РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 2158 -  |  
Шрифт


Современный мировой рынок нефти имеет дуальную структуру: рынок физической нефти тесно интегрирован в рынок «бумажной» нефти. Нефтяные деривативы широко используются как компаниями, связанными с производством, переработкой, торговлей и потреблением сырой нефти и нефтепродуктов для хеджирования ценовых рисков, так и инвестиционными фондами, пенсионными фондами, страховыми компаниями и другими институциональными инвесторами, которые через сырьевые свопы диверсифицируют свои портфели активов. Круг участников рынка нефтяных деривативов охватывает также и финансовых игроков, совершающих краткосрочные спекулятивные операции с целью извлечения прибыли.

В современной системе ценообразования на нефть финансовый рынок играет ключевую роль. Ценовые формулы в большинстве долгосрочных и спотовых контрактов на поставку физической нефти содержат в качестве основной компоненты либо непосредственно котировки глобальных фьючерсных контрактов на Brent и WTI, либо спотовые индексы Brent, WTI и Dubai, рассчитываемые специализированными котировальными агентствами Platts и Argus. При этом методология расчета спотовых индексов также в значительной степени опирается на фьючерсные котировки. Таким образом, динамика цен на фьючерсном рынке, формирующаяся под воздействием множества факторов, в том числе информационных сигналов с рынка физической нефти, сразу же отражается в ценах на нефть по всему миру.

Рынок «бумажной» или «финансовой» нефти состоит из двух сегментов - биржевого и внебиржевого. Несмотря на мировой финансовый кризис 2008-2009 гг., а также обвальное снижение нефтяных котировок в конце 2014-2015 гг., биржевой рынок «бумажной нефти» продолжает стремительно развиваться. Совокупный объем торгов фьючерсами и опционами на нефть на двух крупнейших биржах NYMEX и ICE в 2015 г. составил 510 млн. контрактов, что в 1,8 и почти 5 раз превышает показатели 2008 и 2005 гг. соответственно. В первом полугодии 2016 г. биржевой оборот нефтяных деривативов превзошел свое значение за аналогичный период прошлого года на 23%.

На внебиржевом рынке, напротив, наблюдается устойчивое снижение объемов операций в денежном выражении, что частично имеет статистическую природу из-за снижения нефтяных котировок в конце 2014-2015 гг., но также связано с ужесточением регулирования этого рыночного сегмента, длительное время находившегося вне поля ответственности экономических регуляторов. Введение обязательного клиринга для большинства внебиржевых свопов, а также ограничение деятельности банков на рынке внебиржевых деривативов привело к значительному удорожанию этих операций. За последние пять лет номинальный объем внебиржевого рынка всех сырьевых деривативов, за исключением драгоценных металлов, по оценке Банка международных расчетов, сократился с 2,6 трлн. долл. в июне 2011 г. до 1 трлн. долл. в декабре 2015 г.

Спрос на биржевые нефтяные деривативы растет у всех категорий участников рынка. За последние пять лет так называемые «коммерческие» участники рынка нарастили свои совокупные позиции по фьючерсам и опционам на Brent и WTI в июне 2016 г. на 68% по сравнению с июнем 2011 г. К этой группе игроков относятся компании, имеющие прямое отношение к рынку физической нефти и нефтепродуктов, в том числе производители нефти, потребители нефтепродуктов, нефтеперерабатывающие компании и нефтетрейдеры. Совокупные позиции инвестиционных фондов выросли за аналогичный период времени на 66%, прочих финансовых игроков - на 74%, своповых дилеров - на 17%.

В результате «сланцевой революции» значительно вырос спрос производителей на инструменты хеджирования ценовых рисков. Фиксирование цены нефти на один-два года вперед оказалось для них критически необходимым не только чтобы снижать волатильность прибыли, но главным образом в целях привлечения необходимого для проведения буровых работ финансирования. Фактически, именно развитый рынок нефтяных деривативов позволил революции трудноизвлекаемой нефти в Северной Америке реализоваться в наблюдаемом масштабе.

Нефть сохраняет свою привлекательность и как финансовый актив. Различные финансовые институты, в том числе хедж-фонды, пенсионные и страховые фонды и др., держат определенную долю активов своих инвестиционных портфелей в привязанных к сырьевым товарам, прежде всего к нефти, своповых и фьючерсных контрактах. Эта практика получила широкое распространение начиная с первой половины 2000-х годов. В фундаментальном исследовании Gorton и Rouwenhorst в 2006 г. показали, что на длительном инвестиционном горизонте с 1959 по 2004 гг. портфель сырьевых деривативов продемонстрировал такую же среднюю доходность, что и традиционные финансовые инструменты - акции и облигации. Более того, корреляция доходностей сырьевого индекса с традиционными инструментами оказалась отрицательной, поэтому включение сырьевых деривативов в инвестиционный портфель в соответствии с теорией Марковица позволяло существенно улучшить его характеристики с точки зрения соотношения доходности и риска.

