РОССИЯ
США
ЕВРОПА
АЗИЯ И АФРИКА
ЮЖНАЯ АМЕРИКА
БЫВШИЙ СССР
Статьи
 
 
 
Новости
 
 
 
 
  Просмотров 39295 -  |  
Шрифт


В декабре 2010 г. было официально объявлено о пополнении БРИК новым членом Южно-Африканской Республикой. Спустя несколько месяцев, в апреле, в китайском городе Санья руководители ЮАР приняли участие в третьем саммите в рамках данного формата, а его название, исходя из расширения состава, звучит теперь как БРИКС. 

С точки зрения целей и главных направлений деятельности БРИК, которые в документах «четверки» формулируются как «обсуждение ключевых вопросов международной жизни», это событие, на наш взгляд, имеет весьма символическое значение, значение большее, чем простой технический шаг. Отныне, с включением в структуру одной из наиболее заметных стран Африки, «пятерка» БРИКС, в том числе по формально-географическому признаку усиливает свое «глобальное наполнение». Тем самым, по меньшей мере потенциально, возрастают ее возможности и влияние, увеличивается поле взаимодействия по широким вопросам глобальной и региональной политики. Кроме того, расширяются функции БРИКС как существенного фактора в области структурирования современных международных отношений, продвижения к более справедливому и рациональному экономическому и политическому миропорядку, поиска адекватных ответов на традиционные и новые вызовы, включая влияние кризиса и те негативные проявления, которыми, наряду с позитивными, обладает процесс глобализации.

Но, разумеется, расширенный формат это не только возможности, но и вызовы. Речь идет не только о том, что в ареал деятельности БРИКС могут быть вовлечены дополнительные вопросы, но и о новых акцентах в дискуссиях относительно общих черт и различий между странами данной структуры и вытекающих отсюда перспективах ее развития.

В фокусе таких дискуссий находится, как правило, вопрос о соотношения факторов, способствующих интеграции стран БРИК (БРИКС) и, напротив, разделяющих их, делающих таким образом общую повестку малореальной. Иными словами, речь идет, с одной стороны об импульсах и предпосылках взаимодействия, с другой о лимитах и ограничениях.

Споры среди экспертов и политиков по этому поводу продолжаются и ныне: уже после объявления о вступлении ЮАР в БРИК, вновь давались оценки. И хотя число скептиков по мере продвижения сотрудничества уменьшается, будет не лишним еще раз остановиться на этом вопросе, взвесив аргументы сторон.

В свою очередь, с будущим БРИК (БРИКС) тесно связаны подходы, которых придерживаются в отношении этого формата отдельные страны «пятерки», в частности Китай, в последние годы демонстрирующий наиболее высокую и устойчивую динамику развития и превращающийся в державу глобального порядка. Перед освещением основных в данной статье вопросов было бы уместно чуть более подробно обратиться к краткой пока истории и эволюции концепции БРИК (БРИКС) в целом, а также к общей характеристике роли и места стран БРИКС на политико-экономической карте планеты.

Краткая история
Как известно, аббревиатура БРИК впервые была запущена в международный словарь десять лет назад. В 2001 г. эксперты американского инвестиционного банка «Голдман Сакс» (Goldman Sachs) употребили его применительно к Бразилии, России, Индии и Китаю. Спустя два года банк подготовил специальный доклад, названный «Мечты БРИК Путь в 2050 год», в котором эти четыре страны были названы наиболее перспективными в плане экономического развития.

Показательно, что эксперты Goldman Sachs сделали тему мониторинга развития четырех стран регулярной, практических ежегодно выступая с новыми комплексными докладами и публикациями. В условиях глобального кризиса доклады стали выходить еще чаще. В последних из них, опубликованных весной и летом 2009 г., а также в мае 2010 г. тезис о растущей глобальной роли БРИК выглядит по-прежнему акцентированным. В частности их лейтмотив это то, что страны БРИК являются «движущей силой» в «наметившейся стабилизации глобального экономического цикла», а тенденция роста их глобальной экономической роли в первом десятилетия нынешнего века «как ожидается, будет продолжена и станет более очевидной».

Действительно, по подсчетам экспертов, в последние годы страны БРИК обеспечивали до 65 % роста мирового ВВП. На них приходится свыше четверти объема мирового ВВП по паритету покупательной способности; по официальному обменному курсу 17,8 %. Место в мировой экономике и политике теперь уже «пятерки» стран хорошо иллюстрируется и рядом дополнительных фактов. Даже без учета ЮАР в странах БРИК сосредоточено 45 % мировой рабочей силы, что больше соответствующего потенциала других 30 наиболее развитых стран. А по объемам золотовалютных резервов Китай, Россия, Индия и Бразилия занима­ют 1-е, 3-е, 6-е и 7-е места соответственно. Интересен и такой по своему показательный факт: в марте 2011 г., по оценке Forbs, число миллиардеров в странах БРИК впервые превысило их число в Европе. Всего же доля пяти стран БРИК в мировой экономики за истекшее десятилетие 2001-2010 гг. увеличилась почти вдвое с 9,1 до 17,8 %.

Динамика развития стран БРИК привела к корректировке прогнозов. Согласно уточненной экспертной оценке Goldman Sachs, сделанной в 2007 г., «четверка» БРИК по суммарному объему ВВП превзойдет аналогичный комплексный показатель сегодняшней «07» примерно к 2032 г. ранее назывался 2040 г. Это послужило толчком к новой волне тезисов о смещении «центра мировой экономики», о грядущих существенных переменах в мировом балансе экономических и политических сил. Собственно говоря, именно данный контекст, контекст структурных тенденций и перемен в развитии современного мира, как очевидно, объясняет степень интереса к проблематике БРИК/БРИКС, которая в последние годы неуклонно растет.

