортного оборудования - более 55%, в машиностроительном комплексе. Это не только снижало спрос на продукцию отечественных отраслей, но и создало в текущем десятилетии серьезные трудности в условиях санкционного давления на Россию в связи с необходимостью разработки и реализации программ импортозамещения. По всей видимости, несколько облегчило ситуацию с импортозамещением то обстоятельство, что только 20% из импортируемого оборудования относилось к категории высочайшей и высокой степени наукоемкости.

Далее следует отметить и низкий уровень производительности труда в российском ОПК - менее 25% от уровня, достигнутого в США и Европе. Ряд экспертов указывает на слабый научно-технический менеджмент, невысокий доход многих предприятий ОПК России. В совокупности, перечисленные выше далеко не полные обстоятельства значительно затрудняют процесс преодоления технологического разрыва с Западом и создание конкурентоспособных очагов высоких технологий.

Следует, однако, отметить, что просматривается определенная несбалансированность позиций России на рынках высоких технологий. Из 50 мегатехнологий, составляющих основу производства мировой высокотехнологичной продукции, Россия, по некоторым оценкам, обладает 17 мегатехнологиями. Доля России на рынке оборудования и услуг для строительства АЭС - 11%, в реализации коммерческих космических пусков - также порядка 11%.

Проблема прогрессивного развития инновационной деятельности в стране должна найти и уже находит адекватное отражение не только в системе государственного целеполагания, но и в конкретных, эффективных и системных мероприятиях государственных структур и руководителей ОПК.

Критическое значение для стимулирования инновационных процессов и укрепления инновационной способности ОПК России имеет создание эффективного механизма инновационных процессов в военном секторе экономики, глубоко инкорпорированного в национальную систему хозяйства.

Недооценка научно-технического прогресса и использования знаний как главных источников экономического роста тормозит экономический рост России, увеличивает технологический разрыв с развитыми странами мира, порождает опасность подрыва национальной безопасности страны и создает дополнительные риски в области мировой политики.

Поддержание и укрепление инновационной способности ОПК России сегодня имеет стратегическое значение, как для развития военного сектора российской экономики, так и для реализации перехода к инновационной экономике в целом. Полноценный учет общемировых тенденций развития инновационной сферы оборонно-промышленных комплексов и критическое использование положительного опыта США, а также других промышленно развитых стран представляет несомненный практический интерес. Естественно, при этом необходим полный учет особенностей инновационной сферы России, ее инновационной культуры и основных конкурентных преимуществ.

В течение последних 15-ти лет ассигнования на государственные программы вооружений в России неуклонно нарастали. Если на ГПВ 2001-2010 было выделено 2,5 трлн. рублей, на госпрограмму, рассчитанную на исполнение в 2007-2015 гг., направлялось уже пять триллионов рублей, то на реализуемую в настоящее время ГПВ 2011-2020 - далее ГПВ-2020 выделено 20 трлн.рублей и еще три трлн.рублей на Федеральную целевую программу по развитию оборонно-промышленного комплекса - ОПК.

ГПВ-2020
Государственная программа вооружений 2020 - ГПВ-2020, утвержденная в последний день декабря 2010 г., направлена на кардинальное переоснащение Российской Армии и Флота новыми, современными видами ВиВТ, создание принципиально новой для РФ армии XXI века, способной ответить на глобальные вызовы и угрозы. Она исключительно сложна и масштабна.

Эта, пятая с начала известных российских преобразований программа вооружений реализуется с 2011 г. через включение соответствующих работ в государственный оборонный заказ - ГОЗ. По разделу «Национальная оборона» за 2011-2020 гг. намечено выделить примерно на 40% больше средств, чем в 2001-2010 гг. - в ценах 2010 г.

Основные приоритеты оснащения ВС РФ в рамках ГПВ - 2020 заключаются в развитии Стратегических ядерных сил - СЯС, средств Воздушно-космической обороны - ВКО, авиации - включая освоение серийного производства истребителя 5-го поколения, космических систем и комплексов, средств разведки, РЭБ, связи и автоматизированных систем управления Вооруженными Силами. Кроме того, предусматриваются развитие беспилотников, роботизированных ударных комплексов, средств индивидуальной защиты бойца на поле боя, высокоточного оружия и средств борьбы с ним, завершение разработки новых проектов боевых кораблей и т.д.