В 2015 г. Gorton и Rouwenhorst расширили свое исследование, включив данные с 2005 по 2014 гг. Авторы отмечают, что несмотря на насыщенность анализируемого периода значимыми для рынка сырьевых товаров событиями - подталкивающая рост мировой экономики индустриализация Китая, бум и крах ипотечного рынка в США, крупнейший со времен Великой депрессии мировой финансовый кризис, за которым последовала мягкая монетарная политика и снижение процентных ставок к нулевым отметкам, основные выводы предыдущего исследования сохранили свою актуальность. Премия за риск широкого сырьевого индекса в этот период - 3,67% оказалась близка к своему среднему значению за 1959-2004 гг. - 5,23%. Доходность сырьевых деривативов в последнее десятилетие продолжала положительно коррелировать с инфляцией, при этом корреляция с другими финансовыми активами, а также между отдельными сырьевыми товарами, хотя и существенно выросла в период финансового кризиса, однако затем опустилась до уровня долгосрочных средних значений.

Одновременно с ростом номинального объема рынка «бумажной» нефти происходит и трансформация его структуры и принципов функционирования под воздействием начавшейся после мирового финансового кризиса масштабной реформы системы регулирования финансовых рынков в США и Европе. Особое внимание регуляторы уделяют ужесточению надзора за деятельностью крупных банков, которые являются системно значимыми институтами. В силу характера и масштаба операций системно значимых банков крах даже одного из них способен спровоцировать кризис всей мировой финансовой системы, что стало очевидно после банкротства Lehman Brothers в 2008 г. Учитывая, что крупнейшие мировые банки являются активными участниками рынков не только «бумажной», но и физической нефти, регулятивная реформа может оказать значительное влияние на эти рынки, в том числе на систему ценообразования на нефть.

Банки на рынке «бумажной нефти»
Крупнейшие банки являются ведущими участниками рынка нефтяных деривативов. Банки выполняют очень важную на современном нефтяном рынке функцию своповых дилеров по внебиржевым деривативам. Банки являются крупнейшими продавцами и покупателями внебиржевых своповых контрактов на нефть, заключаемых в интересах клиентов.

Своповые дилеры
Услуги своповых дилеров пользуются высоким спросом среди участников рынка. Именно через внебиржевые своповые контракты предпочитают хеджировать свои риски как компании, работающие на рынке физической нефти, так и финансовые инвесторы. В отличие от биржевых фьючерсов и опционов, свопы обеспечивают им наибольшую гибкость ведения бизнеса, и при этом не требуют особых навыков и опыта работы на финансовом рынке. Также своповые дилеры оказывают консультационные услуги своим клиентам, предлагая каждому конкретному участнику рынка оптимальную для него стратегию хеджирования.

Накопленный крупнейшими банками опыт операций на финансовых рынках, наряду со значительными размерами их капитала, дает им сильные конкурентные преимущества на рынке внебиржевых свопов на сырьевые товары перед небанковскими организациями. Банки были пионерами на этом рынке. В 1986 г. Chase Manhattan Bank стал инициатором и организатором первого нефтяного свопового контракта, при этом банк выступил в роли посредника между сырьевым торгово-производственным холдингом Koch Industries и авиакомпаний Cathay Pathific.

Среди 67 компаний, зарегистрированных в Комиссии по торговле сырьевыми фьючерсами - CFTC в качестве своповых дилеров, 49 ведут коммерческий банковский бизнес. Масштабы банковских операций с биржевыми инструментами на сырьевые товары, которые банки используют для хеджирования ценовых рисков по проданным клиентам свопам - «вторичное хеджирование», также говорят о лидирующей роли банков на внебиржевом рынке. Объем открытых позиций банков на бирже NYMEX по фьючерсному контракту на нефть WTI в октябре 2016 г. составлял 45,8% от объема позиций, открытых всей группой своповых дилеров. Если рассматривать только короткие позиции, используемые при хеджировании рисков снижения нефтяных цен, в том числе нефтедобывающими компаниями, то аналогичный показатель составил 58,1%. При этом с середины 2015 г. наблюдается постепенное снижение этого показателя.