В первых разработках Goldman Sachs страны БРИК не рассматривались как некая институциональная единица, а тем более как политический альянс или официальная торговая ассоциация. Объединение «четверки» в некую общую группу носило во многом виртуальный характер, являлось своего рода перечнем определенных стран и преследовало, очевидно, экспертно-исследовательские цели: по сути, имело место введение в политологический и экспертный оборот еще одного более конкретного термина в ряду таких понятий, как «развивающиеся» и «развитые страны», «золотой миллиард» или популярный в свое время термин «тигры ЮВА». Но, как исподволь предрекалось в последующих исследованиях Goldman Sachs, в силу своей способности взаимно дополнять друг друга страны БРИК могут со временем сформировать некую модель сотрудничества и совместных действий. В частности, во втором комплексном докладе, опубликованном в 2005 г., подчеркивалось, что «вариативные особенности стран БРИК, когда сырьевые и ресурсные возможности одних балансируются потребностями других, наряду с демографическим фактором позволяют странам БРИК выступать на мировой экономической арене на интеграционной основе».

Такой прогноз весьма быстро оправдался. В сентябре 2006 и 2007 гг. на полях ГА ООН в Нью-Йорке состоялись первая и вторая встречи министров иностранных дел четырех государств. Была достигнута договоренность о постепенном развитии сотрудничества в этом формате, в частности в сфере торговли, экономики, по вопросам мировой финансовой системы. Представляется уместным отметить обстоятельство, которое, несмотря на свою очевидность, редко попадает в поле зрения специалистов. Шагом к формированию БРИК явились не только виртуальные выкладки Goldman Sachs. В не меньшей если не в большей степени структурированию «четверки» причем именно как реальной институциональной сущности способствовали уже существовавшие форматы взаимодействия. Имеется в виду, прежде всего, формат «Россия, Индия, Китай» (РИК).

Структура неформального сотрудничества РИК к 2005-2006 гг. имела уже целый ряд организационных и концептуальных наработок, которые, как показала практика, были затем успешно использованы в БРИК. В формате РИК была де-факто «обкатана» технологическая цепочка постепенного выстраивания как стимулов, целей и принципов взаимодействия, сходные внешние и внутренние приоритеты, прежде всего стремление к более справедливому мировому порядку; неблоковый характер; ненаправленность против третьих стран, так и его организационных форм. БРИК фактически унаследовал от РИК и поэтапную эволюционную схему: «от неформальных межмидовских встреч, через специальные форумы глав внешнеполитических ведомств к отдельно проводимым саммитам и поэтапной отраслевой диверсификации консультационных механизмов». Добавим, что регулярные встречи и конференции ученых, с 2001 г. ведущих экспертное сопровождение взаимодействия в РИК, становятся традицией и в системе БРИКС.

Итак, в 2006-2007 гг. в БРИК была активно начата работа по запуску межмидовского диалогового механизма. В марте 2008 г. в Бразилии прошла встреча заместителей глав внешнеполитических ведомств. В результате в мае 2008 г. министры иностранных дел провели первую, уже отдельную и специально подготовленную встречу в Екатеринбурге, которая впервые завершилась подписанием совместного коммюнике. 9 июля 2008 г. диалог БРИК был выведен и на высший уровень на полях встречи «большой восьмерки» в Японии свою первую неформальную встречу провели Президент Бразилии, Президент РФ, Премьер-министр Индии и Председатель КНР.

В сентябре 2008 г. на очередной встрече глав МИД четырех государств в Нью-Йорке стороны обсудили вопрос о проведении на этот раз специально подготовленного четырехстороннего саммита, который прошел бы отдельно от каких-либо форумов. Первый специальный саммит БРИК состоялся в июне 2009 г. в Екатеринбурге. По его итогам было принято Совместное заявление, было решено через год провести очередную встречу глав четырех государств. Она прошла в апреле в 2010 г. в Бразилии. В принятом совместном документе было, в частности, отмечено, что за короткий срок в БРИК образованы либо готовятся к старту секторальные диалоговые площадки уже примерно в 10 отраслях, сельском хозяйстве, банковской сфере, по линии антимонопольных, судебных ведомств, в рамках делового сообщества, структур по безопасности и ряду других вопросов.

Иллюстрацией такой, по существу, отраслевой диверсификации четырехсторонних консультаций, стал уже целый ряд форумов. В дополнение к межмидовским трижды 2008-2009 гг., Сан-Пауло, Хоршем, Стамбул отдельные встречи в связи с проблемами кризиса проводили министры финансов БРИК. Обсуждались в том числе различные вопросы реформирования и совершенствования международной финансовой системы и выработки соответствующих консолидированных позиций. В конце мая 2009 г. в Москве прошла встреча ответственных представителей стран БРИК, ведающих вопросами безопасности. А спустя три месяца в Казани провели консультации руководители антимонопольных ведомств четырех стран. Запущена переговорная площадка по линии сельскохозяйственных ведомств, а также деловых сообществ. Регулярный характер приобретает диалог академических кругов, задачей которого является выработка научных рекомендаций для развития сотрудничества. Представители крупнейших «мозговых центров» БРИК/БРИКС в канун проведения встреч высших руководителей собирались дважды в 2010 г. в Бразилии и в 2011 г. в Китае.