К 2020 г. планируется закупить более 1,5 тыс. образцов современного вооружения и военной техники. Предполагается, что это приведет к поэтапному увеличению удельного веса новых современных видов ВиВТ с 16% в 2011 г.117 до 30-40% в 2016 г. К 2020 г. запланирован рост этого показателя до 60-70% по Силам общего назначения - СОН и до 70-90% по СЯС, а для таких родов войск, как ПВО, связь, армейская авиация - до 100%.

С начала работ по ГПВ-2020 возникло много проблем и трудностей, вызванных одновременностью изменений в сфере ВиВТ и неподготовленностью к этому основных участников реализации этой программы.

Во-первых, сюда следует отнести коренную перестройку процедуры ГОЗ, отсутствие ясности в вопросах ценообразования, что вызвало серьезные разногласия в 2011 г. между МО и предприятиями ОПК и, как следствие - задержку с заключением контрактов.

Во-вторых, следует отметить неподготовленность к освоению выделяемых средств в условиях резко возросшего финансирования и в то же время практического отсутствия или, вернее сказать, незавершенности формирования нормативно-правового поля реализации ГПВ - отсутствие закона о федеральной контрактной системе, неясность с процедурами ГОЗ.

Возникла задержка с утверждением ФЦП «О развитии ОПК». Потребовалась технологическое переоснащение предприятий ОПК для освоения выделяемых средств. Добавим к этому реформирование заказывающих органов МО РФ. Все это привело, по мнению экспертов, к «организационному перегреву», «провалу и проколам» в сфере реализации ГПВ-2020 в 2011 г.

Негативный опыт реализации предыдущих ГПВ свидетельствует о несоответствиях в финансировании, возможностях и сроках решения поставленных задач. Это, как правило, проявлялось во второй половине периода реализации программ вооружения, приводило к резкой разбалансированности программ и почти 30%-ному уровню их недофинансирования. В дальнейшем это обуславливало необходимость принятия новой программы вооружений.

Государственные программы вооружений носят необязательный характер. По сути, это стратегия развития вооружений. Более того, это и не бюджетные обязательства, каким является ГОЗ. Поэтому в качестве неотложной меры признается принятие Федерального закона «О государственной программе вооружения» с тем, чтобы обеспечить перевод правового статуса этой программы на уровень федерального закона.

Стратегии развития должна соответствовать четкая структура ВС, план их строительства. Причем планирование военного строительства должно разрабатываться в жесткой взаимоувязке с бюджетным процессом. Существует острая потребность в стратегическом планировании в военно-экономической сфере, создании эффективных прогностических центров в области развития ВС. Несмотря на достаточно серьезные трудности первого года реализации ГПВ-2020, предприятия ОПК в том же году начали постепенно переходить к серийному выпуску продукции.

Содержание программы ГПВ-2020 свидетельствует о развитии Стратегических сил сдерживания и о сохранении роли и значения ядерных сил как инструмента и главной составляющей этих сил. Сохранение ядерных сил сдерживания видится обязательным, по крайней мере, до тех пор, пока у России не появятся другие виды оружия, ударные комплексы нового поколения, включая высокоточное оружие, способное решать задачи, сопоставимые с теми, что стоят сегодня перед силами ядерного сдерживания.

По мнению генерального директора ОАО «Корпорация «Московский институт теплотехники» академика РАН Юрия Соломонова, то, что сделано ОПК России в области стратегических ядерных вооружений на сегодняшний день, на 10-15 лет опережает все, что потенциально может быть сделано и на Западе, и на Востоке.

Другим инструментом сдерживания являются система предупреждения о ракетном нападении и ВКО. Развитие этих средств и систем в значительной степени связано с политикой США и НАТО по наращиванию потенциала ПРО.

В общем, анализ содержания ГПВ-2020 свидетельствует, по большому счету, о том, что в рамках Программы вооружения на 2020 г. запланировано то, что хотелось бы видеть в российской армии уже сегодня. Так, по мнению экспертов, из программы ГПВ-2020 «невозможно собрать высокоэффективные наступательные и оборонительные системы оружия для ведения бесконтактных войн». Поэтому достаточно остро стоит вопрос о военно-техническом прогнозировании, прозрачности в формировании потребностей ВС на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

На наш взгляд, заявленная структура ГПВ-2020 достаточно диверсифицирована и рассчитана на широкий спектр угроз. В то же время не всегда очевидны, особенно в условиях низкого уровня прозрачности военного бюджета, инновационные гарантии создания ВC, соответствующих требованиям 2020 г.

