РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
 
  Просмотров 7266 -  |  
Шрифт


Строительство военной организации России в 2013 г. продолжилось так же, как и начиналось в 1992 г. и осуществлялось впоследствии, - сумбурно. Это относится как к преобразованиям Министерства обороны Российской Федерации, так и к модернизации Вооруженных Сил России. Формально у России в 2013 г. были все основные документы, которые необходимы для планомерного военного строительства: Государственная программа вооружения на период 2011-2020 гг. - ГПВ-2020, Стратегия национальной безопасности - СНБ-2020 и Военная доктрина РФ. Все эти документы были утверждены президентами. 

Однако успехи были достигнуты лишь при реализации некоторых из них, в частности, при решении социально-экономических проблем военнослужащих. В целом же личный состав ВС России воспринимал «новый облик» ВС и Минобороны с недовольством. А в канун 2013 г. разразился скандал, вызванный раскрытием фактов мошенничества, о которых заговорила вся страна. Президенту В. Путину пришлось сменить тех, кто осуществлял военное строительство. Выявились и стратегические просчеты.

Таким образом, 2013 г. стал годом вынужденного незапланированного поворота в строительстве военной организации РФ. После замены в срочном порядке Президентом РФ оскандалившихся руководителей военного ведомства чиновники «по умолчанию» стали сверять стратегический замысел военной реформы только с указами президента. Хотя в сложившейся ситуации, исходя из норм правового государства и из теории управления, следовало бы обновить СНБ-2020, Военную доктрину, скорректировать неудачно начатую ГПВ-2020 с тем, чтобы все лица, участвующие в управлении, могли руководствоваться ими как долгосрочными документами.

Требуемые концептуальные перемены в военной организации России до сих пор четко не обозначены. Даже решение о создании в ВС России нового рода войск, способных вести специфические боевые действия в информационной сфере, было объявлено, но не отражено в документах стратегического планирования. В 2013 г. о СНБ-2020 и Военной доктрине должностные лица Минобороны сами не вспоминали и не напоминали другим. Все занялись исправлением «ошибок» предыдущего руководства.

Показательно, что несколько лет тому назад, после появления аналогичных формирований в США и других государствах, руководство РФ не стало спешить создавать подобные структуры в Минобороны, ограничиваясь постановкой задач иным «силовикам», главным образом Федеральной службе безопасности Российской Федерации. Это можно было объяснить представлениями о том, что главным объектом воздействия в возможных новых информационных войнах являются люди, поэтому заботиться надо лишь о защите населения. Тем более что объективно ситуация в информационной сфере менялась именно в части, касающейся населения. Например, доля взрослых россиян, обладающих мобильным телефоном, увеличилась до 91%. Расширилась и сеть Интернет.

Соответственно снизилась роль телевидения и печатных СМИ, подконтрольных власти. Даже при возникновении чрезвычайных ситуаций природного характера население получало многие сведения из неподконтрольных государству источников. Так было в Крымске при наводнении, в Челябинске при падении метеорита и т.д., когда средства массовой коммуникации возобладали над СМИ, подконтрольными власти. Это объясняло и оглядку руководства на Ближний Восток, недавние военные события на котором показали, что через СМК возможно нежелательное для государства воздействие на мирное, до некоторых пор население и на его неконтролируемую «самоорганизацию».

Позднее пришло осознание того, что современные информационные системы позволяют воздействовать не только на людей, но и на военно-технические системы, которые все компьютеризованы. Процессы управления в них автоматизированы. А это означает, что планированием и ведением информационных войн должны заниматься не только ФСБ России или подобные органы, но и военное ведомство, эксплуатирующее военно-технические системы в своих ВС и ищущее разнообразные пути воздействия на системы потенциального противника.

Средства информационных войн встревожили зарубежных государственных деятелей в 2013 г. еще и потому, что ситуацию одновременно усугубил экономический кризис, охвативший большинство стран и влияющий как на соответствующие органы власти, так и на население, недовольное снижением уровня жизни. Отвечая на эти вызовы, ряд государств уточнили концепции развития своих силовых структур и особенно вооруженных сил. Были пересмотрены задачи военных ведомств. Как правило, новые взгляды зарубежных руководителей отражаются в документах, основанных на серьезных научных разработках.