Ужесточение регулирования рынка внебиржевых сырьевых деривативов
С момента принятия в США рамочного закона Додда-Франка в 2010 г. регуляторы финансовых рынков далеко продвинулись в усилении контроля над рынком внебиржевых деривативов. Регуляторы преследуют две главные цели: во-первых, пресечь распространенную до кризиса 2008-2009 гг. практику заключения необеспеченных или слабо обеспеченных сделок со свопами; во- вторых, повысить информационную прозрачность внебиржевого рынка, прежде всего для регуляторов.

Законодательно введен обязательный клиринг для стандартизируемых внебиржевых свопов, критериям отнесения к которым удовлетворяет большинство внебиржевых свопов. Аналогично биржевому клирингу, клиринг внебиржевых свопов означает, что участники сделки должны вносить центральному контрагенту гарантийное обеспечение под каждый контракт для покрытия возможных убытков - первоначальная маржа. Также требуется ежедневно довносить денежные средства для компенсации текущих потерь по открытым позициям при их возникновении - вариационная маржа, в противном случае центральный контрагент принудительно закрывает убыточную сделку. Таким образом, требование обязательного клиринга существенно ограничивает как объем позиций, которые участник рынка потенциально может поддерживать, исходя из размера его ликвидных активов, так и его возможности накапливать убытки по открытым позициям. По оценке CFTC, если в 2007 г. только 15% всех свопов в США проходили через клиринг, то в 2015 г. этот показатель вырос до 75%.

Для тех свопов, которые не подлежат обязательному клирингу, также будут установлены особые требования по формированию соответствующих резервов. В целях повышения прозрачности рынка закон требует от его крупных участников передавать информацию обо всех заключенных сделках в специальные репозитории данных. Также участники рынка, совершающие большие объемы операций, должны регистрироваться как своповые дилеры или крупные участники свопового рынка.

Внебиржевая торговля свопами, подлежащими обязательному клирингу, за исключением ряда случаев должна быть переведена на специальные своповые торговые площадки, что в совокупности с обязательным клирингом максимально приближает ее к биржевой торговле. Одновременно повышается прозрачность рынка для самих его участников, так как заявки на покупку и продажу соответствующих свопов видны всем участникам торгов. Хотя часть сделок по-прежнему будет заключаться в частном двустороннем порядке, например, когда один из участников сделки имеет право на «исключение для конечного пользователя», информация об этих сделках все равно будет передаваться регуляторам. В первом квартале 2015 г. через специальные своповые торговые площадки было заключено около 55% всех свопов на процентные ставки в четвертом квартале 2013 г. - 46%.

Спекулятивные операции с деривативами
Банки также могут совершать спекулятивные операции с нефтяными деривативами за свой счет, однако вступление в силу принятого в конце 2013 г. «правила Волкера» вынудило их практически полностью отказаться от подобных сделок. Динамика открытых позиций банков на рынке фьючерсных контрактов сильно коррелирует с позициями группы своповых дилеров в целом, что свидетельствует о преобладании дилерских операций банков над спекулятивными.

21 июля 2015 г. истек срок переходного периода, в течение которого банки должны были привести свои балансы в соответствие с требованиями «правила Волкера». Закон запрещает банкам, участвующим в системе страхования депозитов населения, осуществлять спекулятивные операции за счет собственных средств с целью извлечения прибыли от краткосрочных ценовых колебаний. Банкам разрешено инвестировать средства в хедж-фонды и другие инвестиционные фонды, но не более 3% капитала первого уровня.

Банки начали сворачивать объемы торговли деривативами за счет собственных средств еще до принятия окончательных норм и правил регулирования. Ряд ключевых и наиболее высокооплачиваемых трейдеров уволились из крупнейших банков, включая Goldman Sachs, JPMorgan, Morgan Stanley и Barclays, и организовали собственные хедж-фонды.

Специальное исключение из «правила Волкера» позволяет банкам продолжить дилерскую деятельность на рынке внебиржевых свопов. Однако воспользоваться этим исключением банки могут только при соблюдении целого ряда условий, включая внедрение и независимый аудит специальных корпоративных процедур внутреннего контроля, а также сбор и хранение детальной информации об операциях, что может снизить прибыльность этого бизнеса для банков.