Заметным шагом в развитии взаимодействия стал третий официальный саммит, теперь уже БРИКС, прошедший в середине апреля 2011 г. в китайском г. Санья. Подтвердив плодотворный характер сотрудничества, стороны выразили намерение широко и активно развивать его и впредь, наметили для этого целый ряд конкретных мер. Составной частью принятой совместной Декларации стал План действий, «закладывающий» как сказано в документе, «основы сотрудничества». Помимо активизации ранее уже принятых программ и направлений сотрудничества, безопасность, финансы, сельское хозяйство и т. д. План предусматривает дать старт диалогу в ряде новых сфер таких, как здравоохранение, сотрудничество породненных городов и местных администраций, совместные торгово-экономические исследования. Кроме того, определены области, где возможности сотрудничества будут глубоко и предметно изучаться, культура, спорт, «зеленая экономика», научно-техническая и инновационная кооперация, в том числе в фармацевтическая отрасль. Важным итогом переговоров лидеров «пятерки» в г. Санья стали договоренности в финансово-экономической сфере, достижению которых способствовала, в частности, непосредственно предшествовавшая саммиту очередная встреча министров финансов и руководителей банковских сфер.

Первым практическим шагом на пути «ухода от долларовой зависимости», «запуском первого межправительственного проекта сотрудничества» авторитетные эксперты назвали подписанное в Санья «Рамочное соглашение механизма межбанковского сотрудничества в рамках БРИК». Ключевым положением документа стало декларированное намерение использовать национальные валюты стран «пятерки» во взаимных торгово-экономических, инвестиционных расчетах и кредитных операциях. Таким образом, Соглашение служит началом практической реализации Меморандума о сотрудничестве между государственными финансовыми институтами развития стран-участниц, который был подписан в 2010 г. в Бразилии. Речь идет о том, что государства БРИКС намерены не только расширять масштабы расчетов в национальных валютах, но и, как отмечают специалисты, «активно вести сотрудничество по проектам, продвигать инвестирование и финансирование в энергетической, низкоуглеродистой и инфраструктурных сферах».

Кроме того, на состоявшейся в канун саммита здесь же в г. Санья встрече министров экономики и торговли «пятерки» было принято решение о создании Контактной группы, отвечающей за анализ нынешнего состояния и перспектив торгово-экономического сотрудничества между странами БРИКС. В ее задачу будет также входить «разработка механизма и конкретных мер в целях расширения экономического взаимодействия» как формате БРИКС, так и в более широком контексте по линии «Юг-Юг».

Таким образом, в ходе своих уже нередких переговоров и консультаций представители пяти стран обсуждают глобальные вопросы взаимодействия как в экономической, так и политической сферах. В совместных заявлениях и декларациях высших и других руководителей БРИК/БРИКС нашли отражение в дополнение к перечисленным выше такие уже реализуемые и перспективные направления, как противодействие финансовому кризису, реформирование мировой финансово-экономическая архитектуры, включая улучшение международной торговли и инвестиционного климата, а также увеличение помощи беднейшим странам. Стороны намерены сотрудничать по проблемам продовольственной и энергетической безопасности, повышения энергоэффективности и противодействия изменению климата и стихийным бедствиям. Важными сферами неизменно и традиционно декларируются: поддержание более демократического и справедливого многополярного миропорядка, многосторонней дипломатии при центральной роли ООН, усилия по борьбе с терроризмом во всех его формах.

Плодом еще недолгой истории сотрудничества в БРИК уже стало перераспределение 5 процентов голосов в МВФ и 3 процентов во Всемирном банке в пользу новых и развивающихся экономик. О первых результатах в деле экономического взаимодействия непосредственно «внутри» БРИКС, связанных с подписанным Меморандумом о сотрудничестве крупных банков, было сказано выше. В перспективе речь, по существу, может идти не только о мерах, обеспечивающих двусторонние экономические связи между странами «пятерки», но и шагах в направлении создания механизма финансирования в БРИКС многосторонних совместных проектов.

Предпосылки сотрудничества и сдерживающие факторы
Понятно, что для анализа перспектив БРИКС в качестве той или иной модели взаимодействия весьма актуален вопрос об имеющихся предпосылках, иными словами, о факторах, сделавших возможным старт сотрудничества «четверки» и благоприятствующих дальнейшему развитию формата теперь уже БРИКС.

Ряд предпосылок, составляющих интегрирующую основу сотрудничества, отражен в упомянутых выше, а также других совместных документах в заявлениях саммитов БРИК/БРИКС (2009-2011 гг.). Совместном коммюнике глав внешнеполитических ведомств «четверки», в документе, принятом министрами финансов стран БРИК в марте 2009 г. При этом оговоримся, что приводимые ниже факторы «сходства расхождений» касаются в основном «классической четверки» БРИК. Однако в целом они, на наш взгляд, вполне могут быть распространены и на пятисторонний формат.

Во-первых, речь идет об общности, сходстве или совпадении позиций по основным проблемам современности. Стороны отстаивают общие для каждой из стран приоритеты полицентричного мира, построения новой, более справедливой экономической архитектуры, центральной роли ООН, нерушимости норм международного права, неприменения силы и коллективного способа ведения мировых дел. Интегрирующим фактором являются совпадающие либо близкие подходы к вопросам обеспечения международной безопасности в самых разных ее измерениях, включая новые угрозы и вызовы. Исходя из этого, достаточно очевидно, что страны БРИК/БРИКС придерживаются сходных взглядов на геополитические и геоэкономические возможности для каждой из них, которые потенциально проистекают из объединения усилий в рамках неформальной структуры взаимодействия.