По всей видимости, требуются рост ассигнований на НИОКР и более широкий спектр финансируемых технологий, чтобы достичь необходимых параметров инновационности ВС России к концу срока действия Программы. Тем более, что, как уже говорили, конкурентные преимущества, достижимые на какой либо конкретный момент времени, в значительной степени зависят от инвестиций в НИОКР, которые были сделаны 20-25 лет назад.

В декабре 2011 г. решением Совета Безопасности РФ была поставлена задача изменения соотношения расходов на «текущее содержание» и «техническое оснащение» ВС с тем, чтобы к 2015 г. выйти на уровень 40:60, а к 2020 г. - 30:70 в пользу «технического оснащения». Это связано, прежде всего, с ростом ассигнований на закупки и с заявленным процессом кардинального перевооружения российской армии к концу десятилетия. Для большинства промышленно развитых стран удельный вес затрат на «техническое оснащение» колеблется в среднем в диапазоне 30-40%. Внутри категории «технической оснащенности» или «потенциала развития» - НИОКР, закупки, ремонт - соотношение ассигнований на военные НИОКР и ассигнований на закупки военной техники составляет 39% для РФ в 2012 г. - для сравнения данный показатель для США составлял 70% в начале века.

Если взять соотношение доли расходов на НИОКР в общей сумме расходов на НИОКР и закупки, то этот показатель для РФ в 2012 г. - 28%, для США в середине 2000-х гг. чуть более 41%. Вышеуказанные показатели с учетом доли НИОКР в военных расходах характеризуют, по сути, наукоемкость военного бюджета и «технического оснащения», а значит и ГОЗ.

Однако в 2014 г. форс-мажорные обстоятельства - санкционное давление, ограничение доступа к мировым технологическим рынкам, необходимость разработки программы импортозамещения значительно усложнили процесс осуществления Программы, внесли изменения в ход и темпы реализации ГПВ-2020, потребовали определенных корректировок в масштабах финансирования и сроках реализации ряда проектов. Были отодвинуты сроки утверждения перспективной программы ГПВ 2016-2025, составной частью которой должна была стать вторая половина программы ГПВ-2020. Ранее предполагалось утверждение ГПВ 2016-2025 в декабре 2015 года. Однако в сложившихся условиях неопределенности и отсутствия детализированного макроэкономического прогноза России утверждение программы ГПВ-2025 было отложено на два-три года. В то же время продолжается, хотя и с определенными коррективами, динамичная реализация ГПВ-2020. По заявлению В.В. Путина, следующая ГПВ 2018-2025 должна быть готова к июлю 2017 г.

Оборонный бюджет России 2016 г. - один из самых сложных и самых напряженных за период реализации четвертой государственной программы вооружений ГПВ-2020, которая все еще считается одной из самых эффективных оборонных программ после распада бывшего Союза. Причины сложности и напряженности заключаются в том, что последние два года - с марта 2014 г., реализация программы «Национальная оборона» проходит в качественно новых экономических, политических и военно-политических условиях. И эти условия - как внешние, так и внутренние не соответствуют тем ожиданиям, которые закладывались при формировании бюджета на 2014-2016 годы. Здесь и падение цен на нефть, и введение экономических санкций, и замедление темпов роста российской экономики на фоне накопившихся структурных дисбалансов, а также соответствующее возрастание ситуационной неопределенности и широкого спектра рисков и т.д. В то же время следует отметить, что, несмотря на такие беспрецедентные трудности, первая половина ГПВ-2020 была успешно выполнена.

Военно-экономическая база России на сегодня - не только существенная составляющая отечественной экономики, но и значимый фактор мирового баланса военно-экономических сил. Соответственно, военно-экономический сектор России - важный фактор не только обеспечения национальной безопасности, но и поддержания международной безопасности. В условиях рассмотренных выше глобальных изменений на мировом оборонном пространстве требуются не только анализ возникающих трудностей и угроз развитию ОПК России, но и выявление для него новых возможностей.  

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................