Так, в апреле 2013 г. была утверждена новая «Стратегия Франции 2013: официальный документ». Не ставя перед собой задачу сопоставления этого документа с СНБ- 2020 или с совокупностью положений, изложенных в указах В. Путина, отметим лишь следующее. По заявлению разработчиков нового французского документа - четвертого в истории страны, он «засвидетельствовал новый этап в обеспечении стратегической безопасности Франции и всей Европы». При этом многие стратегические положения прежних концепций были сохранены.

Тем не менее, несмотря на рост геостратегических амбиций Франции, объем военных расходов предлагается уменьшить. Финансовое обеспечение будущих операций авторы стратегии предлагают разделить между членами Европейского союза. Другие государства, включая США, также были вынуждены уточнять свои концепции военного развития и ограничить традиционные военные расходы, чтобы избежать недовольства населения.

Станет ли Россия заниматься разработкой новой или обновлением прежней концепции развития своих ВС и, главное, отважится ли на сокращение военных расходов - вопросы, выходящие за рамки данного обзора. Однако напомним о следующих важных обстоятельствах. Первое: рост военных расходов в российском бюджете после 2010 г. и их перекос в сторону расходов на оснащение ВС, называемых расходами «на развитие», по сравнению с расходами на содержание ВС был основан не на достоверных военно-экономических данных, а на дезинформации. Авторы данного обзора неоднократно отмечали это в своих публикациях, ссылаясь на первоисточники, но факты игнорировались.

И второе обстоятельство. Уточнение стратегических документов нужно не президенту, а управленцам более низкого ранга - для лучшего понимания общего замысла нынешней модернизации и взаимодействия «по горизонтали» при решении частных задач. Было бы полезно и повышение осведомленности о переменах в ВС России всего общества.

Актуальные проблемы военного строительства
Ни военно-политические руководители, ни их окружение не выступали с открытым, доступным для анализа независимыми экспертами изложением экономических обоснований замыслов военной реформы и своих управленческих действий. А выступления - перед «народными массами» и журналистами - в принципе, не могут заменить научную дискуссию с независимыми экспертами. В этих условиях внезапно назначенный на должность министра обороны С. Шойгу, как и следовало ожидать, начал с дел не только злободневных, но и не требующих новых существенных затрат и разбирательств в запутанных мошеннических схемах.

Одно из первых своих решений новый министр озвучил на встрече с руководящим составом Минобороны тотчас после своего назначения. Он отметил, что в торжественных парадах по случаю Дня Победы вновь должны участвовать воспитанники суворовских и нахимовских училищ. И это в 2013 г. было осуществлено. Кроме того, министр объявил о планах вернуть военные вузы, деятельность которых при А. Сердюкове координировалась департаментом образования военного ведомства, главкомам и командующим видами и родами войск, в интересах которых и должна осуществляться подготовка кадров с учетом поступления новых образцов вооружения. И это тоже было сделано.

Положительный резонанс вызвали заявления министра, касающиеся элементов формы одежды военнослужащих. Решаются и другие, казалось бы, мелкие, но важные бытовые проблемы. Уточнены представления о рациональной структуре воинских формирований и дислокации войск. В базировании ВВС главным стал принцип «один полк - один аэродром».

Намного сложнее ситуация с возможностью вернуть «утраченное» имущество - то, что было разворовано при А. Сердюкове. Дело заведомо обречено на большие трудности, поскольку умело закамуфлированный, якобы законный характер осуществленных сделок требует подачи в суды исков об их расторжении и признании сделок недействительными. Проще сказать, что будет с передачей еще оставшихся в Минобороны излишков непрофильного военного имущества. Функции по его реализации, как предполагается, будут переданы Росимуществу.

Проблемным остается избавление Минобороны от не нужных ему запасов устаревшей военной техники - это почти 300 тыс. т опасного «металлолома», которые сейчас приходится охранять. Продолжающиеся попытки уничтожать их силами Минобороны не только чреваты людскими потерями, но и неэффективны.

Очень важными представляются заявления нового министра об открытости ведомства, о публикации планов и итогов работы. Эффективным новшеством оказалось и проведение селекторных совещаний с привлечением варьируемого состава участников, а также освещение их результатов в СМИ. Ожидавшийся выпуск «Белой книги» Минобороны задержан, однако исключительно положительным следует считать появление на интернет-сайте Минобороны Отчета МО-20131. Подводя итог действий С. Шойгу в 2013 г., следует отметить полезность большинства из них, но дальнейшие последствия проявятся много позже.