Во-вторых, важной сближающей предпосылкой является то, что в каждой из стран традиционной «четверки» решаются сходные по своей общей векторной направленности внутренние и внешние задачи возрождение и подъем социально-экономических комплексов, сохранение самоидентичности, обретение в рамках процессов глобализации достойного места на экономической и политической карте планеты.

В-третьих, на протяжении последних лет демонстрировались общие для «четверки» БРИК устойчиво высокие, прежде всего, в сравнении со среднемировыми темпы развития; это, собственно, послужило поводом для выделения стран БРИК в отдельную категорию крупных и влиятельных уже сегодня, но главное, быстро поднимающихся держав, на которые приходится значительная доля роста мировой экономики. Сохранение опережающих темпов, возврат к прежней динамике в посткризисный период объективно служат импульсом к поиску точек соприкосновения и к консультациям в возможных случаях расхождения интересов.

В-четвертых, предпосылкой, послужившей катализатором взаимодействия, прежде всего в сфере мировых финансов, представляется схожесть подходов к проблемам мирового экономического и валютно-финасового кризиса. Сложность задач, стоящих на пути рационального реформирования международных финансовых институтов, за которое, наряду с рядом других стран, скоординировано выступают страны БРИК/БРИКС, предопределяет необходимость в длительном и непрерывном характере такого взаимодействия.

В-пятых, страны «четверки» сближает позитивное развитие межгосударственных двусторонних отношений внутри формата БРИК/БРИКС. Практически каждая из пар таких отношений носит характер стратегического партнерства. Дальнейшее его развитие способно стать опорой многосторонней формы взаимодействия.

В-шестых, сближающим фактором является реально существующая взаимодополняемость экономик; наиболее очевидно данный фактор проявляется в высокой обеспеченности ресурсами одной группы стран РФ, Бразилия и потребностями в них другой. При рациональном подходе к сочетанию взаимных интересов на основе внедрения инноваций, поиска современных интеграционных форм экономическое сотрудничество сулит хорошие перспективы. Не случайно, объемы двустороннего товарооборота между странами БРИКС в последние годы росли опережающими темпами. К примеру, в 2011 г. торговля РФ с КНР и Бразилией взросла на 50,3 % и почти 29 % соответственно. А торговля Китая с Индией, Бразилией, ЮАР увеличилась в 2011 г. соответственно на 42,4 %, 47,5 и 59,5 %.

И, наконец, предпосылки развития взаимодействия в БРИК/БРИКС связаны с упомянутыми выше совместными заинтересованностями в других пересекающихся международных форматах, прежде всего в РИК. Общие интересы, давшие старт в 2001-2002 гг. взаимодействию в РИК, во многом были перенесены с учетом особенностей других партнеров и в формат БРИК. Это относится и к другому международному формату «Индия, Бразилия, ЮАР».

Однако очевидно, что наряду со сходством, между странами «четверки» или «пятерки» существуют и серьезные различия. Именно поэтому существуют объективные лимиты и ограничения сотрудничества в БРИКС: особенности географического расположения: отдаленность Бразилии, а теперь и ЮАР, в числе прочего объективно сужает повестку дня регионального взаимодействия «пятерки»; не имеющие критического характера, но, тем не менее, реально существующие культурно-цивилизационные и религиозные различия, которые могут сказываться, в том числе, на формировании атмосферы необходимого доверия, причем их преодоление требует длительной и сложной работы; особенности избранных моделей внутреннего устройства, способов управления обществом и экономикой; имеющиеся, а также потенциальные проблемы двусторонних отношений, в частности ряд нерешенных вопросов китайско- индийских отношений; потенциальные вызовы, связанные с возможным нарастанием диспропорций в развитии отдельных стран БРИКС, в том числе под воздействием глобального кризиса, что чревато утратой достаточных стимулов к сотрудничеству. Снижение взаимных заинтересованностей может быть связано с пробуксовкой или гипотетической утратой актуальности тех или иных совместных инициатив; подспудное противодействие Запада, роль и зоны влияния которого объективно сужаются по мере экономического развития самих стран БРИКС и тем более при их активном взаимодействии.

В перспективе, как представляется, формат БРИКС будет формироваться под разнонаправленным воздействием положительных предпосылок с одной стороны, и вызовов, лимитов, ограничений с другой. Однако нюансы и тенденции развития могут зависеть от оценок и подходов к взаимодействию каждого из участников «пятерки».

Особняком стоит группа факторов, которая касается лимитов не столько на интеграционные возможности структуры БРИК/БРИКС, сколько на потенциал и реальные перспективы ее глобального влияния и доминирования. Не секрет, что на фоне впечатляющих абсолютных цифр экономического роста и других показателей по ряду позиций страны БРИК, речь в данном случае вновь о традиционной «четверке» находятся на весьма низком уровне. Так, по показателю ВВП на душу населения Индия, Китай, Бразилия и Россия в 2011 г. находились на 95-м, 137-м, 55-м и 54-м местах в мире соответственно. Немногим лучше обстоят дела с таким важным показателем, как индекс человеческого развития 119-е, 89-е, 74-е , 65-е места в мировом рейтинге. И даже согласно прогнозам на 2050 г., когда по абсолютным объемам экономики «четверка» будет лидировать, по среднедушевым показателям ВВП Бразилия, Китай и Индия будут занимать все еще неблизкие от лидерства места соответственно 11-е, 12-е и 17-е. Иными словами, выдвижение в мировые лидеры по этим позициям потребует значительно большего времени и ресурсов.