Закон обязывает банки доказывать регуляторам, что сделки со свопами заключаются исключительно в интересах и по запросу клиентов, а сопутствующие операции на смежных рынках проводятся в минимальном объеме, необходимом для хеджирования заключенных свопов. Под особенно пристальный контроль регуляторов ставятся своповые сделки банков с другими банками. Более того, «правило Волкера» предусматривает, что регулятор в индивидуальном порядке может запретить определенным банкам совершать разрешенные законом операции с деривативами, если такие операции являются высоко рискованными, либо сопровождаются конфликтом интересов между банком и его контрагентом, либо угрожают кредитоспособности самого банка или стабильности финансовой системы США.

Банки на рынке физической нефти
Крупные коммерческие банки работают не только на рынке нефтяных деривативов, но и ведут значительный бизнес, связанный с физической нефтью. В 1993 г. банкам впервые было разрешено проводить ограниченный набор операций с сырьевыми товарами на физическом рынке. В частности, банкам было разрешено осуществлять поставку сырьевых товаров по фьючерсным контрактам. Федеральная резервная система США - ФРС с 2003 г. начала выдавать крупным банкам в индивидуальном порядке специальные разрешения на проведение на физическом рынке так называемых сопутствующих операций, т.е. связанных с деятельностью банков на рынке сырьевых деривативов. В настоящее время такое разрешение имеют 14 банков, при этом объем операций с физическим сырьем не должен превышать 5% от величины банковского капитала первого уровня.

Два банка находятся в исключительном положении: Goldman Sachs и Morgan Stanley имеют специальные разрешения на осуществление рада запрещенных для других банков видов деятельности, включая добычу, транспортировку, хранение и переработку сырьевых товаров. Этим банкам также установлено более мягкое ограничение на масштаб сырьевого бизнеса - 5% от величины совокупных активов, а не капитала.

В 2006-2008 гг. компания Morgan Stanley, зарегистрированная в то время как инвестиционный, а не коммерческий банк, приобрела значительные активы на физических рынках нефти и нефтепродуктов, в том числе на различных стадиях нефтяной производственной цепочки. Компания контролировала нефтехранилища мощностью более 55 млн. баррелей, около ста нефтяных танкеров, почти 10 тыс. км нефтепроводов и более двухсот заправочных станций. Также Morgan Stanley осуществляла толлинговые операции с нефтью и поставляла нефтепродукты конечным потребителям, в том числе авиакомпаниям.

Одновременно с ужесточением регулирования операций с деривативами в США происходит попытка усилить контроль и над операциями банков с сырьевыми товарами на физическом рынке. В ноябре 2014 г. Сенат США по итогам расследования, которое длилось с 2012 г., обвинил американские банки Goldman Sachs, Morgan Stanley и JP Morgan в нескольких случаях манипулирования ценами на сырье на физическом рынке для извлечения прибыли на финансовых рынках. Сенат поручил регуляторам разработать законы, ограничивающие деятельность банков на физическом рынке.

Регуляторы считают, что банковские операции с физическими сырьевыми товарами сопряжены с высокими рисками. Это не только риски получения убытков вследствие неблагоприятного развития рыночной конъюнктуры, но и риски, связанные с возможными техногенными катастрофами. Если в результате этой деятельности будет нанесен ущерб окружающей среде, на банк могут быть наложены многомиллиардные штрафы, способные поставить под угрозу не только существование самого банка, но и стабильность всей американской финансовой системы. Сумма штрафов, выставленных BP после произошедшей в 2010 г. катастрофы в Мексиканском заливе, составила почти 20 млрд. долл. Регуляторы полагают, что подобные штрафы могут быть наложены и на работающие на физическом рынке банки, причем даже в том случае, если банк лишь оказывал консультационные услуги оператору актива и напрямую не участвовал ни в управлении, ни в собственности компании, допустившей экологическую катастрофу. При этом объем зарезервированного крупнейшими банками капитала и приобретенных страховых полисов не достаточен для защиты от подобных рисков.

Сенат также исходит из того, что банки обладают несправедливыми конкурентными преимуществами на рынке физических сырьевых товаров перед небанковскими участниками. Во-первых, банки имеют возможность фондироваться под более низкие процентные ставки, чем компании физического рынка. Во-вторых, требования по резервированию капитала для банков также существенно ниже. В 2012 г. капитал компаний в нефтегазовой сфере составлял в среднем 42% от активов, в то время как банки должны были резервировать лишь 8-10%. Также Сенат отметил и потенциальную возможность банков отказывать в предоставлении кредитов своим конкурентам на физическом рынке.