Военно-финансовая политика
Исполнение федерального бюджета 2013 г. принципиально не отличалось от календаря двух предыдущих лет с двумя существенными внутригодовыми корректировками в июне и декабре. При этом в июне впервые с кризисного сентября 2009 г. в середине года расходы по разделу «Национальная оборона» были снижены на 6 млрд 540 млн руб. Законом о федеральном бюджете расходы по этому разделу были установлены первоначально в 2 трлн 106 млрд руб., или на 223 млрд меньше планировавшихся правительством годом ранее. В конце года соответствующие расходы федерального бюджета было решено увеличить на 11 млрд 783 млн руб.

В результате указанных разнонаправленных изменений к концу бюджетного года ассигнования федерального бюджета по разделу «Национальная оборона» возросли всего на 0,25% - до 2 трлн 111 млрд 705 млн руб. - 3,17% ВВП, при оставшемся неизменным общем объеме расходов бюджета. По сравнению с 2012 г. ассигнования по этому разделу в реальном выражении возросли на 7,4% - номинально на 14,4%.

Все указанные выше показатели военных расходов отсутствуют в опубликованных законах о бюджете и определялись по отчетам Федерального казначейства и заключениям профильных комитетов Федерального Собрания РФ. Закрытость расходов федерального бюджета в 2013 г. по сравнению с предыдущими годами заметно усилилась и превысила исторический максимум 2006 г. на 2 п.п., при этом секретные ассигнования составили 1 трлн 865 млрд 442 млн руб., из которых 63% предназначены ОПК в основном в виде ГОЗ и 26% - спецслужбам. Каких-либо качественных изменений к лучшему в системе засекречивания ассигнований федерального бюджета не произошло - государство бездумно держится еще советской колеи.

В связи с тем что в окончательном варианте федерального закона о бюджете на 2013 г. какие-либо данные о полных расходах федерального бюджета в разрезе разделов и подразделов классификации расходов отсутствуют. В отличие от практики прошлых лет из состава военных расходов в других разделах бюджета здесь и далее исключены секретные расходы спецслужб на образование, здравоохранение, ЖКХ и проч., а также расходы на гражданскую оборону и содержание войск МЧС России. В целом расходы по разделу 0200 «Национальная оборона» в 2013 г. были исполнены с экономией в 8 млрд 124 млн руб. - 0,4%, относительно ассигнований последней версии закона о бюджете.

Экономия средств федерального бюджета по подразделу 0201 «Вооруженные Силы Российской Федерации» только на расходах Минобороны на содержание военнослужащих составила 25 млрд 725 млн руб. - 6,7% относительно ассигнований первой версии закона о бюджете. Вследствие отказа правительства в индексации денежного довольствия военнослужащим Минобороны в 2013 г. прирост расходов на содержание военнослужащих в реальных показателях составил всего 0,84%, несмотря на увеличение численности солдат и сержантов, проходящих службу по контракту, к концу года на 20% - со 186 тыс. до 225 тыс. человек. Всего на содержание военнослужащих Минобороны в 2013 г. израсходовано 360 млрд 420 млн руб. - 0,54% ВВП.

Расходы на заработную плату гражданского персонала Минобороны составили 211 млрд 598 млн руб., увеличившись относительно прошлого года на 5,41% в реальном выражении, невзирая на проведенное 5%-ное сокращение численности гражданского персонала в соответствии с решением Совета безопасности РФ от 5 июля 2013 г. по вопросу «О совершенствовании военной организации РФ на период до 2020 г.».

Расходы Минобороны на горюче-смазочные материалы в 2013 г. сократились в реальном выражении на 4%, составив 59 млрд 266 млн руб. с экономией в 4 млрд 609 млн руб. - или 7,2% относительно суммы, ассигнованной в исходной версии закона о бюджете. Поэтому следует полагать, что заметно возросшую в 2013 г. интенсивность проведения внезапных проверок боеготовности и войсковых учений компенсировала экономия за счет более широкого использования тренажеров для подготовки войск и сил.