Многие эксперты в данном контексте указывают, прежде всего, на качество экономического роста в странах БРИК, на их сохраняющуюся зависимость от западных технологий и инноваций. Подчеркивается и тот факт, что в странах БРИК существует весьма условное, если не сказать смутное представление о том, что конкретно группа может предложить мировому сообществу взамен существующей повестки дня, а главное готова ли она, отстранив традиционных лидеров, реально взять на себя бремя ответственности за ведение мировых дел.

Позиции сторон: основные положения
Имея в виду совместные документы, принимавшиеся в формате БРИК/БРИКС, а также ряд положений, зафиксированных в последнее время в ходе тех или иных двусторонних переговоров внутри формата, можно констатировать, что в руководстве стран-участниц наблюдается высокая степень согласия по узловым параметрам взаимодействия, включая его цели, принципы и формы. Особенно важен солидарный тезис о том, что сотрудничество в БРИК/БРИКС способствует укреплению международных позиций каждой из участвующих стран.

Особое внимание хочется уделить характерным особенностям, своего рода оттенкам подходов каждой из стран к сотрудничеству в БРИК/БРИКС. Как свидетельствуют отечественные специалисты, интерес к развитию и «укреплению связей с Китаем, Россией и Индией» руководители Бразилии отчетливо декларировали еще в 1990-х годах до появления концепции БРИК. В 2002 г. в мире еще практически не слышали об акрониме, изобретенном в Goldman Sahcs, а бразильский президент, касаясь целей внешней политики страны, в частности подчеркивал, что динамично развивающиеся Россия, Китай, Индия страны, «похожие на Бразилию по размерам и потенциалу», стоят для нее в числе первых в котнектсе «поиска новых партнеров». О целесообразности развития связей в контексте БРИК президент Бразилии говорил и на ранней стадии дискуссий по этому вопросу, например, в ходе гостевых мероприятий в рамках заседаний «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.

В более поздних заявлениях бразильских официальных лиц и экспертов отмечалось, что взаимодействие стран БРИК может быть вполне жизнеспособным, поскольку, по словам, к примеру, Президента торгово-промышленной палаты Бразилии и России Ж. Рамоса, у стран БРИК «много общего как в географическом, так и в макроэкономическом плане». Однако наиболее серьезным импульсом к активному подключению Бразилии к формированию партнерского формата послужил, как представляется, мировой финансово-экономический кризис. Не случайно именно Бразилия стала в ноябре 2008 г. местом первой встречи министров финансов БРИК. Бразилия деятельно поддержала проведение первого специально организованного саммита БРИК в Екатеринбурге, подчеркнув его значение в деле создания и выработки базового «режима сотрудничества между Бразилией, Россией, Индией и Китаем в целях совместного поиска выхода из глобального кризиса». Показателем внимания Бразилии к БРИК стала, несомненно, выраженная в Екатеринбурге готовность принять 2-й саммит БРИК, который, как уже отмечалось, прошел в Бразилии в апреле. По оценке бразильских экспертов, страну интересуют проблемы реформирования международной финансовой системы, включая уход от долларовой зависимости. При этом присутствует понимание, что в то время как шансы на введение альтернативных резервных валют «пока минимальны», следует активно использовать национальные валюты в торговых операциях. Подобную форму расчетов, к слову, Бразилия ввела в торговле с Аргентиной, обсуждение этого вопроса ею активно ведется сегодня с Китаем. Кроме того, делается упор на проблемах экологии, климата, некоторых экономических проблемах, в том числе на энергетических аспектах сотрудничества, включая «создание глобального рынка агротоплива с целью превращения его в сырьевой продукт», а такжеразвитие возобновляемых источников энергии».

По оценкам наблюдателей, для практически всего спектра бразильской политической элиты характерно позитивное восприятие сотрудничества в БРИК. В то же время среди экспертного сообщества нередки пессимисты. Их аргументы состоят в том, что у стран БРИК «слишком разные интересы», проблематична способность группировки стать «новым центром мировой экономики». Интересна занимаемая некоторыми исследователями своего рода синтезированная позиция: в отличие от бразильских «энтузиастов БРИК», уверенных в перспективах группы в качестве «замены G8», представители этой точки зрения склонны рассматривать БРИК в качестве одного из полюсов развития наряду с США.

Говоря в целом, представляется, что концепция многостороннего и двустороннего взаимодействия в БРИК не только достаточно органично вписывается в системы современных внешнеэкономических и внешнеполитических приоритетов и целей Бразилии, но и рассматривается как важный инструмент их реализации. Речь идет о стремлении повысить международный вес страны, включая желание стать постоянным членом Совбеза ООН, о намерении добиться усиления влияния в таких структурах, как G20, МВФ, об укреплении позиций на новых рынках за пределами традиционного латиноамериканского региона. Не случайно, в большом интервью, данном британской «Файнэншл тайме», Д. Роуссефф, президент Бразилии, выразил мнение, что «у стран БРИК, очень большое будущее, что «рассматривает участие в БРИКС как важный элемент бразильской внешней политики». При этом новое бразильское руководство акцентирует внимание на необходимости продвижения процессов институционализации в БРИКС, на задаче выработать «конкретные позиции по созданию нового международного экономического порядка».