Наряду с этим, деятельность банков с физическими сырьевыми товарами дает им доступ к важной непубличной информации, которую они могут использовать для получения несправедливых преимуществ перед другими игроками при торговле сырьевыми деривативами.

В сентябре 2016 г. Федеральная резервная система США, осуществляющая контроль за банковской деятельностью, опубликовала законопроект, призванный ограничить ряд операций банков с физическими сырьевыми товарами. Предполагаемые ограничения коснутся только тех сырьевых товаров, которые представляют угрозу для окружающей среды, включая нефть и природный газ, но не затронут операции с сельскохозяйственной продукцией, лесом, скотом и некоторыми металлами. Текущие ограничения на деятельность банков на рынке физического сырья, а также предлагаемые ФРС.

ФРС предлагает существенно повысить нормативы по резервированию капитала под разрешенные банкам сопутствующие операции, установив по ним коэффициент риска на уровне 300% - 400%. Также законопроект предполагает запрет банкам оказывать электрогенерирующим компаниям консультационные услуги, а также участвовать в толлинговых сделках. В перечне разрешенных сопутствующих операций останутся только торговые операции, включая сделки купли-продажи физической нефти на спотовом рынке и осуществление физической поставки по деривативам.

Goldman Sachs и Morgan Stanley по-прежнему смогут осуществлять расширенный набор операций с нефтью, но к ним будет применяться максимальный коэффициент риска 1250%, что, учитывая среднюю норму резервирования в банковской отрасли около 8%, означает необходимость резервировать капитал под весь объем таких операций в отношении 1 к 1.

Повышенные требования к капиталу затронут и пассивные инвестиции банков в капитал компаний сырьевого сектора, в которых банки не оказывают влияние на управление - merchant banking investments. К таким инвестициям предлагается применять коэффициент риска от 300% до 1250% в зависимости от вида деятельности таких компаний.

Законопроект также расширяет действующую трактовку запрета банкам на осуществление деятельности по добыче, хранению, транспортировке и переработке сырьевых товаров. Предлагается запретить банкам вообще оказывать какое-либо влияние на процесс принятия решений в компаниях из этих сфер бизнеса, включая даже консультационные услуги.

Законопроект обяжет банки публиковать более детальную информацию об операциях на рынке физического сырья. Сейчас банки раскрывают только совокупную рыночную стоимость своих запасов сырьевых товаров. Законопроект обяжет банки публиковать не только совокупную рыночную стоимость своих запасов сырьевых товаров, как сейчас, но и их структуру в разбивке по группам сырьевых товаров, а также по видам деятельности, в т.ч. выделять объемы сопутствующих операций, пассивных инвестиций, а также стоимость принадлежащих банкам инфраструктурных активов.

Влияние ужесточения регулирования на рынок
Высоко вероятно, что банки продолжат сокращать объемы операций на физическом рынке. По оценке ФРС, только для выполнения новых требований к капиталу банки должны будут дополнительно зарезервировать под эти операции до 4,1 млрд. долл. В 2013-2014 гг. запасы сырьевых товаров на балансах шести крупнейших американских банков сократились по сравнению с уровнем 2010-2012 гг. более чем в 3 раза до 13,4 млрд. долл. Однако в 2015 г. банки придерживались различных стратегий. JPMorgan Chase и Goldman Sachs несколько нарастили свои товарные запасы в денежном выражении даже с учетом снижения цен на сырье. В то же время другие банки продолжают сокращать объемы операций на физическом рынке - Bank of America Merrill Lynch и Morgan Stanley сократили объемы запасов физических сырьевых товаров на 80%, Citigroup - на 53%.

В целом в торговле физическим сырьем банки играют небольшую роль. ФРС оценивает долю банков на физическом рынке сырьевых товаров менее 1%, поэтому сворачивание банками этого направления деятельности вряд ли негативно скажется на функционировании рынка физического сырья. Учитывая однако, что в ряде случаев банки занимают существенную долю на отдельных локальных рынках, структура игроков на них может значительно трансформироваться.

Гораздо большую опасность нововведения несут для рынка внебиржевых свопов, который играет очень важную роль в обеспечении слаженного функционирования отдельных компонентов современной системы рынков физической и «бумажной» нефти. Компании на всех стадиях производственного цикла используют свопы для гибкого управления ценовыми рисками, что в условиях высокой волатильности нефтяных цен необходимо для обеспечения конкурентоспособности их бизнес- моделей. Это в первую очередь относится к вертикально не интегрированным компаниям, бизнес которых сконцентрирован, например, только в секторе добычи нефти или в нефтепереработке.