Расходы федерального бюджета на продовольственное и вещевое обеспечение Минобороны в 2013 г. возросли на 19,3% в реальном выражении относительно прошлого года - до 54 млрд 693 млн и 20 млрд 636 млн. руб. соответственно. Превышение фактических расходов бюджета по этим двум статьям относительно исходной версии закона о бюджете составило 24 млрд 141 млн руб., или 45,5%.

Расходы на строительство объектов общегражданского назначения в 2013 г. в Минобороны по разделу «Национальная оборона» увеличились по сравнению с предыдущим годом на 86% - до 14 млрд 488 млн руб. и сократились по разделу «Жилищно-коммунальное хозяйство» на 67% - до 41 млрд 210 млн руб. Существенно возросли расходы на строительство специальных и военных объектов: по сравнению с прошлым годом - на 35,5% и с исходной версией закона о бюджете - на 57,2%.

При этом увеличение расходов на военную инфраструктуру до 113 млрд 29 млн руб. к концу года произошло вследствие перераспределения 75 млрд руб., выделенных первоначально на ГОЗ Минобороны. Расходы федерального бюджета на накопительно-ипотечную систему жилищного обеспечения военнослужащих Минобороны возросли по сравнению с прошлым годом в реальном выражении на 25% и достигли 58 млрд 834 млн руб.

По-прежнему в разделе 0200 «Национальная обороны» привлекают внимание быстро растущие расходы подраздела 0209 «Другие вопросы в области национальной обороны» - 259 млрд 602 млн руб., где фактическое исполнение превысило ассигнования исходной версии закона о бюджете на 23 млрд 934 млн руб. - 10%.

Расходы на пенсионное обеспечение военнослужащих Минобороны России в 2013 г. составили 262 млрд 612 млн руб., сократившись, несмотря на проведенную индексацию, в реальном выражении на 2,4% по сравнению с предыдущим годом, что может свидетельствовать о сокращении числа военных пенсионеров.

Заключение
Военно-экономическая ситуация в РФ после скандальных событий конца 2012 г., завершившихся отстранением от должности министра обороны А. Сердюкова, а также его ближайшего окружения от других значимых постов, во многом нормализовалась. Верховный главнокомандующий ВС России и новое руководство Минобороны в обычном режиме 10 декабря подвели итоги 2013 г. и констатировали достижение ряда положительных результатов в модернизации ВС и укреплении обороноспособности страны. В начале 2014 г. объявлены успехи в развитии ОПК и оснащении ВС современными средствами вооруженной борьбы.

Однако многие вопросы остаются нерешенными, причем не только на уровне проблем военной организации РФ, но и на самом верхнем стратегическом уровне, где требуется одновременное обеспечение как успешного развития экономики, так и национальной безопасности страны. Не случайно Президент РФ начал регулярно проводить заседания расширенного правительства, на которых в числе других решаются проблемы, возникающие между традиционным правительством и «силовиками», напрямую подчиняющимися ему.

Важнейшим для ВС России становится практическое освоение новых, поступающих на вооружение образцов ВВТ. В связи с этим упор в военно-кадровой политике должен быть сделан на профессионально подготовленные кадры военнослужащих, освоивших современные технологии решения военных задач с учетом автоматизированного управления. Требование профессионализма должно быть распространено буквально на все уровни войсковой иерархии: от солдата до крупного военачальника. Для этого должна быть внедрена система стимулов к рационально долговременной и продуктивной военной службе, гарантирующая стремление военнослужащих к профессиональному росту и обеспечение их высокого социального статуса в обществе.

Анализ военной составляющей бюджета РФ в сопоставлении с военными бюджетами ведущих государств современности свидетельствует о том, что продолжение роста расходов на развитие ОПК и военно-техническое оснащение ВС России, которое и ранее не было доказательно обоснованным, полностью теряет свою убедительность сейчас, в условиях экономического кризиса. В ином случае по общему уровню военных расходов, а главное - по доле средств, расходуемых на оснащение ВС в ущерб расходам на их содержание и боевую подготовку, Россия может быть причислена к инициаторам гонки вооружений, что вредит ее имиджу миролюбивого государства.

Поскольку стандарт ООН и практика большинства государств свидетельствуют о целесообразносыти четкого разделения военных расходов на составляющие, которые характеризуют, с одной стороны, развитие ВС, а с другой - их текущее содержание, было бы разумно доработать бюджетный классификатор РФ, приблизив его к стандарту ООН.

 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................