Согласно официально декларируемой позиции России, которая де-факто является инициатором взаимодействия в БРИК, сотрудничество в рамках «четверки» отвечает ее базовым национальным интересам, способствует реальной диверсификации и сбалансированности многовекторной внешней политики. Это отражено в Концепции внешней политики РФ, в других важных документах МИД РФ. В России, принявшей первый саммит БРИК, официально подчеркивается намерение развивать данный формат, придает большое значение потенциалу БРИК в контексте преодоления последствий глобального экономического и финансового кризиса, в частности весьма активно продвигает идеи реформирования мировой финансовой архитектуры, включая постепенное ослабление монополии доллара за счет других резервных валют. К слову сказать, эта активность, среди прочего, дает повод ряду наблюдателей не без оснований позиционировать РФ как страну, которая из всех стран БРИК имеет наиболее сложные отношения с Западом и США. Однако западные комментаторы в последнее время идут много дальше и, как это регулярно происходит с их оценками формата РИК, начинают приписывать России роль инициатора превращения БРИК в «политический антиамериканский альянс». Не вдаваясь в сомнительность приводимой при этом аргументации, заметим, что такой «подогрев» некоего антизападного имиджа российского участия в БРИК должен учитываться в дальнейшей разработке и практической реализации концепции четырехстороннего формата.

Подводя официальную позицию РФ она же, надо полагать, отражает настроения большей части политической элиты к некоему общему знаменателю, можно заключить, что в целом Москва видит в формате БРИК рычаги для усиления своих международных позиций. Прежде всего речь идет о расширении возможностей в качестве крупного и самостоятельного актора участвовать в определении глобальной политической и экономической повестки дня в условиях меняющегося мира и формирования его будущей архитектуры. При этом некоторые отечественные специалисты, ссылаясь, в частности, на инициативную роль РФ в старте взаимодействия в БРИК, полагают, что Россия «претендует на лидирующие позиции» в группировке, на место своего рода посредника между БРИК/БРИКС и традиционными западными мировыми лидерами. Кроме того, свое место в системе целей РФ занимают и вопросы, связанные с теоретически имеющимися и потенциально плодотворными перспективами экономического взаимодействия внутри формата БРИК. Как отмечал Президент РФ Д. Медведев, сочетание сравнительных конкурентных преимуществ стран-участниц «создает ситуацию взаимного выигрыша во множестве сфер, дает уникальные стимулы к сотрудничеству». При этом, укрепляя экономический фундамент многополярного мира, страны БРИК, подчеркивает российский президент, «объективно содействуют созданию условий для укрепления международной безопасности». Тем самым руководство выделяет политическую составляющую взаимодействия, которая исходит из «необходимости укрепления коллективных начал в международных отношениях и формирования справедливого и демократического мироустройства». «Сегодня БРИКС, это уже вполне сформировавшийся, работающий механизм согласования позиций ряда крупных, быстро развивающихся стран», так Д. Медведев охарактеризовал значение сотрудничества в данном формате в канун 3-го саммита в Китае.

Если говорить о взглядах на взаимодействие в БРИК и глобальные перспективы этой структуры, высказываемых в российском экспертном сообществе, то, в сравнении с официальной позицией, подходы здесь менее однозначны. Наряду с оптимистичными оценками, присутствуют мнения, что между странами «четверки» с точки зрения баланса центробежных и центростремительных факторов с очевидностью преобладают «серьезные различия» и даже «противоречия», а это делает взаимодействие проблематичным. При этом ставится под сомнение не столько целесообразность сотрудничества и связанные с ним интересы РФ, сколько имеющиеся для этого реальные возможности.

Высказывается мнение об относительной «отсталости» стран БРИК/БРИКС и поэтому о «неспособности» группировки стать равнозначной альтернативой нынешним центрам влияния и силы. Ряд экспертов ставит также вопрос о рисках для интересов РФ, связанных с вовлечением России в «ненужные противостояния с США и их союзниками», в противоречия, которые российские партнеры по БРИК имеют с теми или другими третьими странами.

Руководство Индии также позитивно оценивает участие страны в формате БРИК/БРИКС. При этом, по мнению специалистов, такой взгляд характерен как практически для всего политического, так и экспертного сообщества. Официальный Дели уделяет внимание одновременно и экономической составляющей взаимодействия и его геополитическим компонентам. Не случайно, например, Индия выступила с инициативой проведения Форума предпринимателей стран БРИК. В рамках такого диалога, по мнению Премьер-министра М. Сингха, важно заниматься вопросами «сотрудничества в энергетической, научно-технической, сельскохозяйственной, фармацевтической и других подобных областях. В то же время индийские руководители говорят о роли БРИК в «продвижении принципов многосторонности», а также, что понятно с учетом заявки Дели на место среди постоянных членов Совета Безопасности в «справедливом реформировании наднациональных управленческих институтов, прежде всего ООН». При этом премьер-министр Индии и другие члены индийского кабинета весьма высоко отзываются об институциональных шагах в БРИК, называя, в частности, саммиты БРИК «знаменательным событием в развитии сотрудничества».

Особую актуальность сотрудничеству, полагают индийские руководители, придала ситуация глобального экономического спада. Как подчеркивал госсекретарь МИД Индии Ш.Ш. Менон, в условиях кризиса «четыре страны должны форсировать сотрудничество, выражая собственное мнение по вопросам создания более справедливого международного экономического порядка». В этом контексте уместно упомянуть, что, согласно мнению некоторых наблюдателей, в экспертных кругах Индии отмечается повышенный интерес к потенциалу БРИК с точки зрения выстраивания в мире «альтернативной» экономики, которая «освободилась» бы от изъянов политики нынешнего «развитого мира», ставших причиной кризиса.

Индийские эксперты обращают внимание и на возможности развития экономического сотрудничества «внутри» БРИК, подчеркивают при этом факт значительного роста в последние годы двусторонней торговли практически между всеми странами БРИК. В контексте БРИК индийские наблюдатели отмечают значение формата РИК и ту «активную позицию», которую занимает в нем Индия. При этом подчеркивается, что оба формата «благоприятствуют сохранению приверженности Индии своей независимой внешнеэкономической политике». Добавим, что Индия активный участник формата «Индия, Бразилия, ЮАР».