Ужесточение регулирования внебиржевого рынка уже привело к удорожанию этих своповых контрактов для конечных пользователей. Однако если банки будут вынуждены сократить объемы дилерской деятельности, состав игроков изменится, услуги по хеджированию ценовых рисков могут стать дороже, а их качество может снизиться, особенно в первое время, пока остальные игроки не приобретут достаточного опыта.

Банки заинтересованы в дилерской деятельности по своповым контрактам, которая является для них стабильным источником прибыли, независимо от рыночной конъюнктуры. Операции с сырьевыми деривативами принесли банкам доход даже в убыточном для отрасли 2008 г. Тем не менее, в совокупных доходах банков от торговых операций сырьевые деривативы, как правило, составляют лишь 5-8%.

Банки пока остаются основными игроками на рынке своповых контрактов. По состоянию на конец второго квартала 2016 г. совокупный номинальный объем биржевых и внебиржевых сырьевых деривативов, находящихся в портфелях американских банков, составил 1,3 трлн. долл., что всего на 5% ниже рекордного уровня конца 2012 г. Однако остается открытым вопрос, смогут ли банки сохранить свои конкурентные преимущества в новых регулятивных условиях, особенно после продажи большей части бизнеса с физическими сырьевыми товарами.

По состоянию на октябрь 2016 г. только три нефинансовые компании были зарегистрированы в США в качестве своповых дилеров - BP, Royal Dutch Shell - RDS и сельскохозяйственный гигант Cargill. Тем не менее, эти компании уже готовятся занять банковскую нишу в своповых операциях. Так, в 2016 г. RDS выступила одним из семи организаторов программы хеджирования рисков снижения цены нефти для Мексики. На протяжении пятнадцати лет Мексика регулярно хеджирует ценовые риски своего нефтяного экспорта, при этом впервые одним из контрагентов выступила компания реального сектора. В 2016 г. Мексика потратила на опционы 1 млрд. долл., которые позволили ограничить минимальную границу цены мексиканской экспортной нефтяной корзины на 2017 г. на уровне 38 долл. за баррель. Неудивительно, что одной из первых нефинансовых компаний на внебиржевой рынок сырьевых деривативов вышла именно RDS, т.к. ежедневные обороты трейдингового подразделения компании составляют 13 млн. баррелей в день, что более чем в 10 раз превышает объем ее собственной нефтедобычи.

ФРС оценивает потенциальное влияние законопроекта на рынок сырьевых деривативов как незначительное, так как совокупные позиции банков по фьючерсным контрактам на различные сырьевые товары в основном составляют от 2% до 15%. Однако, на наш взгляд, ФРС не учитывает, что в группе своповых дилеров доля банков существенно выше. Как было отмечено выше, по фьючерсам на нефть сорта WTI банки держат около половины открытых своповыми дилерами позиций. Многие компании реального сектора, в т.ч. Boeing, Dow Chemical, Hess и др., направили в ФРС комментарии к законопроекту, в которых подчеркнули уникальные компетенции банков, необходимые для удовлетворения потребностей участников рынка физических сырьевых товаров, а также выразили сомнения в способности других игроков заменить банки.

Заключение
В качестве главного вывода проведенного анализа следует отметить, что вплоть до самого последнего времени крупнейшие банки, используя механизмы своповых контрактов, обеспечивали слаженную работу физического и финансового сегментов мирового рынка нефти. На настоящий момент невозможно точно оценить, в какой степени уход банков с рынка физической нефти повлияет на масштаб их посреднической деятельности на рынке сырьевых свопов, особенно в условиях ужесточения регулирования последнего. Очевидно, однако, что резкий и массовый уход банков из этого бизнеса неизбежно спровоцирует рост волатильности нефтяных котировок. В этом случае последствия для системы ценообразования на нефть будут зависеть от того, насколько другие игроки окажутся способными заменить банки на рынке нефтяных деривативов.

Представляется, что регуляторы финансовых рынков полностью осознают ту критическую роль, которую банки играют в качестве посредников на рынке сырьевых деривативов, включая рынок «бумажной нефти», и поэтому преследуют цель не вытеснить банки с рынка в качестве важнейшего его участника, но только снизить масштабы системного риска в экономике. Тем не менее, снижение риска неизбежно ведет к увеличению издержек по сделкам с деривативами, и существует высокая вероятность того, что эти издержки будут переложены в цены сырьевых товаров, в том числе цену нефти.

А.О. Масленников 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................