Говоря в целом, подчеркнуто диверсифицированный характер индийского участия в различных международных форматах, в том числе в РИК и БРИК, структурах АСЕАН, форума АСЕМ, ВАС и т. д., свидетельствует о том, что Индия рассматривает их в качестве важного инструмента широкого внешнеполитического маневрирования, добиваясь при этом заметных результатов. Похоже, структура БРИКС, наряду с мировой «двадцаткой», рассматривается ныне в Дели в числе наиболее перспективных форматов, в рамках которых международные позиции Индии имеют шанс на заметное укрепление. Не случайно, многие индийские эксперты выступают за институционализацию БРИКС, указывая, в частности, на тот «урок», который странам-участницам следует извлечь из практики действий развитых стран, «издавна выступающих как де-факто единый блок». А премьер-министр М. Сингх в канун 3-го саммита в Китае вновь подчеркнул необходимость усиления координации стран БРИКС по таким проблемам, как мировая экономика, справедливый демократический миропорядок, реформа глобального управления. Не забудем также, что следующий саммит БРИКС пройдет в Индии, которая после встречи в Санья на год вступила в права председательствующего в этом формате.

Говоря о подходах Китая, нельзя не подчеркнуть, что речь идет о явном экономическом лидере БРИК, стране, которая в последние годы, не исключая период начавшегося в 2008 г. глобального кризиса, демонстрирует уникальные темпы развития. Есть основания полагать, что в современных внешнеполитических концепциях Пекина тематике БРИК отводится особое место. Известно, что Китай неизменно настаивает на своей принадлежности к развивающимся государствам, не забывая при этом подчеркивать статус «крупнейшей» из этой группы стран. Проводя активную внешнюю политику «по всем азимутам», КНР настойчиво декларирует приверженность защите интересов и прав развивающегося мира, тем самым объективно позиционирует себя в качестве его лидера, моста между развивающимися и развитыми странами. Понятно, что такой подход, по мысли китайских руководителей, способствует усилению международной роли и позиций КНР.

Как представляется, формат «новых развивающихся стран и экономик», к которым в последнее время относят страны БРИК/С, дает китайскому руководству новые рычаги для реализации идей «мирного возвышения и подъема», иными словами для продвижения системных внешнеполитических целей КНР. Не случайно, в Китае, с одной стороны, акцентированно подчеркивают значение БРИК/БРИКС как инструмента строительства «справедливого многополярного мира», «как моста диалога и сотрудничества между Севером и Югом», «образца сотрудничества между странами разных регионов», как структуры «взаимодействия» для «разрешения глобальных вопросов развития», которую «ждут народы мира». С другой напоминают, что «самой крупной развивающейся страной и государством с поднимающимся рынком, крупнейшей экономической структурой БРИК», а, следовательно, надо понимать, ведущей силой в БРИК, является именно КНР.

Такой подход можно проследить, в том числе, и в оценках итогов саммита в Санья. Официоз ЦК КПК газета «Жэньминь жибао» в очередной раз отметила, что страны БРИКС «должны стать "защитниками интересов" развивающихся стран, другими словами, мостом между Югом и Севером», а сам механизм сотрудничества «пятерки» «сможет внести новый вклад в создание более справедливого и рационального международного экономического и политического порядка». При этом в статье вновь напоминалось, что страной «самого высокого экономического роста», страной, сделавшей «особый» вклад в дело «углубления сотрудничества между членами объединения» является Китай.

Выступая на первом полноформатном саммите БРИК в Екатеринбурге, Председатель КНР Ху Цзиньтао сформулировал видение Китаем главных задач как по линии двусторонних отношений внутри «четверки», так и на путях ее взаимодействия с внешним миром. Это углубление взаимодоверия, укрепление механизмов сотрудничества четырех стран, которые представляют собой «значимые силы для обеспечения мира и стабильности в регионе и в мире». Это продвижение экономического сотрудничества с использованием возможностей взаимодополняемости, содействие гуманитарным обменам в целях формирования социального фундамента сотрудничества, а также поощрение взаимного заимствования опытом развития. Важным китайское руководство считает также «отстаивание целей взаимной выгоды, взаимного уважения, демократических и справедливых принципов» отношений.

В качестве председательствующего на 3-м саммите в Санья Ху Цзиньтао назвал «укрепление партнерства стран БРИКС» в числе своих «четырех основных предложений» в деле «противостояния глобальным вызовам». К остальным задачам, по мнению китайского руководителя, относятся усилия по сохранению универсального мира и стабильности, содействие общему развитию всех стран мира, а также продвижение международных обменов и сотрудничества. Как подчеркнул Председатель КНР, «взаимодействие между странами БРИКС стало новой моделью глобального экономического сотрудничества и практическим шагом для осуществления мультилатерализма, оно будет продолжать играть активную роль в укреплении сотрудничества между странами с нарождающимися рынками».

Интересно, что к факторам экономической взаимодополняемости между странами БРИК и одновременно к сравнительным преимуществам каждой из них китайские эксперты относят следующие: обрабатывающую промышленность Китая, энергетическую индустрию России, минеральную индустрию Бразилии и информационные технологии Индии.

Как и другие партнеры, Китай придает большое значение роли БРИК в преодолении последствий международного финансового кризиса. Главным при этом Пекин считает сотрудничество в первоочередном восстановлении собственных экономик, что способствовало бы и мировому экономическому росту. Китайское руководство неоднократно декларировало приоритетность учета интересов «развивающихся», в том числе наиболее бедных, стран.

Официальный Пекин акцентирует внимание на растущем потенциале стран БРИК/БРИКС, на «схожести позиций по многим международным вопросам» и их «политическом желании расширять сотрудничество и диалог». Диалог стран-участниц, как подчеркивают китайские руководители, является прозрачным и открытым, он «способствует развитию тенденций многосторонности.

Такие подходы практически полностью поддерживаются экспертным сообществом КНР. Исследователи этой проблематики обращают особое внимание на то, что процесс роста стран БРИК, постепенное формирование взаимодействия между ними отражает естественные перемены на мировом пространстве, в частности, связанные с повышением роли целой группы «новых держав» во главе со странами «четверки», с тенденцией продвижения к многополярному миру.

Наконец, с учетом кратковременности участия ЮАР в БРИК, приведем лишь несколько замечаний относительно подходов и позиций этой страны. Ряд экспертов, в частности автор термина БРИК Джим О'Нил, в силу относительно скромных объемов экономики ЮАР и более низких в сравнении с «четверкой» средних темпов ее развития, считают подключение к БРИК южноафриканской страны шагом несколько поспешным. Тем не менее, этот шаг сделан и официально одобрен остальными членами БРИК. Причем расширенная конфигурация формата «новых растущих экономик», как очевидно, свидетельствует о его новых интеграционных критериях, среди которых все большее значение наряду с экономическими получают политические, геополитические компоненты.

Принятие в БРИК было встречено в ЮАР с немалым энтузиазмом. Так, Президент ЮАР Джейкоб Зума отметил, что участие в саммите в городе Санья является «историческим моментом» для его страны. Некоторые южноафриканские эксперты, подчеркивают намерение руководства страны «установить отношения стратегического партнерства с другими странами-членами БРИКС». Приняв активное участие в 3-м саммите БРИКС, официальные лица ЮАР выделяют такие положения его итогов, как «единодушно согласие» с необходимостью укрепления управления мировой экономикой, а также «совместное продвижение задач» по демократизации международных отношений. Кроме того отмечается, что ЮАР предстоит приложить «больше усилий, чтобы повысить уровень своего экономического развития и совместно с другими странами БРИК сыграть свою роль в подведении к балансу состояния мировой экономики».

Таким образом, анализ перспектив формата БРИКС с учетом предпосылок для диалога и сотрудничества, имеющихся при этом вызовов, а также особенностей подходов отдельных стран позволяет сделать определенные выводы.

Появление и развитие концепции БРИК, вначале как термина, а затем как диалогового формата, носит естественный характер, продиктованный ростом роли и значения стран-участниц на мировой экономической и политической арене, развитием тенденций многосторонности и коллективных подходов к ведению мировых дел. В этом смысле формат БРИК/БРИКС это показательное отражение происходящих в мире перемен, включая постепенное формирование начал полицентричного мироустройства.

Переход от простой констатации факта существования стран с динамично растущими экономиками к поиску путей взаимодействия между ними связан не только со сходными параметрами развития и статусом этих стран, но и с близостью их внутренних и внешних приоритетов развития, высоким уровнем двусторонних отношений.

Очевидным импульсом к сотрудничеству в БРИК/БРИКС стали глобальный экономический и финансовый кризис, преодолевать последствия которого страны-участницы считают целесообразным совместными усилиями.

Между странами БРИКС объективно существуют различия и расхождения. Они, в целом, не препятствуют поиску путей сотрудничества, но нуждаются в целенаправленном мониторинге. Наряду с благоприятными, существуют неблагоприятные сценарии развития БРИК/БРИКС, связанные, в частности, с гипотетически возможным критическим обострением проблем между странами-участницами, например, китайско-индийских противоречий.

Анализ подходов отдельных участников БРИК/БРИКС подтверждает достаточно высокую схожесть отправных позиций. Практически каждая из стран БРИКС проявляет заинтересованность в развитии этого диалогового формата, рассматривает его как инструмент укрепления своих экономических позиций и международного авторитета, придает ему большое значение в преодолении последствий глобального экономического кризиса, видит хорошие перспективы расширения двусторонних отношений внутри «пятерки».

Сказанное в полной мере можно отнести к России. Развитие связей в формате БРИКС в высокой степени отвечает интересам ее многовекторной внешней политики. Пятисторонний партнерский диалог не только усиливает голос РФ на мировой арене, но и способствует углублению и расширению ее связей как с важнейшими азиатскими, так и латиноамериканскими и африканскими партнерами.

 

 

Назад

 
       АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЛЕНТА      --------

Экономика Швеции
  
.........................................................................

Экономика Ирландии


........................................................................


Экономика Нидерландов
 

.........................................................................

Экономика Германии
 

........................................................................

Экономика Финляндии
   
........................................................................

Экономика Польши


........................................................................

Экономика Франции


........................................................................

Экономика Норвегии

........................................................................

Экономика Италии


........................................................................

Экономика  Англии 

.......................................................................

Экономика Испании
.........................................................................

Экономика Дании


.......................................................................

Экономика Турции


.......................................................................

Экономика Китая


.......................................................................

Экономика Греции

......................................................................

Экономика США
 
.......................................................................

Экономика Австрии

......................................................................

Экономика России


.......................................................................

Экономика Украины


........................................................................

Экономика Кипра

.......................................................................

Экономика Израиля

.......................................................................

 Экономика Японии


......................................................................

 Экономика Индии


......................................................................

Экономика Европы


......................................................................